Ситуация в Ливане: май 2020 г.

Ситуация в Ливане в мае 2020 года продолжала оставаться нестабильной и неустойчивой. Основным предметом заботы ливанцев по-прежнему оставалась экономика. С октября 2019 года в этой ближневосточной стране продолжается экономический кризис, приведший к фактическому краху банковской системы, на протяжении многих лет остававшейся мотором ливанской экономики. К весне 2020 года стало очевидно, что Ливан не сможет в одиночку справиться с кризисом. Для его преодоления страна нуждается в финансовой помощи МВФ. В связи с этим правительству Ливана удалось в конце мая – начале апреля с.г. выработать план спасения ливанской экономики, одобренной парламентом.

30 апреля правительство Ливанской Республики одобрило план реструктуризации экономики. Его основные параметры включают в себя увеличение прозрачности банковского сектора, перенаправление инвестиций из финансового сектора и сектора недвижимости в производительный сектор. В течение последних 23 лет Ливан гордился стабильным курсом национальной валюты (лиры) к доллару. Курс держался на уровне 1510 лир за доллар. В настоящее время такая стабильность признана излишней. Она искусственно поддерживается Центробанком при государственных финансовых операциях, но фактический курс составляет уже около 4 тысяч лир к доллару. Исходя из этого, правительство Хасана Диаба предложило перейти к плавающему курсу валюты, взяв за основу отметку в 3500 лир за доллар. Правительство также поставило задачу сокращения государственного долга. Его нынешний уровень в 170%  ВВП признан неудовлетворительным. Поставлена задача довести его до отметки менее 100% ВВП. Одновременно премьер-министр Хасан Диаб заявил о том, что  рост ВВП Ливана при оптимистическом сценарии начнется только в 2022 году. Также правительство Ливана заявило о том, что его целью является получение 11 млрд долларов от Клуба друзей Ливана (их выделение было согласовано на конференции CEDRE в апреле 2018 года, но так и не состоялось) и 9 млрд долларов от МВФ.

8 мая главный экономист МВФ по странам Ближнего Востока  и Северной Африки Гарбис Ирадиян заявил о том, что этот международный институт одобрит правительственную программу в случае принятия Бейрутом нескольких условий МВФ. Во-первых, объединить официальный и параллельный курс обмена доллара, перейти к плавающему курсу, как это сделал Египет. Во-вторых, чтобы парламент страны принял ряд законов, гарантирующих независимость судебной системы, назначение регулярного руководства Banque du Liban и совета его директоров. В-третьих, закрыть все нелегальные пункты перехода к границе и бороться с контрабандой. В-четвертых, бороться с нелегальной морской собственностью. Что касается контрабанды, то здесь в словах МВФ есть резон. В последние прибыльным делом стала контрабанда бензина и дизельного топлива из Ливана в Сирию. В год такие операции дают прибыль в 400 млн долларов. Стоимость 20 литров дизельного топлива в Ливане составляет 9100 ливанских лир (6 долларов), а в Сирии – 22 тысячи ливанских лир (15 долларов). Контрабанда ведется в основном через долину Бекаа. В мае начались переговоры между ливанским правительством и МВФ о выделении этому ближневосточному государству финансовой помощи. Два раунда переговоров прошли 12 и 21 мая.

15 мая министр финансов Ливана Гази Вазни подтвердил, что правительство намерено отказаться от стабильного курса национальной валюты по отношению к доллару. Он также отметил, что кабинет министров намерен заняться оздоровлением банковской системы.  Он упомянул о том, что в настоящее время в Ливане насчитывается 49 коммерческих банков. Не все из них в состоянии выполнять обязательства перед вкладчиками и партнерами. Поэтому количество банков вполне можно сократить вдвое. Однако для того, чтобы вклады ливанцев сохранились в неприкосновенности, такое сокращение будет проведено не путем простого лишения лицензий, а с помощью слияний и поглощений (mergers and acquisitions).

Ведущие политики Ливана прокомментировали экономический план правительства. Для того, чтобы избежать обструкции со стороны ряда политических партий президент Ливана Мишель Аун в начале мая провел несколько раундов консультаций с лидерами политических партий и движений. 4 мая генеральный секретарь движения «Хизбалла» шейх Хасан Насралла выступил с заявлением, в котором он опроверг слухи о том, что его партия стремится к разрушению банковской системы страны и стоит за кризисом нехватки долларовой наличности. Насралла заявил: «Мы не хотим разрушить банковский сектор, контролировать его или ему отомстить. Защит прав банковских вкладчиков не означает подрывную деятельность против самих банков. Не будьте большими американцами, чем сами американцы!». Посетовав на то, что ливанские банки не оказали экономической помощи стране в этот трудный для нее период, Насралла, тем не менее, отметил, что его движение не стремится к контролю над Центробанком. Опровергая слухи о том, что «Хизбалла» причастна к утечке валюты из Ливана, лидер «Хизбаллы» отметил, что его партия «не вывозит доллары из Ливана в Иран и в Сирию, а наоборот старается привлекать их в страну». Он похвалил усилия правительства Хасана Диаба по преодолению кризиса, заметив, что «невозможно в условиях столь тяжелого кризиса требовать чуда от правительства, которое находится у власти всего 100 дней». Хасан Насралла осудил незаконную контрабанду на границе Ливана с Сирией но при этом сказал, что лучшим способом ее ликвидации будет установление прямых, легальных торгово-экономических отношений между двумя государствами.

5 мая президент Ливана Мишель Аун провел встречу с лидером ПСП Валидом Джумблатом. Валид Джумблат заявил, что его партия не стремится к смене правительства республики. Во время встречи с президентом он сказал: «Верно, что наши отношения со Свободным патриотическим движением с прошлого лета наполнены напряженностью, но мы ищем пути их урегулирования или по крайней мере честного разговора». «Что касается правительства, — отметил Джумблат, — то мы не ищем его замены. Мы заметили, что при любом правительственном кризисе огромное количество времени тратится впустую. В период нынешнего острого экономического кризиса, усугубленного коронавирусом, мы не можем себе позволить такую роскошь». Отвечая на вопрос, будет ли его партия создавать альянс с движением «Мустакбаль» и «Ливанскими силами», Валид Джумблат констатировал, что «создание двухсторонних или трехсторонних альянсов не стоит на повестке дня». 9 мая лидер «Ливанских сил» Самир Джаджаа заявил о том, что его партия буде присутствовать на совещании в президентском дворце Баабда по обсуждению плана экономического спасения, но, тем не менее, остается в оппозиции к планам правительства. Он отметил: «У нас есть много сомнений по поводу этой встречи, по поводу ее формы и содержания, а также плана реформ, предложенного правительством. Год назад у нас было гораздо больше резервов в Banque du Liban и коммерческих банках, а сейчас все растрачено». Он добавил: «Для того, чтобы мы утвердили правительственный план, необходимо разобраться с контрабандой на пограничных переходах, с 5200 нелегальными служащими, а также с проблемой снабжения электроэнергией».

В мае обозначился новый раскол в суннитской общине Ливана. Его проявлением стало недавнее появление на ливанской политической сцене старшего брата бывшего премьер-министра Ливана Саада Харири Бахааддина Харири, намеренного стать лидером суннитов в этой ближневосточной стране. При этом Б.Харири позиционирует себя в качестве сторонника протестного движения («революции октября 2019») и борца с коррупцией в среде ливанской политической элиты. Он, в частности, заявил о том, что «Начиная с 2005 года (гибели Рафика Харири –авт.) политики и партии Ливана сосредоточились на приобретении все больших объемов власти и денег в ущерб гражданскому обществу и рядовым ливанцам. Все политические коалиции в нашей стране базировались на коррупции и разграблении общего достояния. Я поддерживаю требования народной революции о радикальном изменении политического режима в Ливане и возвращении нашему народу благосостояния и достоинства». При этом Б.Харири не мог бы действовать так уверенно, если бы не пользовался поддержкой Саудовской Аравии и США. Эти государства стремятся заменить им Саада Харири, который, по мнению Вашингтона и Эр-Рияда слишком сблизился с «Хизбаллой» и больше не может быть проводником американского влияния.

Однако результат такой рокировки может быть неоднозначным.  Саад Харири, несмотря на допущенные многочисленные ошибки, все еще является самым популярным политическим лидером среди суннитов Ливана. Ряд суннитских политиков уже подвергли сомнению претензии Бахаатдина Харири на лидерство.  Бывший министр внутренних дел и известный журналист Нухад Машнук заявил о том, что «Сунниты Ливана – не стадо, чтобы посторонние пастухи навязывали им нового вожака». Заместитель руководителя движения «Мустакбаль» Валид аль-Баарин отметил, что «В Ливане повторяется история Каина и Авеля, которая в том или ином виде уже происходила в ходе мировой истории во всех странах». Член политбюро движения «Мустакбаль», депутат ливанского парламента Мустафа Аллюш, обращаясь к Б.Харири, отметил: «Вызывает удивление, господин Баха, Ваше неожиданное появление на политической сцене. После убийства Вашего отца Вы сразу же покинули страну и сосредоточились на ведении бизнеса, почти не вспоминая о Ливане. Вы поехали в аэропорт, а мы остались на поле боя». Дальнейшее раскручивание Бахааддина Харири может привести к расколу суннитского политического лагеря.

19 мая бывший премьер-министр Ливана, лидер движения «Мустакбаль» Саад Харири в интервью телекомпании LBCI выступил с критикой Свободного патриотического движения и его лидера Джебрана Басиля, а также отверг возможность установления прямых торгово-экономических связей с Сирией. Он заявил: «Мы все – ливанцы. До каких пор некоторые политики будут вести речь о правах отдельных сект (конфессиональных общин –авт.).  Лидер СПД постоянно говорит о христианах. До тех пор, пока мы будем думать в терминах  такого расизма, мы не сможем нормально обеспечить права ни мусульман, ни христиан». Он предостерег своих противников от атак на «политический хариризм». Отвечая на призыв Х.Насраллы к большему экономическому сотрудничеству с Сирией, Харири отметил, что «Сирийский рынок был бы важен, если бы там существовал порядок и стабильный политический режим. Однако превращать нашу экономическую систему в систему, напоминающую сирийскую, неприемлемо». Касаясь проблемы пограничной контрабандной торговли, Харири констатировал: «Мне в свое время не удалось закрыть границу на замок. Общие интересы связывают сирийцев и некоторые политические группы в Ливане, в том числе «Хизбаллу». Они оказались сильнее меня».

52.6MB | MySQL:107 | 0,590sec