Израиль: Нафтали Беннет обошел Биньямина Нетаньяху по популярности

В четверг вечером в Израиле были опубликованы результаты нового опроса общественного мнения, поведенного институтом изучения общественного мнения Direct Polls ltd. Его наиболее существенный результат то, что ответом на вопрос, кто из израильских политиков является самым подходящим человеком для того, чтобы руководить борьбой с эпидемией коронавируса и его последствиями и вывести Израиль из экономического и медицинского кризиса, в котором он оказался, является депутат Кнессета Нафтали Беннет, лидер находящегося в оппозиции религиозно-сионистского блока «Ямина».

Имя депутата Нафтали Беннета в таком качестве назвали 34% опрошенных. Это качественно больше, чем аналогичный показатель всех остальных израильских политиков. Так, следующим после лидера блока «Ямина» оказался премьер-министр и лидер крупнейшей правой израильской партии Ликуд Биньямин Нетаньяху. Однако его имя назвали только 24% опрошенных. Далее в порядке убывания следуют:

  1. Председатель парламентской оппозиции, лидер находящегося в оппозиции центристского блока «Еш атид» – ТЕЛЕМ, депутат Кнессета Яир Лапид. Его имя назвали 12% опрошенных.
  2. Министр обороны и «альтернативный премьер-министр», лидер центристской партии «Бело-голубые» Биньямин (Бени) Ганц – 9%.
  3. Министр здравоохранения Юлий Эдельштейн (Ликуд) – 2%.
  4. Министр финансов Исраэль Кац (Ликуд) – 2%.

Поскольку как Ликуд, так и блок «Ямина» принадлежат к правому лагерю, организаторы опроса сочли нужным раздельно опросить по той же теме сторонников право-религиозного и левоцентристского лагеря. Среди правых 42% назвали имя Натфтали Беннета, 37% — имя Биньямина Нетаньяху, по 5% назвали имена Бени Ганца и Яира Лапида.

Обращает на себя внимание тот факт, что среди опрошенных, которые охарактеризовали себя в качестве избирателей центристских и левых партий, 28% заявили, что вообще никто из действующих израильских политиков не годится на роль руководителя в условиях борьбы против эпидемии коронавируса и экономического кризиса. Однако при этом, как выяснилось, депутат Нафтали Беннет оказался наиболее популярным и среди сторонников левоцентристского лагеря. Его имя назвали 24% из них. Сразу же за ним следует депутат Яир Лапид (23%), а после него, с большим отрывом министр обороны и «альтернативный премьер-министр» Бени Ганц – 15%. Что же касается действующего премьер-министра Биньямина Нетаньяху, то его имя в данном качестве назвали всего 5% опрошенных избирателей левых и центристских партий.

Следует пояснить, что своей популярностью Нафтали Беннет обязан в первую очередь тому факту, что, когда началась эпидемия коронавируса, он был министром обороны. Командование гражданской обороны ЦАХАЛа проявило себя самым лучшим образом в борьбе с эпидемией на фоне достаточно бестолковых действия Министерства здравоохранения. В отличие от политиков, ЦАХАЛ по-прежнему пользуется высоким уровнем доверия израильских граждан, а Нафтали Беннет упорно настаивает на том, чтобы управление борьбой с кризисом, вызванным эпидемией, было передано ЦАХАЛу.

Так или иначе, тенденция к усилению возглавляемого депутатом Нафтали Беннетом блока «Ямина» за счет возглавляемого премьер-министром Биньямином Нетаньяху Ликуда налицо. Она подтверждается и результатами опроса общественного мнения, проведенного тель-авивским институтом Panels Politics по заказу израильской ежедневной газеты «Маарив». Результаты этого опроса были опубликованы в пятницу утром. Согласно результатам этого опроса, если бы выборы в Кнессет состоялись бы сейчас, то Ликуд получил бы 36 мандатов, а «Ямина» – 12 мандатов. При этом у Ликуда сейчас 36 мандатов, а еще недавно опросы предсказывали ему получение 40 и более мандатов). Что касается блока «Ямина», то у него сейчас всего 5 мандатов.

Остальные мандаты в Кнессете следующего созыва (следует напомнить, что всего в Кнессете 120 депутатов) распределились бы следующим образом:

Находящийся в оппозиции центристский блок «Еш атид» – ТЕЛЕМ, возглавляемый председателем парламентской оппозиции депутатом Кнессета Яиром Лапидом – 16 мандатов (17 мандатов в Кнессете нынешнего созыва).

Возглавляемый депутатом Кнессета Айманом Удой антисионистский блок Объединенный арабский список, в состав которого входят коммунисты, исламисты и светские арабские националисты, — 15 мандатов, как и в Кнессете нынешнего созыва.

Центристская партия «Бело-голубые», возглавляемая министром обороны и «альтернативным премьер-министром» Биньямином (Бени) Ганцем, — 10 мандатов (сейчас у нее 14 мандатов).

Возглавляемая министром внутренних дел Арье Дери сефардская ультраортодоксальная религиозная партия ШАС получила бы 9 мандатов, как и в Кнессете нынешнего созыва.

9 мандатов получила бы и находящаяся в оппозиции правая «израильская партия с русским акцентом» «Наш дом – Израиль» (НДИ), возглавляемая депутатом Кнессета Авигдором Либерманом (7 мандатов в Кнессет нынешнего созыва). Таким образом, тенденция к усилению НДИ (хотя и не такая мощная, как в случае блока «Ямина»), наметившаяся в предыдущих опросах общественного мнения, сохраняется.

Остающаяся единственной левой партией в израильском парламенте радикальная левая партия МЕРЕЦ, возглавляемая депутатом Кнессета Ницаном Горовицем, получила бы 7 мандатов (3 мандата в Кнессете нынешнего созыва). Следует отметить, что тенденций к резкому усилению МЕРЕЦ прослеживалась и в предыдущих опросах общественного мнения.

Все остальные партии, в том числе партии, представленные в Кнессете нынешнего созыва и даже входящие в состав правящей коалиции (возглавляемая министром труда и благосостояния Авода и возглавляемая министром Орли Леви-Абукасис «Гешер»), не преодолели бы электорального барьера, составляющего сейчас в Израиле 3,25% от всех поданных на выборах голосов, и даже не приблизились бы к нему.

Данные этих двух опросов, накладывающиеся на данные предыдущих опросов такого рода, проводившихся в течение последней пары недель позволяют сделать однозначный вывод: Возможность проведения новых досрочных выборов в Израиле становится менее реальной. Биньямин Нетаньяху больше не может угрожать своим партнерам по правящей коалиции ее развалом и проведением досрочных выборов. С такими данными у него нет никакой гарантии, что он победит на новых выборах и тем более, что он может сформировать новую правящую коалицию без участия обиженных им партнеров. В этих условиях он попытается сохранять коалицию, несмотря на острейшие противоречия внутри нее.

С другой стороны, Бени Ганц также не заинтересован в досрочных выборах. Предоставленный ему избирателями кредит доверия резко уменьшился и, судя по данным опросов, продолжает уменьшаться. Тем не менее, на фоне тенденции к ослаблению Ликуда он сможет позволить себе быть более жестким с Биньмином Нетаньяху.

Что же касается ультраортодоксальных религиозных партий, сохраняющих свои позиции за счет наличия стабильного электората, то их влияние в нынешней коалиции еще более увеличится. Вместе с тем, надо полагать, что после новых выборов, которые рано или поздно (не позднее, чем через 4 года) все же состоятся, ультраортодоксальным партиям придется расплачиваться за свое нынешнее непропорциональное влияние на политику и экономику Израиля. В оппозиции находятся изначально резко негативно относящиеся к религиозной ультраортодоксии партии «Еш атид» и НДИ, позиции которых усиливаются. При этом все партии, входящие в состав нынешней правящей коалиции неизбежно будут рассматриваться избирателями в качестве несущих ответственность за экономический кризис, вызванный пандемией коронавируса. Ультраортодоксальные религиозные партии добивающиеся сейчас перевода огромных средств своему электорату, чье участие в израильской экономике минимально, будут крайне непопулярными партнерами в будущей правящей коалиции.

В заключение можно констатировать и то, что намечается конкуренция между Нафтали Беннетом и Авигдором Либерманом в качестве ведущих претендентов на место национального лидера после ухода Биньямина Нетаньяху. При этом Нафтали Беннет пока явно обходит своего конкурента. Почему именно, они, лидеры двух небольших правых партий, находящихся в оппозиции, а не кто-либо из израильской партии власти, Ликуда, кто несколько моложе возглавляющего эту партию Биньямина Нетаньяху, родившегося в 1949 году?

Ответственность за то, что ситуация сложилась именно таким образом, что в Ликуде у нынешнего лидера нет сколько бы то ни было серьезных претендентов на место наследника, несет сам Биньямин Нетаньяху. На протяжении многих лет от упорно устранял всех потенциальных соперников, то есть влиятельных и успешных политиков внутри самого Ликуда. Следует напомнить, что Нафтали Беннет (родился в 1972 году), так и Авигдор Либерман (родился в 1958 году) в прошлом были членами Ликуда.

Последнему Биньямин Нетаньяху  в значительной степени обязан построением своей политической карьеры после возвращения из Нью-Йорка, где он занимал пост постоянного представителя Государства Израиль в ООН. В 1993-1996 гг., когда Ликуд оказался в оппозиции, Авигдор Либерман был генеральным директором этой крупнейшей правой партии, а в 1996 году, после победы на выборах он был назначен генеральным директором канцелярии премьер-министра Биньямина Нетаньяху. Однако год спустя он ушел в отставку с этого поста, а затем покинул Ликуд, после чего объявил в 1999 году о создании партии «Наш дом – Израиль».

Нафтали Беннет занимал пост главы избирательного штаба Биньямина Нетаньяху в 2005-2007 гг., когда тот боролся за возвращение себе поста председателя Ликуда. Затем руководителем его канцелярии, однако год спустя, после победы возглавляемого Биньямином Нетаньяху Ликуда на выборах он ушел в отставку с этого поста, а затем покинул Ликуд. В 2012 году Нафтали Беннет присоединился к религиозно-сионистской партии «Еврейский дом», и, победив, на внутрипартийных праймериз, возглавил ее.

В обоих случаях этим перспективным молодым политикам однозначно дали понять, что их дальнейшее присутствие в Ликуде неуместно. Причем речь не шла о каких бы то ни было серьезных идеологических разногласиях, а о личных конфликтах с Биньямином Нетаньяху, а, по слухам, и с его женой Саррой.

Были ли Авигдор Либерман и Нафтали Беннет единственными политиками, которые воспринимались Биньямином Нетаньяху в качестве конкурентом внутри Ликуда и потому резко отодвигались в сторону? Нет. Были и другие примеры такого рода. Из недавних и все еще актуальных примеров представляется уместным упомянуть депутата Кнессета Гидеона Саара (родился в 1966 году), единственного кто бросил вызов Биньямину Нетаньяху и противостоявшего ему на внутрипартийных выборах, состоявшихся в декабре 2019 года. Против Гидеона Саара штабом Биньямина Нетаньяху велась кампания, которая может быть названа разнузданной. Его обвиняли не более и не менее как в «предательстве». В «предательстве» обвиняли и всех тех, членов Ликуда, которые осмелились открыто его поддержать. В итоге за Гидеона Саара проголосовали 27,5% членов Ликуда, а за Биньямина Нетаньяху – 72,5%. После выборов в Кнессет и формирования новой правящей коалиции этот влиятельный молодой политик не получил никакого поста и остался рядовым депутатом Кнессета. Биньямин Нетаньяху продолжает прилагать усилия к тому, чтобы политически ликвидировать Гидеона Саара.

Остальные политики от Ликуда не воспринимаются среднестатистическим израильтянином в качестве самостоятельных политиков. Все они, вне зависимости от того, насколько крупные посты они бы ни занимали – например, министр финансов Исраэль Кац (1955 года рождения) – целиком и полностью остаются в тени Биньямина Нетаньяху. Сейчас, когда его популярность стремительно падает, они неизбежно будут разделять ответственность за реальные или мнимые ошибки, допущенные его правительством.

Авигдор Либерман и Нафтали Беннет сумели построить себя как независимых политиков, с которыми нельзя не считаться, именно потому, что они ушли из Ликуда. При этом каждый из них имел то, что называется на израильским политическом сленге английским словом «бейс» – некую изначально поддерживающую его группу базового электората – Авигдор Либерман репатриировался из Советской Молдавии и потому сумел построить «израильскую партию с русским акцентом». Нафтали Беннет родился в религиозной семье, получил религиозное образование и номинально числится религиозным, хотя степень его религиозности вызывает немало нареканий со стороны людей, более жестких в соблюдении заповедей. И это позволило ему возглавить религиозно-сионистскую партию, привлекши к нему и многих из тех, кто сочувствует идеологии религиозного сионизма, но сам не слишком строго соблюдает религиозные заповеди. Сейчас, в условиях, когда уход Биньямина Нетаньяху из политики является лишь вопросом времени, оба этих политика, несомненно, будут концентрировать свои усилия на том, чтобы позиционировать себя в качестве лидером общенационального масштаба, не утрачивая при этом связи со своим базовым электоратом.

62.41MB | MySQL:101 | 0,470sec