Об участии США и Турции в подготовке вооруженной оппозиции в Сирии

Бывших бойцов запрещенных в России террористических организаций «Исламское государство» (ИГ) и «Джебхат ан-Нусра» принимают в ряды группировки «Магавир ас-Саура», которая действует в зоне Эт-Танф в Сирии, где находится военная база США. Об этом сообщил бывший боец группировки «Магавир ас-Саура» Хасан Абдул Атра, который сбежал из нее и сдался сирийской правительственной армии.
«Я сам видел, что однажды прибыли десять мотоциклистов, и все они были боевиками ИГ и «Джебхат ан-Нусры». Их приняли и в дальнейшем распределили по позициям зоны Эт-Танф. Несколько раз с севера приходили люди с длинными волосами и бородами и без контроля на наших «опорниках» [опорных пунктах] шли прямиком на американскую базу», — сказал он журналистам.
Абдул Атра также заявил, что группировка «Магавир ас-Саура», куда он был завербован, финансируется со стороны США, а ее бойцов тренируют с оружием американского производства. «Каждый боец проходил 15-дневную подготовку — учили обращаться с разными видами оружия. Меня почти сразу определили в пулеметчики — учили стрелять из американского пулемета 50-го калибра, который устанавливают на пикапы. <…> Американцы дают командиру [«Магавир ас-Сауры» Мухаммеду Аттале деньги, которые он лично распределяет в группировке», — рассказал бывший участник незаконного формирования. Абдул Атра сбежал из группировки «Магавир ас-Саура», в которую его завербовали из лагеря беженцев Эр-Рукбан. Он дал показания сирийским спецслужбам о подготовке боевиков группировки и сообщал о провокациях, которые проводились у позиций сирийской правительственной армии для того, чтобы дать повод военным США атаковать их.
Ранее в районе города Тадмор вблизи Пальмиры были задержаны бойцы «Магавир ас-Сауры» после того, как группа из восьми человек на мотоциклах наехала на минное поле. В результате пятеро боевиков погибли и трое были задержаны солдатами правительственной армии Сирии. Задержанные сообщали, что их готовили при участии американских военных инструкторов, а задачей группы был сбор информации о сирийских, российских и иранских военных объектах. Мы уже сообщали ранее, что, несмотря на все эти заявления перебежчиков или пленных, говорить о возобновлении США реальной серьезной программы по финансированию и вооружению сирийских боевиков преждевременно. Та же группа в Эт-Танфе решает чисто локальные задачи прикрытия важного участка сирийско-иорданской границы, и не более того. Мы имеем ввиду сейчас ту самую программу ЦРУ США, которая функционировала во времена президента  Б.Обамы и в первые годы администрации Д.Трампа. США уже потратили 500 млн долларов в 2015 году на подготовку и оснащение антиасадовской вооруженной оппозиции для создания корпуса пятитысячных повстанческих сил во время администрации Обамы, но план был свернут в октябре 2015 года после того, как большинство боевиков либо дезертировали и присоединились к радикальным группировкам, включая ИГ, либо были захвачены соперничающими группировками. Рискнем предположить, что дело не совсем в этом: все эти случаи надо рассматривать с точки зрения прикрытия операции ЦРУ по снабжению оружием чисто джихадистских групп противников режима Башара Асада в силу наличия соответствующих репутационных рисков.
В этой связи посмотрим, что представляла собой эта программа и для чего она была собственно нужна. Пентагон возобновил программу с некоторыми корректировками в 2016 году, только чтобы отменить ее окончательно в 2017 году по приказу президента Дональда Трампа. С тех пор Турция продолжает самостоятельно обучать, снабжать и вооружать повстанцев, даже расширяя свою программу. Мы уже сообщали и повторим еще раз, что причина прекращения этой программы США лежит видимо все-таки не в щекотливой проблеме взаимодействия с откровенными исламистскими радикалами и джихадистами, а в более принципиальных моментах выбора оптимальной тактики и стратегии своих действий на сирийском направлении. И дело не в том, что американцы были обмануты своими турецкими партнерами с точки зрения идеологической обертки большинства вербуемых рекрутов. В принципе Национальная разведывательная организация (Milli Istihbarat Teşkilatı, или MIT) действительно скрывала информацию от американских военных и ЦРУ о связях с «Аль-Каидой» и «Исламским государством»  тех, кого называли сирийскими боевиками умеренной оппозиции, во время финансируемой Пентагоном программы подготовки и оснащения. В 2016 году между MIT и ЦРУ планомерно серьезно росло недоверие по поводу подготовки и оснащения так называемых умеренных арабских сирийских боевиков, что в конечном итоге привело к закрытию этой программы. Согласно стенограмме показаний лейтенанта Мурата Алетирика из группы турецкого спецназа, который участвовал в этой секретной операции, а позднее был арестован в связи с участием в путче в Турции, MIT тайно издала инструкции о том, как отбирать и вербовать сирийских бойцов для программы обучения и оснащения под руководством США, в которой прямо указывалось на необходимость минимизировать внимание на теме преуменьшения связи вербуемых боевиков с джихадистами. Собеседования и проверка бойцов сирийской оппозиции были частью совместной американо-турецкой операции, проведенной в турецких провинциях, граничащих с Сирией. Операция координировалась турецкими и американскими военными, но вербовка на местах осуществлялась MIT, а проверка и окончательное оформление — ЦРУ. В этой связи обратим внимание на термин – «проверка», поскольку реальных возможностей помимо курдских источников (а они, безусловно, имеют мало агентурных позиций в чисто арабских группах сопротивления) у американцев для этого не было. Отсюда, кстати, и тогдашние жалобы турок на слишком медленные темпы проверочных мероприятий американцев, что, безусловно, тормозило сам процесс формирования новой многотысячной вооруженной структуры.
Но в данном случае любопытен  метод отбора новых рекрутов, который использовался турками тогда. Рискнем предположить, что он не слишком изменилась с той поры. Алетирик был одним из офицеров спецназа, которых MIT использовала в качестве интервьюеров, потому что у спецслужбы не хватало людских ресурсов для отбора и вербовки тысяч бойцов. Поэтому MIT связалась  с турецкой армией, и командование спецназа, которое проводит нетрадиционные операции, назначило офицеров для этой программы. «Тогда предложение, сделанное нам MIT, было примерно таким: «Просто посмотрите, симпатизируют ли они РПК [Рабочей партии Курдистана], ПДС [Партии демократического союза] или ответвлениям РПК. Другие террористические организации для нас не важны»», — заявил Алетирик на слушаниях 19 июля 2018 года в 17-м высшем уголовном суде Анкары. РПК внесена в список террористических организаций Турцией, Соединенными Штатами и Европейским союзом, хотя только Турция признает ПДС террористической группировкой. «Кандидаты, отобранные для вербовки, были отобраны из безопасных зон, которые находились в плотной опеке MIT для групп от 15 до 20 человек в турецких провинциях, таких как Килис, Урфа и Элазиг, а затем перевезены в гражданских автобусах в места проведения собеседований», — сказал Алетирик. «Иногда мы собирали сирийцев с границы или из лагерей», — сказал он, добавив, что программа была согласована с американцами. «Через вопросы в интервью мы пытались выяснить, симпатизирует ли кандидат от Свободной сирийской армии, какой-либо террористической организации», — добавил Алетирик.  «Это было важно, потому что эти люди будут обучены и обеспечены оружием», — сказал Алетирик, подчеркнув, что он и другие интервьюеры пытались выяснить, имеют ли кандидаты какие-либо связи не только с РПК и ее ответвлениями, но и с «Джебхат ан-Нусрой», «Аль-Каидой» и ИГ. Однако турецкая разведка особенно не заботилось о том, имеет ли кто-либо из них какую-либо связь с радикальными вооруженными джихадистскими организациями, и была просто сосредоточена на связях с запрещенными курдскими группировками. Фактически, это было одним из главных разногласий между турецкой армией и MIT в то время, потому что списки, подготовленные MIT, во многих случаях не были «очищены» Пентагоном или ЦРУ во время процесса проверки, и это поставило турецких военных в трудное положение. Эта обеспокоенность американцев серьезно возросла, когда вскрылись факты о том, что офицер MIT, идентифицированный как Халил Ибрагим, просто придумал имена сотен боевиков, которые хотели, якобы, присоединиться к программе набора рекрутов в Идлибе. Документы указывают, что вторая фаза учебной программы была введена в действие 21 апреля 2016 года, и американские военные назначили лейтенанта Майкла Дж.Хетцнера в  Генеральный штаб ВС Турции в качестве офицера связи для обеспечения координации. Первоначально были отобраны бойцы, которые уже прошли подготовку в рамках первой программы обучения и оснащения, а новые рекруты были помещены в список ожидания для получения разрешения ЦРУ. Среди восьми групп, перечисленных в программе, были «Джабхат аль-Шаркия» (Doğu Cephesi), Хамза Шимали (Hazm Hareketi), группа Эмина Хасана Ибрагима, Саадеттин Сома (племя тай, или тай асирети по-турецки), 99-я дивизия, группа «Лива аль-Мутассем» (Lam), группа Мухаммеда Карахами (1-я дивизия Алеппо) и одна неназванная группа. MIT организовал вербовку боевиков из этих групп как в Турции, так и в Сирии, сгруппировав их под разными именами, определил их лидеров, а также отвечал за нивелирование элементов конкуренции и вражды между ними. Первоначально MIT предоставила имена 180 бойцов «Джебхат аль-Шаркии», собрала их на полигоне, расположенном в провинции Шанлыурфа, а затем перевезла на другой полигон в Искендеруне для проведения собеседований и проверки. 11 ведущих бойцов группы были доставлены из Сирии 30 апреля 2016 года, в то время как другие бойцы уже находились в Турции. Однако были некоторые проблемы с группой, которой командовал Ноаф аль-Башери, который утверждал, что некоторые люди предлагали деньги командирам, служащим под его началом, чтобы присоединиться к другим группам. 2 мая 2016 года только 9 из 153 завербованных бойцов появились на базе Искендерун. Командир группы номер два, полковник Имад аль-Саид, покинул «Джебхат аль-Шаркию», вызвав смятение среди людей в группе. В конце концов, только 16 человек добровольно присоединились к программе Train and Equipment и завершили обучение 12 мая в лагере Хирфанлы в турецкой провинции Кыршехир. При этом турецкие военные и американцы полагали, что некоторые из обученных людей могли бы организовать свои собственные группы в Сирии (классическая схема действия «зеленых беретов» во Вьетнаме в свое время — авт.), но шесть выбранных для этого бойцов досрочно покинули программу после того, как они выразили свое недоверие аль-Башери и США. Группа Эмина Хасана Ибрагима из сирийского района Атма близ турецкой границы со 180 арабскими боевиками объявила о своей готовности присоединиться к программе 26 апреля. В записке о группе говорилось, что она будет присоединена к одной из других групп в Сирии без прохождения программы подготовки. Было высказано предположение, что позднее эта группа может присоединиться к таким группам, как «Лива аль-Мутассем» или 51-я бригада. По-видимому, это решение было позже изменено, и турецкая сторона предложила, чтобы около 60-70 бойцов могли присоединиться к программе подготовки. Никаких объяснений внезапной перемене настроения не последовало, но Турция планировала доставить бойцов группы в приграничный с Турцией город Искендерун для обучения. Однако это создало новые проблемы между Турцией и США, поскольку все отдельные бойцы должны были пройти проверку, прежде чем их должны были допустить к участию в программе подготовки. Вторая группа Хамзы Шимали, с 246 бойцами, имела свои проблемы после того, как ее лидер  был отвергнут американцами. Когда лейтенант Хитцнер разговаривал с подчиненными Шимали 25 апреля 2016 года, ему сказали, что они не присоединятся к программе Train and Equipment без своего лидера. Попытки нового лидера их уговорить  были безуспешными. В служебных записках, которые были представлены в Генеральный штаб в Анкаре, турецкие военные предполагали ввести эту группу в программу в Турцию без проверки безопасности и начать обучение на базе Хирфанлы. В рамках сценария на случай непредвиденных обстоятельств было даже предложено, чтобы американский персонал надо вынудить покинуть учебную базу, чтобы группа могла начать обучение. В Генштабе заявили, что такой сценарий может быть реализован только после достижения взаимопонимания с американцами. В результате США проинформировали турецкую сторону о том, что они рассмотрят предложение о группе Эмина Хасана Ибрагима, как только группа «Джебхат аль-Шаркия» будет собрана в Турции для обучения и когда будут завершены все процедуры для их участия. Было также отмечено, что решение по группе Эмина Хасана Ибрагима требует одобрения  Объединенной оперативной группой специальных операций, которая управляется возглавляемой США международной коалицией. В конце концов, это предложение было передано полковнику Кевину Лихи, тогдашнему заместителю командующего Центральным командованием специальных операций Центрального командования США и осталось без ответа. Другой группой, которую лоббировала Турция, был группа Саадеттина Сома, чьи арабские и туркоманские бойцы происходили в основном из племени тай в сирийских городах Манбидж, Джараблус и Аззаз. Она была организована Командованием специальных сил турецких вооруженных сил (Özel Kuvvetler Komutanlığı.). 130 боевиков уже находились тогда в Турции, остальные — в Сирии. В докладе указывается, что общая численность новых рекрутов из этой группы 223 человек. Список был передан в ЦРУ для проверки. 6 июня 2016 года группа из 82 человек была доставлена на базу в Искендеруне, и только 62 были отобраны для обучения на базе Хирфанлы. Что касается 99-го дивизии, то американская сторона проинформировала Турцию на встрече с представителями MIT в Искендеруне 23 апреля 2016 года, что лидер группы Зияд Хадж Абдул Насер провалил процесс проверки и что было вынесено отрицательное заключение против его участия в программе. Бывший лидер группы Ахмет Матар аль-Седья ранее подал в отставку и уже объявил о своем выходе из программы. Лейтенант Хитцнер предложил упразднить 99-ю дивизию и попросил, чтобы ее бойцы были распределены по другим группам. Командиры группы Халид Джунид, Ала Джунид и Абу Эмин присоединились к группе «Лива аль-Мутассем» со своими бойцами, а командиры Али Сирадж и Абу Хакем присоединились к 51-й бригаде. Полковник Зияд и еще трое руководителей упраздненной 99-й дивизии объявили о своем выходе из программы подготовки и оснащения. Группировка «Лива аль-Мутассем»  насчитывала 300 боевиков из сирийского региона Аззаз после того, как была организована с помощью турецкой разведки. Она уже воевала до этого в Сирии при поддержке Турции. США заявили, что будут спонсировать группу при условии, что MIT представит полную информацию о лидерах и бойцах группы и что процесс проверки будет положительным. Группа была оснащена и профинансирована по состоянию на 23 мая 2016 года. После этого 25 апреля 2016 года наступила полная блокировка этой программы, которая была инициирована американцами. Это произошло после того, как MIT неожиданно составила для ЦРУ список из 944 боевиков под командованием Мухаммеда Карахами из Аззаза и региона Идлиб. Было заявлено, что он хочет присоединиться к программе и создать свою собственную независимую группу. Это, по-видимому, насторожило американцев, которые настаивали на том, чтобы лидеры и бойцы группы были проверены индивидуально, прежде чем принимать какое-либо решение о том, что делать с этой группой. 4 мая лейтенант А.Хитцнер сказал, что у США были опасения по поводу лидера группы и бойцов, и запросил более подробную информацию о группе. MIT не смогла предоставить полную информацию о группе Карахами, ее лидерах и боевиках и направить неполный список в ЦРУ. Разочарованные отсутствием быстрого прогресса в реализации программы, турецкие военные 5 мая связались с сотрудником MIT Халилом Ибрагимом и попросили его дополнить недостающую информацию о группе и переслать ее американской стороне. В свою защиту Ибрагим сказал, что он отправил всю имеющуюся у него информацию и утверждал, что ЦРУ не связывалось с ним по поводу этого списка. 8 мая MIT составила еще один список из 808 бойцов для неназванной группы и на следующий день отправил имена 658 человек американской стороне. Турецкие военные в свою очередь попросили MIT предоставить дополнительную информацию о группе, например, откуда пришли боевики и ее руководство. Аналогичные вопросы были также подняты американской стороной, и лейтенант Хитцнер запросил более подробную информацию о списке у турецкой разведки. Он сказал, что никаких действий по этому списку не будет предпринято до тех пор, пока турецкая сторона не предоставит полную и подробную информацию о новой группе. Позже MIT представил эту группу, как группу Абдулфета аль-Шейха и увеличил ее численность до 983 человек. Позже было выяснено, что в этом списке абсолютное количество имен было вымышленными.
Всего, в общей сложности около 2500 бойцов были отобраны турками в рамках их совместной программы с ЦРУ, и списки с их именами и деталями были переданы американцам. Согласно другому документу, по состоянию на 6 июня 2016 года ЦРУ утвердило кандидатуры только 361 боевика. Это совершенно недостаточно для того, чтобы каким-то образом реально повлиять на военную ситуацию в Сирии. Первоначально американцы явно пытались разыграть в Сирии «афганский вариант», то есть создать устойчивый  оплот сопротивления российскому и иранскому присутствию с перспективой дальнейшего сжимания кольца нестабильности вокруг Дамаска и создания тем самым условий для дальнейшего «втягивания» Москвы в тягучую гражданскую войну. Довольно быстро они убедились, что это невозможно. Как из-за крайней разобщенности сил сопротивления, откровенного воровства полевыми командирами и их турецкими кураторами выделяемых средств и практически полного доминирования в них откровенных исламистов или чисто протурецких фигур. У США хватило ума не пойти на афганский вариант с учетом всех его печальных последствий в конечном счете для них самих. В том числе и в рамках усиления своими руками амбиций и влияния Анкары в Сирии, что на примере того же Пакистана применительно к Афганистану однозначно не является оптимальной моделью для США. К тому же сам алгоритм действий российских военных в Сирии кардинально отличался от афганского. Его кратко можно обозначить как достижение максимального результата минимальными средствами, как через военное воздействие, так и через (что главное) систему локальных перемирий с местными группами и племенами. Стало очевидно (особенно после взятия Алеппо), что чисто военным путем свергнуть  Башара Асада нереально, а создание единого и массового фронта сопротивления режиму не получается. Отсюда смена тактики и стратегии США: ставка на априори сплоченные и централизованные силы курдов для решения локальной задачи. А именно – фиксирование зоны своего контроля и влияния на севере страны с удержанием контроля над нефтяными месторождениями и основными логистическими путями из Ирака в Сирию. Это вкупе с экономической блокадой, политической поддержкой существования автономного (пусть и джихадистского по сути) полугосударственного анклава в Идлибе должно в конечном счет создать оптимальные условия для ухода режима Асада в результате выборов и принятия новой конституции. Что собственно сейчас мы и наблюдаем.

62.63MB | MySQL:101 | 0,529sec