Об экономической экспансии Турции в Алжир

Ни пандемия коронавируса, ни глубокий раскол между двумя странами из-за ливийского конфликта, похоже, не ослабили стремление Турции к развитию бизнеса в Алжире. Напомним, что первоначальная миссия турецкого президента Р.Эрдогана в январе с.г. в Алжир с намерением превратить эту страну в плацдарм турецкой экспансии в соседнюю Ливию провалилась. Алжирский президент А.Теббун категорически такой сценарий отверг. Позже официальный Алжир озвучил свою позицию по Ливии уже официально. Алжир продолжает прилагать усилия для сохранения территориальной целостности Ливии. Об этом заявил министр иностранных дел Алжира Сабри Букадум 13 июля. «Мы не хотим разделять ливийцев или занимать позицию, которая может поставить под угрозу территориальную целостность, будущее, мир и единство Ливии, — приводит его слова информационное агентство Альжери Пресс Сервис. — Алжир действует ради территориальной целостности, единства и стабильности Ливии, эти вопросы имеют решающее значение для нас».
«Цель Алжира — объединить всех ливийцев. При этом наша позиция заключается в том, что Алжир равноудален от противоборствующих ливийских сторон», — отметил Букадум. «Алжир работает над тем, чтобы избежать раскола Ливии. Вероятность этого будет опасна для всех, в частности для соседних стран», — заявил глава МИД. Алжир на протяжении последних лет регулярно выступает с инициативами, нацеленными на политическое урегулирование кризиса в Ливии. Ранее в текущем году президент Алжира Абдельмаджид Теббун предложил провести в его стране раунд диалога с участием представителей всех ливийских политических сил и общин.
В мае Теббун заверил, что «Алжир не поддерживает какую-либо сторону в Ливии». В качестве решений для урегулирования конфликта он предложил «создание временного национального совета и временной национальной армии с последующим формированием временного правительства и входом в легитимный электоральный процесс». Таким образом, Алжир стремиться сохранять равноудаленность от сторон конфликта с прицелом на свое посредничество в решении кризиса, что должно создать некую альтернативную историю от аналогичной роли регионального конкурента в лице Марокко.
Но сейчас не об этом, а о том, что Анкара совсем не кажется обескураженной жесткой позицией Алжира по ливийскому досье. Только на этот раз «наконечником копья» в рамках своего проникновения в Алжир Анкара выбрала испробованный алгоритм экономического проникновения. Вот уже несколько месяцев Анкара упорно работает над созданием и развитием нового коммерческого подхода к Алжиру, который в случае реализации грозит серьезно потеснить с рынка французских и китайских конкурентов. Несмотря на свои сильные политические разногласия с Алжиром, который критически относится к турецким тесным отношениям с «Братьями-мусульманами» в Египте, Турция пытается установить наступательный торговый темп в Алжире, где французское влияние уменьшается, а Китай присутствует фактически во всех сферах экономики. Турецким компаниям в этой связи также придется конкурировать с Объединенными Арабскими Эмиратами, которые широко представлены в алжирском секторе безопасности и автомобилестроении.
Во главе этой работы стоит тесная группа турецких миллиардеров, которые входят в ближний  круг турецкого президента. Среди последних отметим, прежде всего, возросшую коммерческую активность Турции в Алжире государственной нефтяной компании Turkiye Petrolleri Anonim Ortakliôi (TPAO), которая, согласно французским источникам, уже сообщила правительству Алжиру, что она заинтересована в приобретении активов Anadarko, которые правительство отказалось продать французской Total. В середине апреля алжирская госкомпания Sonatrach с большой помпой объявила, что подписала меморандум о взаимопонимании с TPAO. Это не первое партнерство Sonatrach с турецкой компанией. Государственная нефтяная компания Алжира уже разместила заказ на сумму 51 млн долларов на гармонизацию своих ИТ-систем у турецкого ИТ-интегратора Netas, которая имеет тесные связи с турецкими военными В феврале вице-президент турецкого строительного и нефтехимического гиганта Renaissance ( Rönesans) Джалал Туроглу встретился с Мухаммедом Аркабом, который тогда еще был министром нефти Алжира. Цель переговоров состояла в том, чтобы рассмотреть перспективы дальнейшего сотрудничества в нефтегазовом секторе Алжира после принятия в середине октября нового углеводородного кодекса. Турецкие компании также нацелены на строительный бизнес, поощряемый лично президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом, который хочет закрепить турецкое присутствие в этой сфере на как можно большем количестве африканских рынков. Две турецкие строительные компании, которые заключили сейчас крупные контракты на строительство социального жилья в Алжире, ранее выиграли аналогичные многочисленные контракты без торгов, когда нынешний президент Теббун был еще министром жилищного строительства. Турецкие компании Dekinsan и Atlas Civil Engineering (AGC) стали за два дня победителями контрактов на сумму  171 млн долларов, когда Национальное агентство жилищного строительства и благоустройства Алжира (AADL) возобновило программу строительства социального жилья. 13 июля Dekinsan выиграла контракт на 7,7 млрд динаров (60 млн долларов) на строительство 1800 квартир и обеспечение коммунальных услуг в коммуне Улед-Файет в вилайе Алжира. Это, безусловно, самый крупный контракт компании в столице. Активно работая в Оране с 2007 года, Dekinsan долгое время ограничивалась Западным Алжиром, построив более 15 000 недорогих квартир для AADL в таких городах как Оран, Тлемсен, Сайда и Сиди-Бель-Аббес. Компания также построила больницу на 240 коек в Оране. Ее алжирская дочерняя компания легко пережила принятие в 2009 году закона 51/49, который требует, чтобы дочерние компании иностранных компаний были мажоритарными акционерами алжирских компаний. Она остается полностью в руках его основателей, Кенана Косена и Хасана Келесоглу. Косен плодотворно работает над укреплением своих коммерческих сетей в Алжире, совмещая ее с 2018 года с руководством местного отделения MÜSIAD – турецкой организации наследия, близкой к партии президента Реджепа Тайипа Эрдогана ПСР . 14 июля AGC выиграла два сопоставимых контракта на строительство 1800 и 2000 единиц жилья стоимостью 6,7 млрд и 7,4 млрд динаров (52 млн и  57 млн долларов) соответственно. Возглавляемая Йылмазом Барином компания, которая юридически является алжирской, уже работала в столичном регионе, включая охваченный волнениями новом городе Сиди-Абделла. Она также построила более 10 000 единиц жилья для другого государственного агентства OPGI, которое разрабатывает и управляет арендованным социальным жильем. AGC также построила больницы в Шлефе, Айн-Темушенте и Бумерде, а также комплекс учебного центра Sonatrach в Мостаганеме. AGC — это стопроцентная дочерняя компания Atlas Grup, основанная Юнусом Доганом, которая также очень активна в Соединенных Штатах. Почти все контракты, ранее заключенные между этими двумя компаниями, были подписаны в период с 2012 по 2017 год, когда министром жилищного строительства, курировавшим как AADL, так и OPGI , был не кто иной, как Абдельмаджид Теббун, который сейчас является президентом Алжира. Многие из этих контрактов были заключены без объявления тендера. Официально, чтобы ускорить строительство социального жилья, что является очень спорным политическим вопросом. С момента прихода к власти Теббун активизировал громкую операцию «Чистые руки», целью которой было перевернуть страницу эксцессов коррупции эпохи А.Бутефлики. Но эта операция при этом никак не распространяется на эти контракты с турецкими компаниями.
Для достижения цели активизации турецкой экономической экспансии в Алжир глава турецкого государства уже подрядил несколько серьезных бизнесменов, среди которых наиболее заметным является алжирский предприниматель Хейр Аллаб. Последний также является ведущим лоббистом турецких нефтяных компаний в Алжире. Он близок к Мухаммеду Аркабу, который после немногим более года работы министром энергетики был назначен 24 июня на вновь созданный пост министра шахт, что поставило его во главе теперь уже самостоятельного сектора, который ранее находился в ведении Министерства промышленности. Теперь перед Аркабом стоит задача управления и развития огромным проектом по добыче фосфатов в районе Тебесса на востоке Алжира. Этот давно обсуждаемый проект ознаменовался участием в нем олигархов братьев Кунинеф. Они были частью клана бывшего президента Абдельазиза Бутефлики и  находятся в тюрьме с апреля 2019 года. Однако в январе проект был возобновлен компанией Sonatrach и китайской Citic group, которая объявила, что шахта будет введена в эксплуатацию в 2022 году. Аллаб имеет широкую сеть контактов в алжирском деловом мире. Он был женат на Амель Ламари, владелице фармацевтической компании Pharmalliance и дочери бывшего главы Службы разведки и безопасности DRS Смейна Ламари. После 2010 года Аллаб, которого сейчас называют главным «теневым кардиналом» в сфере добычи минеральных ресурсов Алжира, был привлечен к уголовной ответственности, но позже оправдан в скандале вокруг реализации строительства шоссе Восток-Запад, крупнейшего отдельного инвестиционного проекта, осуществленного в эпоху Бутефлики. Этот контракт позволил нескольким строительным компаниям (в частности Citic и японской группе Cojaal) заработать сотни миллионов долларов. Однако Верховный суд Алжира распорядился провести новое расследование этого дела в июне 2019 года, а это означает, что Аллаб снова может оказаться под пристальным вниманием алжирской прокуратуры. По ряду сведений, в настоящее время он живет в Швейцарии и возглавляет консалтинговую компанию Ka Adviser International, которая была зарегистрирована в Белфасте в марте 2020 года. С турецкой стороны наступление на алжирский рынок ведут совместно Фуат Тосяли и Селим Бора. Оба они близки как к президенту Алжира А.Теббуну, так и к президенту Р.Т.Эрдогану , которого они сопровождали во время его турне по зоне Сахеля в конце января. Тосяли, который является председателем влиятельного турецко-алжирского Делового совета (DEIK), является главой компании Tosyali Iron and Steel. Этот ведущий производитель стали в Турции работает в Алжире с 2007 года. Кроме того, в конце июня компания объявила, что планирует построить в Алжире новый металлургический завод для обслуживания автомобильной и бытовой электротехники, несмотря на нынешний кризис в автомобильном секторе. Новый завод дополнит существующий комплекс площадью 2 млн кв. м, который уже был построен в Бетиу, недалеко от Орана. Селим Бора, с другой стороны, является фаворитом Р.Т.Эрдогана в африканском строительном секторе. Он является воплощением турецкой «мягкой силы» не только в Алжире, но также и в Африке в целом, где его группа «Сумма» имеет очень широкое представительство. Строительство — самая большая питательная среда для лоббистов и олигархов в Турции. Среди них Ахмет Демирель , который в свое время подарил значительную часть акций турецких Mappa Insaat и Kayi group алжирскому строительному олигарху Али Хаддаду , который впоследствии обеспечил их хорошими субподрядными контрактами в своей стране. Хаддад, возглавлявший ведущую алжирскую организацию работодателей Forum des Chefs d’Entreprise (FCE) и являвшийся ключевой фигурой в эпоху Бутефлики, был приговорен 1 июля судом в Сиди-м’Хамеде к 18 годам тюремного заключения. Однако Демирель не стал дожидаться, пока Хаддад впадет в немилость, чтобы дистанцироваться от него и обратить свое внимание на политика Камеля Бельджуда. С 2016 по 2019 год Бельджуд занимал пост генерального секретаря в Министерстве жилищного строительства, где будущий президент Теббун был министром с 2013 по 2017 год. Теперь министр внутренних дел Бельджуд, который имеет тесные связи с Теббуном, представил Демиреля президенту Алжира, после чего они стали близкими друзьями.
Эти миллиардеры-лоббисты в рамках продвижения турецких деловых интересов пользуются напряженностью между Францией и Алжиром, которая дополнительно обострилась из-за репортажа о протестном движении «Хирак», который был показан французским телеканалом France 24 30 марта. После этого дипломатического скандала турки проводят интенсивную лоббистскую кампанию, заверяя Алжир, что они готовы взять на себя ответственность за любые проекты, от которых французы могут отказаться. Французские компании в настоящее время сталкиваются с рядом неудач в Алжире. В октябре 2020 года RATP El Djazaïr, дочерняя компания транспортного оператора Парижского региона RATP, фактически уже смирилась с потерей своего контракта на эксплуатацию алжирского метрополитена, который будет управляться непосредственно алжирским государством. Дочерняя компания Renault automobile group Renault Algérie Production также близка к банкротству, поскольку столкнулась с совокупными последствиями кризиса здравоохранения и прекращением налоговых льгот для автосборочных заводов, в то время как Peugeot снова отложила открытие своего нового завода в Оране, которое должно было состояться в июне. Тем временем французская Alstom почти потеряла надежду продать достаточное количество трамваев, чтобы покрыть стоимость завода, который она открыла в Аннабе в 2015 году. На весь комплекс франко-алжирских отношений также крайне негативное влияние оказывает и ситуация в Сахеле, а вернее – разность позиций Алжира и Парижа по вопросу воинского контингента G5. Алжир не скрывает своего недоверия к G5. Как только в 2014 году были созданы субрегиональные силы, Алжир настоял на том, чтобы Нуакшотский процесс — инициатива в области региональной безопасности, выдвинутая годом ранее, — имел приоритетное значение. В 2018 году, когда G5 стала все более заметной на международной арене, Алжир попытался через своего представителя и комиссара АС по вопросам безопасности Шерги помешать АС в полной мере поддержать сахельские силы. Его позиция в то время привела к столкновениям с председателем Комиссии АС, чадцем Махаматом Муссой Факи . Еще одной причиной недоверия Алжира к Объединенным сахельским силам является активное участие Франции, ярого сторонника G5. С момента начала операции «Серваль» в 2013 году Алжир с большой тревогой относился к перспективе военного присутствия бывшей метрополии на севере Мали, всего в нескольких километрах от ее собственной южной границы. Алжир уже давно считает этот регион зоной своих национальных интересов.

52.59MB | MySQL:104 | 0,320sec