Ситуация в Тунисе: июль 2020 г.

Председатель тунисского парламента Рашид Ганнуши избежал позорной отставки – Ассамблея народных депутатов не поддержала вынесение ему вотума недоверия. Однако победа на ближайшую перспективу далеко не гарантирует этого в дальнейшем. Его соперник — нынешний президент Каис Саид, похоже, просчитал несколько шагов вперед и имеет стратегию для ведения макро игры, в которой «Ан-Нахда» и ее лидер больше не смогут навязывать всей стране  «политику узких интересов».

Ганнуши «в парламент не на танке въехал»

В июле произошло событие, которого оппозиционная исламистам Свободная конституционная партия (СКП) ждала и которого планомерно добивалась почти полгода: 30 июля было проведено голосование по вопросу о вынесении вотума недоверия председателю парламента Рашиду Ганнуши. Являясь по совместительству главой движения умеренных исламистов «Ан-Нахда», Ганнуши подвергался в последнее время жесткой критике в неумении разделять функции спикера и главы партийной организации, чрезмерном вмешательстве во внешнюю политику, втягивании страны в международные коалиции без учета национальных интересов, вообще политике на основе корыстных выгод и нагнетании обстановки, которая препятствовала слаженной работе важнейших государственных органов – парламента и правительства.

Тем не менее, учитывая расстановку сил, вероятно, исход голосования был известен наперед и интриги не представлял. Благодаря боевой позиции лидера СКП Абир Муси, чей блок в правительстве состоит всего из 17 депутатов против 54 от «Ан-Нахды», вокруг нее сложился небольшой круг единомышленников, не одобрявших тактику Р.Ганнуши.  Так, 12 июля четыре парламентские блока – Демократический блок (40 мест, партия Демократическое течение и Народное движение), блок «Аль-Ислах» (Реформа, 16 мест), «Тахъя Тунис» («Да здравствует Тунис»,14 мест) и Национальный блок (9 мест), совместно подписали петицию о вынесении Р.Ганнуши вотума недоверия, которую передали на рассмотрение в парламент. Они аргументировали свой шаг довольно формальным основанием: спикер парламента нарушил п. 13 Регламента Ассамблеи народных депутатов, где речь идет о порядке назначения заместителей председателя парламента [1]. К моменту голосования петиция набрала 89 подписей, т.е. больше минимальных 73 (треть парламента), необходимых, чтобы вопрос был вынесен на общее слушание.

Сам же Р.Ганнуши держался более чем уверенно, заявляя, что вотум недоверия ему не причиняет беспокойства: «Я в парламент не на танке въехал, я тут в результате выборов, поэтому …. готов выдержать переизбрание» [2]. Тайное голосование 30 июля предваряли слушания, которые шли беспокойно, несколько раз прерывались из-за перебранок депутатов. В итоге выдвижение вотума недоверия поддержали 97 депутатов, но для принятия положительного решения по этому вопросу требовалось не менее 109 голосов. После оглашения итогов голосования депутаты «Ан-Нахды» и их союзники из коалиции «Аль-Карама» («Достоинство2) напевали национальный гимн и всячески демонстрировали радость. Между тем, петиции не хватило ведь лишь 12 голосов, а значит у оппозиции все же было довольно много шансов на победу. Тем более, некоторые депутаты признавались, что со стороны нахдистов на них оказывали давление, отчего они голосовали не так, как планировали.

Исламисты уверенно себя чувствуют и не гнушаются прибегать к любым методам ради укрепления своей власти. Р.Ганнуши умело дирижирует оркестром из парламентских комиссий. Теперь в них находится на рассмотрении проект продления мандата председателя парламента на 3-5 лет, и происходит это с нарушением процедуры подачи подобных законопроектов, описанной в ст. 66 Регламента. Замечательным образом 4 июля Президиум парламента, состоящий из спикера, двух его заместителей и 10 представителей парламентских фракций, отказался передавать на общее слушание законопроект о признании движения «Ан-Нахда» террористической организацией. Инициатором законопроекта выступила СКП. Только 5 членов Президиума проголосовали «за». При этом парламентарии-исламисты совершенно не бояться приглашать в гости людей, подозреваемых в причастности к терроризму. Так, в фойе Дворца Бардо (резиденции правительства) 11 июля произошла потасовка, когда происламская партия «Аль-Карама» прорывала живой барьер из депутатов СКП и лично А.Муси, не пускавших в здание Хафиза аль-Бархума, подозреваемого в переправке боевиков из Туниса  в горячие точки. Известно, что из-за подозрений в причастности Х.аль-Бархума к террористической деятельности на него наложен запрет на выезд за границу.

Безусловно, возможности малочисленной фракции СКП против «новой тройки» (102 места в парламенте) в лице «Ан-Нахды» (54 мест), партии «Сердце Туниса» («Къальб Тунис», 29 мест) и коалиции «Аль-Карама» (19 мест) сильно ограничены. Поэтому даже то, что А.Муси смогла привлечь своим напористым, прямолинейным и порой взбалмошным поведением внимание к ключевым вопросам, касающимся сущности движения исламистов и их лидера Р.Ганнуши – это уже достижение. Даже нейтральные по отношению к нахдистам граждане стали задумываться о том, является ли «Ан-Нахда»  частью международной сети «Братьев-мусульман» (запрещена в РФ), позволительно ли спикеру парламента проводить «параллельную дипломатию», противоречащую официальной позиции, насколько оправдано вмешательство Туниса в ливийский конфликт на стороне какой-либо из сторон и т.д.  С другой стороны, вокруг А.Муси не объединяются светские силы: она многих раздражает своим агрессивным и скандальным поведением. Происламские СМИ («Аль-Джазира», Anadolu, «Аз-Зейтуна» и т.д.) всячески пытаются обличить связь А.Муси с ОАЭ и Египтом, от которых, она якобы получает финансирование. Таким образом, незаконная поддержка «Ан-Нахды» со стороны Турции или Катара получает что-то вроде оправдания. Действительно, эмиратские и египетские СМИ в позитивном свете освещают деятельность СКП и А.Муси, но навряд ли это является непререкаемым доказательством незаконного финансирования СКП или прямого иностранного вмешательства – скорее следствием информационной войны региональных СМИ, пытающихся манипулировать ситуацией, в том числе, в Тунисе.

В связи с этим следует упомянуть два любопытных факта. Во-первых, тунисские политические партии и движения, которых насчитывается более двух сотен, не утруждают себя подачей обязательных регулярных финансовых отчетностей. Это и порождает неприятные толки о незаконном зарубежном финансировании, а также ставит вопрос о причине бездеятельности контролирующих финансовых органов.

Во-вторых, это попытка протащить в парламенте законопроект, подготовленный «новой тройкой», который отменят требование получать для СМИ специальную лицензию на деятельность в области телерадиовещания. Эту лицензию в Тунисе выдает орган под названием Национальная комиссия по аудиовизуальным средствам массовой информации. Эта комиссия в 2018 г. постановила прекратить работу телеканала Nessma, которым владеет лидер партии «Сердце Туниса» Набиль Карви, из-за отсутствия у него упомянутой лицензии. Однако после нескольких скандалов и изъятия оборудования телеканал продолжает вещание без лицензии. Такая же ситуация сложилась и с радиостанций «Аз-Зейтуна», принадлежащей другому парламентарию – Саиду аль-Джазири из партии «Ар-Рахма». Оба дела были переданы в Национальный антикоррупционный комитет на основании того, что упомянутые СМИ получают незаконное иностранное финансирование. Кроме того, в 2019 г. руководство радио «Аз-Зейтуна» было оштрафована на 10 тыс динаров за пропаганду в интересах партии «Ар-Рахма», в январе 2020 г. — на 50 тыс динаров. Согласно новому законопроекту, предполагается, что руководство Национальной комиссии по аудиовизуальным СМИ будет проходить процедуру одобрения парламента. Очевидно, что новый законопроект – это наглядный пример злоупотребления парламентариями своим положением в личных интересах. Вероятная модификация Указа № 116 от 02.11.2011 О свободе аудиовизуальной связи, по мнению тунисского профсоюза журналистов, прямо противоречит ст. 127 Конституции. Глава профсоюза журналистов Туниса на своей странице в Facebook написал: «скоро в Тунисе появится радио ИГ, телеканал «Джебхат ан-Нусра» и телеканал «Джунуд аль-Хилафа» (все эти организации запрещены в РФ и Тунисе. – авт.)….. Терроризм продолжает охватывать наше государство» [3].

Президент против заговоров — ему нужен новый премьер

Практически параллельно с петицией о вотуме недоверия Р.Ганнуши исламисты готовили для обсуждения в парламенте ответную петицию за выдвижение вотума недоверия главе правительства Элиасу Фахфаху, которого на эту должность назначил в январе 2020 г. президент. Новый премьер сформировал правительство, в котором исламисты не получили ключевых портфелей и оказались без союзников, что лишило их свободы действий. Поэтому нахдисты настаивали на введении в состав правительства представителей партии «Сердце Туниса», а чтобы подкрепить свой ультиматум они организовали антикоррупционное расследование против Э.Фахфаха. Неуступчивость премьера вынудила исламистов пойти на крайне меры в виде указанной петиции, однако, судя по тому, что с ней медлили, у исламистов все же была надежда подчинить себе волю Э.Фахфаха. Лидер «Ан-Нахды»  Р.Ганнуши планировал обсудить новый состав правительства с президентом, но 13 июля тунисский президент Каис Саид дал понять, что пока законное правительство исполняет свои обязанности, любые подобные консультации являются антиконституционными (приравниваются к созданию институтов, параллельных государственным) и «вводят общественное мнение в заблуждение».

Тем временем Каис Саид сделал шаг на упреждение. Не дожидаясь, что Р.Ганнуши сломит волю Э.Фахфаха или что парламент снимет премьер-министра и получит конституционное право избрать нового, президент перехватил инициативу. Он уже с начала июля провел ряд встреч, чтобы «прощупать обстановку». На аудиенции с президентом побывали и Р.Ганнуши, и Э.Фахфах, и глава крупнейшего в стране и влиятельно профцентра – Всеобщего союза тунисских трудящихся (ВСТТ) Нуреддин Табуби. В итоге 15 июля Э.Фахфах, по просьбе президента, добровольно подал прошение о своей отставке. Пожертвовав Э.Фахфахом, президент получил право вновь самостоятельно выбрать кандидата на вакантную должность. Опоздай он на неделю-другую, премьер-министра избирал бы парламент, ведь петиция за вотум недоверия премьеру к середине июля уже была подписана 105 депутатами.

Впрочем, Э.Фахфах все же сумел насолить недоброжелателям, когда, оставаясь в ранге и.о. премьер-министра,  буквально через несколько часов после принятия президентом его отставки 16 июля освободил от обязанностей  в своем правительстве всех министров-исламистов, пояснив, что прежде, чем лишать правительство доверия, «Ан-Нахде» следовало бы удалить из его состава своих министров. Шесть министерств – спорта, транспорта, здравоохранения, жилищно-коммунального хозяйства, регионального развития и высшего образования, — были переданы под начало временных управляющих, не состоящих в рядах выигравшей парламентские выборы 2019 г. партии.

В соответствии с законодательной процедурой, 16 июля стартовали десятидневные консультации президента с различными политическими силами, в результате которых президент был обязан определиться с личностью будущего главы правительства. К 24 июля парламентские фракции подали списки своих кандидатов. «Ан-Нахда» выдвинула совместно с «Сердцем Туниса» двух претендентов — бывшего министра экономического развития Фадиля Абделькефи и финансиста Хайама Турки, в то время, как СКП и «Аль-Карама» не выдвинули своих вообще. Среди прочих фигурировала кандидатура нынешнего министра по социальной политике Хабиба Кшауа, которого рекомендовал ВСТТ, не имеющий представителей в парламенте. Однако все это было лишь формальностью. Президент обошел вниманием всех партийных выдвиженцев, потому что, видимо, еще заранее знал, кого хотел видеть в освободившемся кресле главы правительства.

В предстоящей битве за власть и порядок Каис Саид решил заручиться поддержкой военных. Поэтому 22 июля он посетил сначала резиденцию МВД в столице, а затем штаб армейского корпуса спецназа в Бизерте. На  пресс-конференции в тот день он выступил со следующим предостережением: «Всем, кто сеет заговоры в нашем государстве, не место в Тунисе», добавив, что «вооруженные силы в любое время и в любом месте находятся в состоянии боевой готовности и дадут отпор тому, что замышляет недоброе в отношении Тунисского государства или просто задумывает что-либо, противоречащее закону». Очень грозно прозвучало из уст президента замечание, что он имеет полное представление о том, какие заговоры затеиваются в стране и что заговорщики обсуждают «за обеденным столом и на встречах» [4]. Поскольку никаких намеков о тех, к кому были обращены эти слова, не последовало, в СМИ появились версии на любой вкус. Начиная с тех, что вновь обнажают влияние внешних акторов – будь то со стороны ОАЭ или Катара и Турции, до вполне реалистичных, касающихся террористических угроз или неосмотрительной политики исламистов, которых обвиняют в связи с боевиками и которым приписывают политические убийства 2013 г.

В этой канве следует рассматривать назначение 25 июля новым премьер-министром главу МВД Хишама Мешиши. Этот 46-летний юрист по образованию, до того, как возглавить МВД, был главой канцелярии в Министерстве транспорта, а также работал в Министерстве социальной политики и ряде других министерств, пока в феврале 2020 г. не стал первым советником президента. Ему не занимать опыта управления, но, что самое важное, Х.Мешиши не акцентирует своих политических пристрастий и не замешан в каких-либо скандалах. Этого «кристально чистого» человека невозможно будет шантажировать так же, как Э.Фахфаха.

Теперь, по закону, новому премьер-министру требуется получить одобрение парламента и не позднее, чем через месяц сформировать свой кабинет. В случае неодобрения правительством или невозможности образовать новое правительство в отведенный срок на конец 2020 г. будут назначены внеочередные парламентские выборы. Любой из сценариев: и налаживание работы в правительстве под началом патриотичного и не подверженного влиянию исламистов премьера, и роспуск парламента, — являются для президента приемлемыми. Тем более, что ВСТТ уже давно призывает к роспуску парламента и проведению внеочередных выборов, а еще до них – референдума, который окончательно бы решил вопрос о замене парламентской республики президентской, как это было до 2011 г.

Глава ВСТТ Н.Табуби считает парламентский режим правления «бессильным», а президент Каис Саид понимал это, похоже, с самого начала. Смена формы правления была одним из его предвыборных лозунгов. Именно в ожесточенной борьбе партийных интересов, без учета национальных приоритетов, он видит тормоз дальнейшего развития и причину слабости всех государственных институтов страны. На церемонии вручения Х.Мешиши верительной грамоты президент многозначительно произнес: «Мы уважаем законы, но пришло время их пересмотреть, чтобы они лучше и полнее выражали чаяния народа». Каис Саид подчеркнул, что из-за разногласий в правительстве и парламенте страна теряет время, народ остается без правительства, которое бы прислушивалось к его нуждам. Кроме того, аналитики обратили внимание, что назначение прошло символично в День Республики, как бы знаменуя «начало Третьей республики».

Как бы ни самохвальничали исламисты «Ан-Нахды», что им де не страшны внеочередные парламентские выборы, их рейтинг пошел на спад. Проведенный в середине июля опрос общественного мнения выявил, что потенциальные избиратели отдали бы предпочтение партии А.Муси, а не исламистам. За нее отдали бы свои голоса 28% избирателей. Популярность происламских партий и их союзников откатилась назад по сравнению с результатами прошлого месяца. Движение «Ан-Нахда» могло бы претендовать на 24% голосов, партия «Сердце Туниса» на 17% (вместо 19% в июне), «Аль-Карама» – на 4% (вместо 7%). В случае проведения выборов президента расположением избирателей в первую очередь пользовался бы нынешний президент Каис Саид. Второе место у электората занимала А.Муси, за ней – лидер партии «Сердце Туниса» Набиль Карви.

Таким образом, отказ нахдистов сотрудничать с новым премьером равнозначно их согласию переиграть распределение мест в парламенте, что автоматически означает переизбрание спикера. До конца июля члены ан-Нахды максимально осторожно выражали позицию в отношении Х.Мешиши, хотя большинство фракций одобрительно восприняли выбор президента. Один из видных деятелей движения исламистов Халил Баръуми отметил, что «Ан-Нахда»  принципиально поддерживает Х.Мешиши, но окончательно определится в своем мнении по итогам консультаций премьер-министра с политическими силами. В то же время один из депутатов из фракции Демократического блока в интервью местной радиостанции Shems FM не исключил, что новое правительство вообще обойдется без «Ан-Нахды». По прогнозам тунисских политологов, новое правительство будет состоять лишь из беспартийных технократов. Однако велика вероятность и того, что оно будет таким же нежизнеспособным, как и предыдущее, так и не сумевшее разрешить груз экономических проблем и подавить восстания на юге страны.

Таким образом, долгосрочный план тунисского президента состоит в смене формы правления через проведение референдума, а краткосрочный – либо в переопределение мест в парламенте, либо в формировании правительства технократов и минимизации вреда, исходящего от деструктивных политических баталий исламистов и их противников, пусть даже для этого потребуется задействовать силовой ресурс.

Ссылки:

[1] Подробнее об этом: http://www.iimes.ru/?p=65576

[2] https://www.noonpost.com/content/37844

[3] https://www.facebook.com/bghouri.neji/posts/10221192585156557

[4] https://aawsat.com/home/article/2406071/%D8%A7%D9%84%D8%B1%D8%A6%D9%8A%D8%B3-%D8%A7%D9%84%D8%AA%D9%88%D9%86%D8%B3%D9%8A-%D9%8A%D8%AA%D9%88%D8%B9%D8%AF-%D8%A7%D9%84%D9%85%D8%AA%D8%A2%D9%85%D8%B1%D9%8A%D9%86-%D8%B9%D9%84%D9%89-%D8%A7%D9%84%D8%AF%D9%88%D9%84%D8%A9

52.56MB | MySQL:103 | 0,469sec