К вопросу о современной политике Турции в Ливии. Часть 6

Турецкая Республика, на исходе второго десятилетия правления Реджепа Тайипа Эрдогана и его Партии справедливости и развития (ПСР), перешла к активным действиям на международной арене, с использованием инструментов не только мягкой, но уже и жесткой силы. Продолжаем анализировать книгу, которая вышла под заголовком: «Ливийский кризис: политика региональных и глобальных акторов».

Это – первое столь солидное издание по ливийской проблематике, изданное Фондом политических, экономических и социальных исследований Турции (SETAV). Как всегда, в случае Фонда, мы имеем дело с плодом авторского труда, написанного по, пожалуй, самой животрепещущей турецкой теме коллективом серьезных экспертов — в прошлом или даже в настоящем, действующих политиков и бюрократов. Как видно из текущего развития событий – горячее темы не только для нынешней Турции, но и для Средиземноморья, пожалуй, сейчас и нет.

Продолжаем анализ второй главы книги, которая озаглавлена как «Политика региональных государств в отношении (ливийского) кризиса».

В частности, разбираем статью «Вмешательство в ливийский кризис Объединенных Арабских Эмиратов и Саудовской Аравии: политика игнорирования народной воли». Авторами этой статьи стали Мухиттин Атаман (Университет политических наук Анкары) и Мехмет Али Карадуман (ассистент исследователя Фонда SETAV).

Предыдущая Часть 5 анализа доступна по ссылке: http://www.iimes.ru/?p=72036

Напомним, что мы остановились на знаковых инструментах региональной политики Королевства Саудовская Аравия – компании Saudi Aramco и ОАЭ – компании Dubai Port World (DP World). Последняя компания сегодня эксплуатирует целый ряд важных, современных контейнерных портов в регионе Персидского залива, Африканского Рога, Северной Африки и Ближнего Востока.

Отметим, что в своих действиях в регионе Ближний Восток и Северная Африка (следует добавить сюда ещё и действия аравийских монархий в Восточной Африке, как в воротах на неизменно перспективный африканский континент – В.К.) КСА опирается на ресурсный и финансовый рычаг, а ОАЭ на рычаг инфраструктурный: предлагая себя в качестве значимого хаба регионального значения, а также устанавливая контроль над ключевыми объектами инфраструктуры.

Неслучайно ведь, развернулась борьба между Турцией и ОАЭ за то, кто проведет восстановительные работы в порту Бейрута, после произошедшего там взрыва. Турция поспешила заявить о том, что Ливан может использовать порт Мерсин на период строительства нового порта в Бейруте и о готовности восстанавливать порт (но, разумеется, речь шла о том, что турецкие контракторы будут работать за живые деньги – В.К.). Впрочем, вслед за этим появилась информация о том, что ремонтом и последующей эксплуатацией порта займется именно эмиратская компания.

Султан Ахмед бен Сулайем, председатель Ports, Customs & Free Zone Corporation, председатель компании DP World, как стоит заметить — один из наиболее влиятельных бизнесменов Дубая. Как отмечается турецким изданием, им вложены немалые средства в развитие портовой инфраструктуры «Джебель-Али» и свободной экономической зоны.

Под его руководством компании DP World удалось сформировать в регионе зону стратегических интересов ОАЭ. Эта зона, в частности, подразумевает эмиратский контроль над портами: Сохна (Египет), Джидда (КСА), Дорале (Джибути), Алжир и Джен (Алжир), Бербера (Сомалиленд), и Дакар (Сенегал). Как и в Йемене, так и в Ливии ОАЭ пытаются установить контроль над портовой инфраструктурой региона и, таким образом, путем поддержки Х. Хафтара и пусть и не напрямую, расширить свое влияние и на Средиземное море.

И пусть порт Джебель-Али и является современным и оснащенным по последним технологиям, но, как указывается турецкими авторами, он находится в стороне от значимых торговых путей. И снижение через него судоходного трафика вызывает в ОАЭ законную обеспокоенность. Для того, чтобы этому воспрепятствовать страной, был сделан целый ряд внешнеполитических шагов.

Говоря о Ливии: страна располагает тремя крупными портами и множеством мелких портов. В числе первых, издание упоминает Бенгази, Завию и Триполи. В числе вторых, перечисляются следующие порты: Дерна, Рас-эль-Лануф, Зуара, Сирт и Мисурата.

Порты, контроль над которыми был установлен со стороны Халифы Хафтара, имеют большое значение с точки зрения доставки ему помощи со стороны КСА и ОАЭ.

Следующий раздел материала озаглавлен как «Разновидности помощи Хафтару со стороны ОАЭ и Саудовской Аравии».

Как отмечает турецкое издание, Халифа Хафтар пользуется поддержкой со стороны двух наследных принцев Мухаммеда бен Заида и Мухаммеда бен Сальмана. Объем экономик этих стран Персидского залива и объем тех средств, которыми они распоряжаются, указывается турецкими авторами в сумму свыше 1 трлн долларов.

Два эти государства – КСА и ОАЭ – как отмечается, оказывают Хафтару всестороннюю военную, политическую, эконмическую и дипломатическую поддержку, потому как верят, что он способен сыграть важную роль в их региональных расчетах.

Объем ВВП КСА составляет сумму в размере 762 млрд долл. Общественный инвестиционный фонд КСА, реализующий множество международных проектов, играет важную роль в финансовой поддержке Х.Хафтара. Кроме того, объем экономики ОАЭ составляет сумму около 455 млрд долл. Как отмечается турецким изданием, ОАЭ занимает положение стороны, финансирующей Х.Хафтара, которому эмиратцы могут полностью доверять в плане создания напряженной обстановки в Ливии, имеющей стратегическое значение для их собственной морской торговли.

Здесь турецкое издание ссылается на свои источники в дипломатических кругах ОАЭ. И со ссылкой на них приводит цифру в 200 млн долларов США – это те средства, которые были выделены на серию попыток Х. Хафтара по «освобождению Триполи» — оказавшихся, в итоге, безрезультатными, со стороны ОАЭ и КСА.

ОАЭ, как отмечается, располагает семью фондами, три из которых являются крупными – прежде всего, речь идет об ADIA, то есть, об Abu Dhabi Investment Authority. В последние годы, объем этих фондов растет и растущие возможности ОАЭ используются на пользу Х.Хафтару. При этом, источники доходов ОАЭ и КСА на 65 – 70% состоят из нефтяных и газовых поступлений. Невзирая на ограничения нефтяной и газовой добычи, к примеру, по линии ОРЕС, ОАЭ и КСА продолжаю рассматривать энергоносители в качестве своего основного ресурса. При этом, как отмечается авторами, эмиратцы и саудовцы должны «балансировать излишки своей добычи». В качестве примера, издание говорит о том, что «политические волнения» в Йемене и Палестине финансировались по строке «гуманитарная помощь» со стороны ОАЭ. Другим способом финансирования являются так называемые «чрезвычайные военные расходы» КСА и ОАЭ.

Как отмечается изданием, та нынешняя ситуация, в которой сейчас пребывает Ливия и та ситуация, которая там сейчас складывается, если смотреть за рамками политических расчетов, предлагают «отличное поле применения грязных экономических игр». В этой связи, по мнению издания: ОАЭ даже более заинтересованы в том, чтобы политическая неразбериха в Ливии продолжалась бы, чем ко власти в стране пришёл бы Халифа Хафтар.

Другими словами, как указывает издание, тот хаос, которые сейчас воцарился в Ливии, предлагает ОАЭ отличную возможность для работы с грязными деньгами. И, говоря шире, турецкие авторы делают вывод о том, что целями КСА и ОАЭ является не достижение Ливией стабильности, а то, чтобы нестабильность в стране приняла бы устойчивый, системный характер.

Ливия – это страна, которая богата полезными ископаемыми и имеет протяженный континентальный шельф. Однако, как указывается турецким изданием, в процессе гражданской войны, страна потеряла к себе доверие как к торговому партнёру. Разрушенная нефтяная инфраструктура страны привела к утрате позиций в мировом ТЭК. Пусть и продолжается разработка нефтяных месторождений, находящихся на территории, которая контролируется со стороны Х.Хафтара, однако, добыча замедлилась.

Как отмечается, коалиция КСА и ОАЭ осуществляет финансирование Ливийской национальной армии и наемников Х.Хафтара. В частности, речь идет о том, что приблизительно 1500 наемников из Судана и Чада воюют на стороне Х.Хафтара. Почвой для этой отправки стали близкие отношения между наследным принцем ОАЭ Мухаммедом бен Заидом и главой «Джанджавид» — сил вооруженных прокси – Хамданом Дагало.

Впрочем, невзирая на то, что ОАЭ и КСА располагают значительными финансовыми ресурсами и вооружениями, они не обладают достаточной военной мощью. Армии и тех, и других являются малочисленными, но, впрочем, хорошо оснащенными. В итоге, они оказывают поддержку Х.Хафтаром, как на земле, так и в воздухе, вооружениями. Благодаря этому Х.Хафтару удалось обеспечить быстрое продвижение в Ливии против заметно хуже оснащенных сил его противника – в плоть до Сирта и границ Триполи.

Здесь автором, к примеру, отмечается поддержка Х.Хафтару со стороны ОАЭ – действиями беспилотных летательных аппаратов / дронов китайского производства Wing Loong. На них Правительство национального согласия (ПНС) при поддержке Турции и Катара ответило использованием турецких БПЛА Bayraktar. Также, в качестве фактора, обеспечившего Х.Хафтару быстрое продвижение вперед, турецкое издание называет российскую ЧВК «Вагнер», которая, как указывает турецкое издание, оплачивается и снабжается со стороны ОАЭ.

Как отмечается турецким изданием, в самом начале гражданской войны в Ливии, Халифе Хафтару, ударами с воздуха, оказала поддержку Россия. Сам же он, за исключением нескольких истребителей, нуждающихся в ремонте, воздушными силами не располагает. Здесь изданием приводятся данные ООН от 2017 года, согласно которым в районе авиабазы Аль-Хадим обнаружены 1 вертолет Ми-24, 4 истребителя и 1 самолет АТ-802, принадлежащие ОАЭ. Ранее, в 2016 году, к востоку от Тобрука, было обнаружено 93 бронетранспортера и 549 бронированных и небронированных транспортных средства, также принадлежащих ОАЭ. Также бронеавтомобили Т6 «Пантера» и «Тигр», произведенные эмиратскими фирмами, были отгружены в распоряжение сил Х.Хафтара через саудовские порты.

Как указывает турецкое издание, сейчас ситуация в Ливии со стороны выглядит так, что воюют две стороны, на самом деле, в обеих сторонах наблюдается серьезный раскол.

В частности, силы, которые оказывают поддержку Правительству национального согласия Ф.Сарраджа, сами по себе, являются неоднородными и разрозненными. Самыми сильными и дееспособными частями на стороне ПНС, издание называет мисуратских боевиков.

С другой стороны, как указывается изданием, что бы не говорилось про то, что Ливийская национальная армия является «упорядоченной», в её рядах воюет множество иностранных наемников. В частности, отмечается наличие в рядах ЛНА бойцов из Чада, Судана, из России, а также из целого ряда других стран.

Кроме того, некоторые группы являются «дрейфующими» между двумя силами ливийского противостояния. Другие группы – поделены надвое между сторонниками Хафтара и Сарраджа. В частности, здесь издание приводит пример групп из Зинтана, которые формально поддерживают Хафтара, а, по факту, часть из них воюет на стороне Сарраджа.

Как отмечается турецким изданием, в том случае, если бы в ливийском конфликте не были бы задействованы внешние игроки, то этот конфликт бы являлся не гражданской войной, а столкновениями между различными ополчениями. Свой масштаб и нынешний статус «нерешаемого» конфликта, события в Ливии, как указывается изданием приобрели именно благодаря вмешательству внешних игроков. В особенности, вмешательство в конфликт ОАЭ и КСА привело к тому, что: а) регион конфликта заметно расширился, б) Халифа Хафтар занял позицию, далекую от того, чтобы с ним можно было бы договариваться. И при этом, как указывается турецкими авторами, Халифа Хафтар является игроком, одинаково далеким и от Ливийской революции, и от чаяний ливийцев.

На самом деле, правда заключается в том, что, если посмотреть на собственную турецкую позицию, то она заключалась в том, что Турция хотела сохранить существующий в стране режим М.Каддафи. Просто потому, что при нем у Турции было значительное экономическое влияние в стране, включая многомиллионные строительные подряды, которые весьма щедро оплачивались. Ну и, кроме того, при М.Каддафи турецкое руководство начало, наконец, вести переговоры о разделении границ исключительных экономических зон между двумя странами. И турки имели надежду на то, чтобы успешно финализировать эти переговоры с М.Каддафи. И надо сказать, что Ливия времен ливийского диктатора – это была страна, обладавшая большим политическим и экономическим влиянием в регионе, чтобы её мнением можно было бы пренебречь. И сохранись режим М.Каддафи в Ливии, нынешний расклад для Турции в Восточном Средиземноморье мог бы оказаться намного лучшим, чем он есть в настоящее время. Так что, когда Турция говорит о далекости Х.Хафтара от «чаяний ливийского народа и революции», то она сама находится ровно в таком же положении страны, которая преследует исключительно свои политические и экономические интересы и её отсылки к «идеалам революции» смотрятся откровенным популизмом.

Наряду с тем, что к сторонникам Х.Хафтара в лице КСА и ОАЭ издание добавляет ещё и Францию с Россией, турецкие авторы говорят о коалиции, поддерживающей Правительство национального согласия в Триполи в составе Турции, Катара и Италии. Не забывая при этом подчеркивать, что речь идет о поддержке последними именно законного правительства.

С тем, чтобы изменить эту ситуацию, как пишет издание, страны, оказывающие поддержку Халифе Хафтару, ведут пропагандистскую войну, целью которое является дискредитация Правительства национального согласия в глазах международного общественного мнения.

Более того, КСА и ОАЭ, по линии своих посольств, занимаются тем, что пытаются добиться признания Халифы Хафтара со стороны ООН. И, напротив, они пытаются добиться того, чтобы ООН денонсировала свое признание Правительства национального согласия. А равно также они добиваются того, чтобы не были международно признаны и соглашения, подписанные между Турцией и ПНС 27 ноября 2019 года – в частности, то из них, которое касается разделения между странами исключительных экономических зон.

Подводя черту под разделом, издание говорит о том, что КСА и ОАЭ вмешиваются во множество конфликтов на Ближнем Востоке, нарушая как международное право, так и права человека. Целью КСА и ОАЭ являются «Братья – мусульмане», которым обе страны, как указывает турецкое издание, навешивают ярлык «радикалов» и «террористов». При том, что эта партия не идет ни в какое сравнение по своей мягкости с тем, что, как пишут турецкие авторы, творится в самих КСА и ОАЭ.

Итак, турецкое издание говорит о КСА и об ОАЭ, как двух основным спонсорах Халифы Хафтара, которые финансируют и поддерживают ливийскую гражданскую войну. Которая давно бы закончилась, если бы не вмешательство внешних сил в лице КСА, ОАЭ, а также Франции и России. Однако, главной целью этих стран является не достижение конфликтом своего конца, а именно создание перманентной гражданской войны, чтобы можно было решать свои задачи в «мутной воде» бесконечного конфликта в перспективной и богатой стране.

62.54MB | MySQL:104 | 1,627sec