О новом правительстве Мавритании

Новый состав правительства был объявлен 10 августа вечером в Мавритании. Об этом сообщило Мавританское агентство информации (АМИ). В кабмине, который в четверг возглавил новый премьер, 57-летний Мохамед ульд Биляль, пост министра иностранных дел и сотрудничества сохранил Исмаил ульд Шейх Ахмед. Министром национальной обороны стал Ханенна ульд Сиди, министром внутренних дел и децентрализации — Ахмед Сале ульд Мерзуг, министром юстиции — Мохамед Махмуд ульд Шейх Абдулла ульд Бойя. Министерство экономики, промышленности и развития производственного сектора возглавил Усман Мамаду Кане, Министерство финансов — Мохамед Лемин ульд Дхехби, Министерство по делам ислама и религиозного образования — Дах ульд Сиди ульд Амар Талеб, Министерство культуры, ремесел и по связям с парламентом — Лемработт ульд Беннахи, Министерство нефти, энергетики и горнодобывающей промышленности — Абдессалем ульд Мохамед Салех (об этой фигуре поговорим ниже, поскольку вся эта перетасовка кадров во многом затевалась президентом именно для его назначения).
Как отметили в администрации президента, новый кабмин «сформирован с учетом политического и социального баланса на карте страны, с целью вливания новой крови в исполнительную власть, развития командного духа и укрепления принципа правительственной солидарности».
Предыдущее правительство премьера Исмаила ульд Шейха Сидии 6 августа подало президенту страны Мохамеду ульд Шейха Газуани прошение об отставке. Глава государства назначил Мохамеда ульд Биляля новым премьер-министром и поручил ему сформировать правительство. В этой связи отметим, что многие эксперты полагают в общем-то рутинную отставку правительства «мягким государственным переворотом». И выбор новых министров в данном случае сделан исключительно в силу их дистанцированности в прошлом от клана бывшего президента. Президент Мавритании Мохамед ульд Шейх Газуани только что завершил свой первый год пребывания у власти, и уже начал активную кампанию по борьбе с коррупцией и защите государственных средств. В рамках этой кампании были открыты дела, связанные с десятилетним правлением бывшего президента Мохамеда ульд Абдель Азиза. Первым успехом кампании стала отставка правительства Исмаила ульд Шейха Сидии, менее чем через год после его формирования, после доклада парламентской следственной комиссии, которая предположила, что министры в правительстве были вовлечены в коррупционные эпизоды. Президент Газуани предложил сформировать этот комитет в начале 2020 года. Как полагают эксперты, он, по-видимому, намерен кардинально порвать с эпохой и наследием своего предшественника с учетом того, что их отношения уже больше напоминают открытую конфронтацию. Это говорит о том, что спор достиг точки невозврата, особенно после ликвидации значительной части влиятельной сети сторонников бывшего президента в военном руководстве, в частности путем удаления ключевых офицеров из Президентской гвардии, самого важного подразделения в мавританской армии. Именно это подразделение играло центральную роль в осуществлении военных переворотов в 2005 и 2008 годах. Высшее военное командование Мавритании было реорганизовано в июле, и это логично с учетом печальной истории военных переворотов в стране. Этой связи на службу были возвращены верные сторонники нового президента, в том числе ряд бывших противников бывшего главы государства Азиза. Из десяти или около того назначений старших военных офицеров, объявленных 8 июня, особенно примечательно назначение бригадного генерала Мохамеда ульд Шейха ульд Бейды начальником штаба специальных сил. Выпускник французской военной академии Сен-Сир, ульд Бейда принадлежит к племени Улд Дауд, которое пользуется большим уважением и многочисленно в Мавритании. Он всегда был протеже президента Газуани, несмотря на то, что ему пришлось нелегко в эпоху Мохамеда ульд Абдель Азиза с 2009 по 2019 год. Его разрыв с Азизом восходит к перевороту 6 августа 2008 года, который положил конец президентству Сиди ульд Шейха Абдаллахи. Азиз, который руководил смещением Абдаллахи, просил своего двоюродного брата Мохамеда Лехрейтани, который сегодня является начальником штаба ВВС, арестовать недолговечного начальника штаба армии того времени. Ульд Бейда выступил против ареста, который привел к тому, что он попал в десятилетнюю опалу при Азизе. Его намеренно держали подальше от Нуакшота. Он был одним из тех, кто возглавлял подразделение по борьбе с террористами на границе с Мали, а затем был отправлен на длительную учебную программу в Соединенные Штаты. Азиз отказался назначить его главой одного военного округа, как того хотел тогдашний министр обороны Газуани, и рассматривал возможность его досрочной отставки. Однако Газуани удалось сохранить его в армии, что позволило ему служить военным атташе в Алжире, а затем в Брюсселе, где он узнал о своем новом назначении. Ульд Бейда многим обязан Газуани и полностью ему предан. В настоящее время, когда парламентская комиссия работает над оценкой периода правления Азиза, президент Мавритании должен иметь возможность полностью рассчитывать на армию. Новые назначения — это способ для него поставить своих сторонников на ключевые посты. Ульд Бейда станет первым в истории начальником штаба спецназа. Этот пост был создан исключительно для него. Говорят, что он очень популярен в армии среди офицеров и рядовых солдат, и он будет ключевым элементом в аппарате безопасности Газуани.
Кампания по борьбе с коррупцией также является частью программы реформ президента Газуани, которая была принята и одобрена большинством мавританцев не в последнюю очередь потому, что она устанавливает новые алгоритмы ответственности и подотчетности правительства и президента. Особое внимание уделяется также равенству всех перед законом, что подтверждается привлечением к ответственности влиятельных лиц в государственной иерархии. Несколько дней назад полиция по экономическим преступлениям вызвала бывшего президента страны для дачи показаний по коррупционным делам, в причастности к которым он подозревается. Обвинение было затем расширено до ареста имущества и допроса его сына и зятя. Многие мавританцы в этой связи были оптимистичны в том, что этот шаг будет сигнализировать о ликвидации укоренившейся коррупции, которая захватила весь государственный механизм в той степени, в какой это было нормой при работе со всеми государственными институтами и администрациями в Мавритании с начала 1990-х гг. Именно тогда военные узаконили системную коррупцию в эпоху бывшего президента Маауи ульд Сид’Ахмеда Тайи. В этой связи выразим определенный скептицизм и рискнем предположить, что под эгидой борьбы с коррупцией просто идет обычное для Востока перераспределение финансовых потоков. Тем более, что, по сути, речь идет об имущественном споре между нынешним и бывшим президентами. Этот спор начался с политического движения внутри правящей партии «Союз за республику», которое привело к возникновению «референтного кризиса», поскольку бывший президент Азиз начал открыто принимать министров и политических чиновников в штаб-квартире партии после своего недавнего возвращения из Европы, позиционируя себя в своем качестве президента-основателя партии и единственного бизнес-ориентира. Тем самым он фактически проигнорировал итоги конференции партии в декабре 2019 года. Многие члены партии сочли этот шаг оскорбительным и неприемлемым, в том числе и Газуани, который ранее был сторонником бывшего президента и его креатурой, но теперь он явно не собирается делиться с ним властью. Что теперь может случиться? Есть три возможности. Для начала Газуани захочет сформировать мавританскую политику в соответствии с собственными интересами. Для этого он использует антикоррупционную кампанию, оказывая тем самым давление на бывшего президента, его семью и старших помощников с целью заставить их замолчать и убрать со сцены. По крайней мере, это обеспечит сокращение и сдерживание их политической роли. В этом и заключается цель обвинений в коррупции и бесхозяйственности. Кроме того, правительство захочет добиться усиления своей легитимности среди мавританских граждан, переместив их внимание коррупционное досье. Таким образом, Газуани бьет сразу двух зайцев, ломая своего политического оппонента и получая от народа достаточный кредит доверия, чтобы спокойно управлять своими делами, несмотря на то, что экономическая ситуация в Мавритании очень тяжелая. Наконец, правительство будет стремиться вернуть украденные деньги и привлечь преступников к ответственности. Это слабая опция, потому что для этого нужна сильная политическая воля, которой до сих пор не хватает правительству Газуани. Сила его поддержки иностранными сторонниками проявилась в ходе его предвыборной кампании, когда сторонники президента «Форума содействия миру в мусульманских обществах ОАЭ» шейха Абдаллы бен Байи всем своим весом поддержали Газуани. Это стало еще яснее, когда новоизбранный президент Газуани выбрал именно ОАЭ для своего первого зарубежного визита. Кроме того, министром юстиции назначен старший сын шейха бен Байи Мохамед Махмуд ульд Бей.
Учитывая все это, следует ожидать и ответный удар от сторонников бывшего президента, которые стоят перед перспективой серьезного снижения своего политического и экономического веса. Азиз слишком опытный политик для того, чтобы не иметь козырей, которые он может разыграть против нового правительства. В этой связи принципиальным становится борьба кланов не только за армию, но и за пост министра минеральных ресурсов и нефти. После четырех лет работы в нефтяной и горнодобывающей промышленности бывший министр Мохамед ульд Абдель Ветах уступил место новичку, не имеющему прямого опыта работы ни в одном из этих секторов. Ставленнику Газуани Абдессалему ульд Мохамеду Салеху, который в течение последних 17 лет занимал руководящие посты в Продовольственной и сельскохозяйственной Организации Объединенных Наций в Каире и других местах, было поручено управление портфелем проектов в области нефти, шахт и энергетики, и отныне он возглавит самое важное министерство с точки зрения государственных финансов Мавритании. И все же у Салеха нет профессионального опыта в этих областях: он учился в Национальной школе управления и Сорбонне в Париже, вся его карьера в политической жизни Мавритании восходит к президентству Маауйи Ульд Тая (1984-2005), когда он занимал пост министра рыболовства и экономического советника премьер-министра. Несмотря на то, что он плохо знаком с добывающими секторами, его прошлое повлияло на решение президента Газуани назначить его на такую ключевую роль в перестановках в кабинете министров 9 августа. Прежде всего, он никогда не служил при бывшем президенте Азизе, который подвергся резкой критике со стороны парламентского комитета, собравшегося в конце июля, чтобы изложить свои выводы о сомнительных финансовых сделках за десять лет его пребывания у власти. Как полагают эксперты, этот доклад, вероятно, приведет к судебному преследованию некоторых министров и бизнесменов, и действительно, прокуратура, занимающаяся экономическими преступлениями, уже начала проводить их допросы. Газуани также стремился доверить портфель нефтяных и шахтных активов бескомпромиссной фигуре, которая не будет пытаться защитить своего предшественника Мохамеда ульд Абдель Ветаха, очень близкого к Азизу. Из-за отсутствия у него опыта в нефтяных вопросах в то время, когда BP разрабатывает газовое месторождение Торту и несколько крупных компаний, включая Total, ExxonMobil и Shell, должны провести разведку на шельфе в ближайшие годы, Салех будет принципиально зависеть от закулисных советников Газуани по нефтяным вопросам.
Президент Мавритании объявил состав своего правительства через своего нового генерального секретаря Адаму Бокара Соко: впервые в истории страны список министров не был доведен до сведения канцелярии премьер — министра. Этот символический акт свидетельствует о том, что новый премьер-министр Мохамед ульд Билал будет очень сильно контролироваться президентом. В то время как другие новые министры, и, в частности, новый мощный министр экономики Усман Кейн (выпускник Политехнической школы, экс-министр финансов и бывший председатель Центрального банка, который также возглавлял государственные Société Nationale Industrielle et Minière), получили от президента полный карт-бланш в рамках своей новой деятельности, Газуани намерен сохранить жесткий контроль над нефтяной и горнодобывающей промышленности для того, чтобы сконцентрировать основные финансовые потоки в своих руках

52.46MB | MySQL:102 | 0,617sec