О ситуации в Мали после военного переворота

Захватившие в Мали власть военные проводят перестановки в составе высшего руководства Вооруженных сил страны и Министерства обороны, убирая ряд ключевых фигур, связанных со смещенным с поста главы государства Ибрагимом Бубакаром Кейтой. Об этом сообщил 3 сентября малийский новостной портал «Малижет». Глава самопровозглашенного Национального комитета спасения народа (НКСН) полковник Ассими Гоита издал восемь указов о назначении 19 офицеров на высшие должности в Министерстве обороны и Вооруженных силах Мали. Так, близкий к путчистам Сулейман Дукуре занял пост генерального секретаря Министерства обороны, а новым начальником Генерального штаба стал Умар Диарра, заменивший находящегося под арестом на армейской базе Кати генерала Абдулая Кулибали. Генеральным директором государственной безопасности утвержден полковник Лассана Думбия. Нынешние назначения последовали после того, как глава НКСН полковник Ассими Гоита был провозглашен военными «главой государства». В минувший четверг в «Официальном вестнике» Мали был опубликован «основополагающий акт», который объявил Ассими Гоиту главой малийского государства, отмечает портал. Представитель НКСН полковник Исмаэль Ваге заявил, что в образовавшемся в Мали институциональном вакууме в связи с отставкой президента Кейты, роспуском парламента и правительства военные взяли на себя ответственность за «обеспечение преемственности государства». Он подчеркнул, что основополагающий акт имеет конституционную силу и «позволяет сделать главу НКСН главной государства с целью подготовить в стране переходный период». «Президент НКСН выполняет функции главы государства, он назначает на должности государственных чиновников и военных, он может быть наделен функциями исключительных полномочий в случае серьезной угрозы национальным институтам и целостности страны», — подчеркнул он.
Напомним, что в Мали 18 августа произошел военный переворот, который начался с мятежа на военной базе Кати близ столицы страны Бамако. Военные захватили Генштаб, арестовали высшее руководство страны, включая президента республики. Под давлением президент Мали Ибрагим Бубакар Кейта объявил о своей отставке, а также о роспуске правительства и парламента. В свою очередь военные заявили, что намерены в течение ближайших трех лет сохранять власть в своих руках для полного изменения государственных основ Мали. Как полагают американские эксперты в области безопасности, свержение президента Мали в результате военного переворота еще больше ставит под сомнение способность страны поддерживать усилия по борьбе с терроризмом, и хотя новое руководство обещает национальные выборы, давняя гражданско-военная напряженность предполагает, что международное давление будет играть важную роль в формировании графика формирования правительства. Члены хунты, называющей себя Национальным комитетом спасения народа (НКСН), выступили в государственных СМИ и объявили, что они закроют международные границы и введут комендантский час. НКСН заявил, что военные «не стремятся к захвату власти», но хотят обеспечить стабильность, чтобы они могли организовать всеобщие выборы в «разумные сроки». НКСН также заявил, что он будет уважать все международные соглашения, в том числе касающиеся безопасности с Францией, которые Мали подписало. В этой связи эксперты обращают внимание на то, что 19 августа члены НКСН, включая его лидера полковника Ассими Гоиту, встретились с имамом Махмудом Дико, салафитским священнослужителем и духовным лидером, стоящим за тремя месяцами протестов против Кейты, чтобы обсудить потенциальное формирование переходного правительства под гражданским руководством. Пресс-секретарь Дико после этого заявил, что тот планирует уйти из политики, но, скорее всего, он будет продолжать играть влиятельную роль за кулисами, поскольку формирование и переходный процесс продолжаются. Международные партнеры Мали до сих пор осуждали переворот НКСН. Экономическое сообщество западноафриканских государств (ЭКОВАС) заморозило финансовые потоки и торговлю с Мали, отрезало страну от ее внутренних директивных органов и закрыло ее границы. Африканский союз, состоящий из 55 членов, также приостановил членство Мали в этом блоке.
Политический переходный процесс, вероятно, будет опираться на предыдущие усилия по формированию правительства в Мали после переворота, что, вероятно, приведет к возникновению разногласий между военными и гражданскими политическими лидерами относительно сроков выборов, точной структуры переходного правительства и роли военных в этом процессе. Хотя Дико стал главным лидером протестных движений против возглавляемого Кейтой правительства в последние месяцы, у него и других лидеров оппозиции разные приоритеты. Дико считается более политически умеренным, чем члены оппозиционной партии «Митинг патриотических сил» (M5-RFP), и может согласиться на включение бывших чиновников администрации Кейты в состав переходного правительства. Но его мощное влияние и критика участия Франции в Мали также могут привести к разногласиям с новой хунтой, поскольку военные полностью зависят от французской поддержки. При этом остается неясным, в какой степени НКСН координировал свои действия с оппозиционными деятелями, прежде чем начать операцию по устранению Кейты. Извлекая выгоду из народного недовольства семилетним присутствием Франции в стране, Дико и оппозиция также стали все более критично относиться к роли Парижа в Мали, включая французское посредничество во внутриполитических разногласиях, в которые был вовлечен Дико. В Париже полагают, что свержение Кейты крайне негативно повлияет на международное сотрудничество в борьбе с терроризмом между радикальными группировками, включая местные отделения «Аль-Каиды» и «Исламского государства» (обе организации запрещены в России). Малийские военные сотрудничают с соседними странами, Организацией Объединенных Наций и Францией в проведении ряда контртеррористических и миротворческих операций в регионе, включая французскую операцию «Бархан» и возглавляемые Францией Сахельские силы «Большой пятерки», а также многоаспектную комплексную миссию Организации Объединенных Наций по стабилизации в Мали (МИНУСМА). Эти усилия в значительной степени сосредоточены в Центральной и западной частях Мали против «Джамаат Наср аль-Ислам Валь Муслимин» (JNIM) и «Исламского государства в большой Сахаре» (ISGS). Хотя наиболее значительный риск усиления террористической активности существует в самой Мали, сокращение сотрудничества в результате вынужденного ухода Кейты также подорвет усилия по борьбе с терроризмом как в Буркина-Фасо, так и в Нигере. Решение Африканского союза и ЭКОВАС приостановить некоторые из своих связей с Мали может осложнить усилия по борьбе с терроризмом в ближайшей перспективе и, если они будут продолжаться, может значительно ограничить усилия Мали по развитию и предоставлению любого рода независимого потенциала для смягчения ухудшающейся ситуации в области безопасности в регионе. Менее эффективные региональные усилия по борьбе с терроризмом также могли бы облегчить передачу боевиков и средств группам на северо-западе Нигерии, где в этом году наблюдался всплеск активности боевиков в дополнение к продолжающемуся насилию со стороны западноафриканской провинции «Исламского государства» (ISWAP).
На этом фоне отметим роль в этом кризисе еще двух крупных региональных игроков в лице Алжира и Марокко. С тех пор как военные захватили власть в Мали 18 августа, Марокко укрепляет связи с лидерами переворота, а Алжир, желая сохранить свое влияние в Бамако, смотрит на это настороженно. 25 августа посол Марокко в Мали с очень хорошими местными связями Хасан Насири, занимающий этот пост с 2012 года, провел обстоятельную беседу с председателем НКНС Ассими Гоитой. Марокканский дипломат во время встречи подчеркнул, что Рабат был готов помочь лидерам переворота на протяжении всего переходного периода. Подчеркнем, что эту встречу надо расценивать лишь как этап в общем контексте марокканского посредничества: переговоры с офицерами НКНС начались уже 19 августа, всего через день после того, как переворот вынудил президента Ибрагима Бубакара Кейту  уйти в отставку. Каналы связи были легко установлены, учитывая, что некоторые малийские офицеры прошли военную подготовку в Марокко. Например, полковник и летчик-истребитель Исмаэль Ваге, нынешний представитель офицеров-путчистов, обучался в королевской воздушной школе Марракеша. В середине июля, в разгар политического кризиса в Бамако, король Марокко Мухаммед VI попытался позиционировать себя в качестве посредника между имамом Махмудом Дико и Кейтой. Министр иностранных дел Марокко Насер Бурита тогда поручил Насири выступить посредником между религиозным лидером и президентом. Основываясь на своих усилиях по борьбе с различными религиозными группировками в субрегионе, Рабат пытается воспользоваться этим опытом в Мали и активно взаимодействует сейчас по каналам формальной и неформальной дипломатии с различным мусульманскими лидерами по мере формирования переходного правительства. В знак того, насколько важно малийское дело для Марокко, Бурита рассматривает возможность оставить Насири в Бамако на неопределенный срок, несмотря на то, что в сентябре он должен был возглавить марокканское посольство в Дакаре. Рабат, однако, остро осознает пределы своего влияния в Мали. Север Мали считается территорией жизненных интересов своего соседа и регионального соперника Алжира. Алжир сейчас пытается восстановить свое, дипломатическое присутствие в  регионе Сахель и особенно раздосадован нынешней дипломатической активностью Марокко в Мали. Посол Алжира в Бамако Буалем Шебихи встретился с Гоитой уже 23 августа, а пять дней спустя его посетил министр иностранных дел Мали Сабри Букадум. Председатель наблюдательного комитета алжирского мирного соглашения 2014 года Шебихи заявил во время этих встреч малийским военным лидерам, что его страна готова помочь возобновить процесс соглашения, который нынешние события поставили под реальную угрозу.

62.38MB | MySQL:101 | 0,511sec