Роль Катара в достижении соглашения о прекращении огня между ХАМАСом и Израилем

Исламское движение ХАМАС объявило о согласии пойти на прекращение военной эскалации в секторе Газа в ответ на инициативу Катара. Об этом говорится в заявлении Политбюро ХАМАСа, переданном 31 августа агентством Маан. «После контактов, которые провел катарский представитель, посол Мухаммед аль-Имади, достигнуто понимание о прекращении военной эскалации и одновременно агрессивных действий со стороны Израиля», — указывается в документе.
Как отмечает агентство, это заявление ХАМАСа фактически означает вступление в силу режима прекращения огня. Со стороны Израиля буду приняты меры по ослаблению блокады сектора Газа.
В ночь на 29 августа Армия обороны Израиля нанесла серию ударов по объектам ХАМАСа в Газе в ответ на запуск оттуда воздушных шаров с прикрепленной к ним взрывчаткой. В ходе атаки истребители, БПЛА и танки ЦАХАЛа атаковали подземную инфраструктуру и военный пост ХАМАСа в секторе Газа. После этого израильские военные сообщили, что палестинские радикалы из Сектора запустили в пятницу утром шесть ракет по территории юга Израиля.
Ранее в ответ на запуск шаров 11 августа Израиль закрыл до дальнейшего распоряжения грузовой переход «Керем-Шалом» на границе с Сектором. 12 августа министр обороны Израиля Бени Ганц распорядился сократить рыболовную зону для палестинцев у побережья приморского анклава с 15 морских миль (около 28 км) до 8 морских миль (около 15 км). ВС Израиля в течение августа многократно наносили удары по военным объекты движения ХАМАС в Газе в ответ на запуск шаров со взрывчаткой и ракет. Возможно, напряженность пошла бы другим путем, если бы пандемия коронавируса не распространилась на Газу. Для ХАМАСа было бы невозможно вести одновременно две войны: с коронавирусом в Газе и с противостоянием израильской армии. В этой связи эксперты отмечают, что в этом же контексте именно Катару удалось заключить соглашение о перемирии между ХАМАСом и Израилем, чтобы положить конец всей напряженности, включая прекращение запуска зажигательных воздушных шаров. В свою очередь, Катар должен продолжать оказывать палестинцам экономическую и гуманитарную помощь. Таким образом, этот факт подчеркнул лидирующую на сегодня роль Катара на самом высоком уровне в сдерживании эскалации конфликта. В свою очередь, Египет досрочно прекратил свои посреднические усилия – в отличие от предыдущих периодов, когда египетский посредник непосредственно отвечал за переговоры о перемирии, – в то время как роль Катара в то время ограничивалась финансированием того, что было согласовано именно в рамках египетско-израильских консультаций. Египетский посредник в начале эскалации конфликта выразил готовность взять на себя роль посредника между ХАМАСом и Израилем. С первых часов эскалации египетские спецслужбы представили планы ХАМАСа по восстановлению спокойствия в Газе, учитывая, что развитие политической ситуации после достижения деэскалации, согласно египетской точке зрения, «не будет отвечать интересам движения». Это создало у руководства ХАМАСа впечатление, что он столкнулся с шантажом, а не с посредничеством. Поэтому египтяне потерпели неудачу в своих попытках убедить движение согласиться на урегулирование, удовлетворяющее прежде всего его требованиям. Кроме того, Египет не предоставил, гарантий или обещаний оказать давление на Израиль, чтобы заставить его соблюдать условия перемирия, в отличие от Катара, который эффективно играл эту роль, финансируя необходимые гуманитарные проекты. Все это побудило египтян уйти, в то время как Катар взял на себя переговоры, в результате чего было заключено соглашение о перемирии, которое удовлетворило требования фракций, без каких-либо человеческих жертв или политических переговоров. В свою очередь ХАМАС не препятствовал усилиям Катара по урегулированию разногласий сторон, чтобы не потерять его как стратегического союзника в будущем.
В последний месяц Доха проявила заметный интерес к палестинскому досье, ставя во главу угла свои усилия по достижению перемирия в Газе. Посол Мухаммед аль-Имади не покидал сектор Газа в период эскалации, и его переговоры проходили непосредственно с лидерами ХАМАСа. Кроме того, министр иностранных дел Катара Мухаммед бен Абдельрахман Аль Тани позвонил главе Политбюро ХАМАСа Исмаилу Хании за несколько часов до объявления соглашения о перемирии. Это придало катарскому посредничеству новое политическое измерение. В свою очередь Израиль должен был учитывать присутствие более чем одной стороны в рамках минимизации своего конфликта с ХАМАСом. Катар может оказаться в авангарде этих стран, благодаря своей активной дипломатии и щедрому финансированию. Египет, однако, занимает в этой гонке второе место, и это разделение обусловлено тем, что каждая сторона обладает необходимыми инструментами для ведения переговоров. Катар способен финансировать необходимые проекты в секторе Газа для поддержания спокойствия и предотвращения любой будущей конфронтации между ХАМАСом и Израилем. Что касается Египта, то, несмотря на географическое более выгодное положение, его присутствие на палестинском треке в последнее время значительно сократилось.

52.51MB | MySQL:103 | 0,438sec