О заявлениях министра иностранных дел Мевлюта Чавушоглу. Часть 5

24 сентября 2020 г. состоится Саммит ЕС, на котором, в том числе, будет обсуждаться европейская позиция в отношении конфликта в Восточном Средиземноморье между Турцией и Грецией.

Этот Саммит должен официально зафиксировать европейскую позицию по отношению к одному из важнейших международных кризисов, который, буквально, балансирует на грани.

Соответственно, сейчас можно наблюдать серьезную подготовку стран – непосредственных участниц средиземноморского противостояния, Турции / ТРСК и Греции / Республики Кипр, а также вовлеченных сторон, к этому мероприятию с целью решить в ходе Саммита ЕС свои задачи – ввести сдерживающие санкции против Турции или, напротив, этого избежать. Идет большая и комплексная игра с использованием всех имеющихся у сторон доступных методов и средств.

Разумеется, важным инструментом борьбы является пропаганда, возможность доносить свои идеи до максимально широкой зарубежной аудитории и способность быть услышанным.

В этом смысле, мы видим соревнование между турецкой и греческой дипломатиями. Ярким примером тому является, можно сказать, открытая переписка между министрами иностранных дел Турции Мевлютом Чавушоглу и Греции – Никосом Дендиасом.

Первый написал статью под заголовком «Наше предпочтение в Восточном Средиземноморье — дипломатия без предварительных условий» для известного греческого издания «Катемирини». В тот же самый день, греческое издание опубликовало статью и министра иностранных дел Греции Никоса Дендиаса под заголовком «Мы пойдем по пути международной легитимности».

Предыдущая Часть 4 нашего материала доступна по ссылке: http://www.iimes.ru/?p=73078

Разница в подходах между турецкой и греческой стороной заметна уже, исходя из заголовков. Турция говорит про дипломатию без предварительных условий, а Греция про международную законность. Иными словами, Турция, очевидно, ищет разрешения кризиса за столом переговоров, а Греция в сфере правовой оценки международными институтами действий Турции и «её принуждения к миру». То есть, разговор с Турцией для Грецией, очевидно, является, в лучшем случае, вторичным.

Опять же, мы видим разницу в оценках прошлого со стороны Турции и Греции. Турция стремится на первый план выдвинуть период Ататюрка – Венизелоса, в качестве примера успешного сотрудничества между Турцией и Грецией и отправной точки для нового периода отношений, абстрагируясь (в данном случае и в данной исторической точке, во всяком случае – В.К.) от исторического наследия периода Османской Империи и Балканских войн.

Греция же подчеркивает то, что «ничто не забыто» и посему греческий министр иностранных дел пишет про «тяжелое историческое прошлое и тяжелое настоящее в их двусторонних отношениях», которое, очевидно, не просто не изжито сторонами, но и выходит на новый виток развития, и про «трудный путь». По которому, ещё неясно, удастся ли сторонам пройти или же нет.

Опять же, в своей статье министр иностранных дел Греции подчеркивает европейскую идентичность его страны и её «современность». Разумеется, прямо об этом греческий дипломат не пишет, но его можно понять однозначно – он пытается противопоставить Турцию и Грецию по критериям «европейскости» и «современности». Разумеется, это сравнение, на его взгляд – в пользу Греции.

Греческий министр подчеркивает взгляд Греции на турецкие действия – они опровергают, на греческий взгляд, турецкие же слова и призывы к дипломатии. Хотя не упускается из виду и то, что от турецких руководителей уже не раз прозвучало слово «война».

Вот как характеризует подход Греции её министр иностранных дел: «Греция никогда не угрожает прямо или косвенно, никогда не пытается добиться принуждения посредством проецирования силы, она не нарушает и не пытается оспорить международную законность и никогда не обращается к соседним странам с неуместными выражениями» (про неуместные выражения Греции – чуть ниже – В.К.). Опять же, очевидно, противопоставляя греческий подход подходу турецкому.

Мы не раз говорили на страницах ИБВ о том, что Турция в эти дни, очевидным образом, пытается компенсировать дипломатические неудачи в попытках договориться о новых, выгодных для себя, правилах игры в Восточном Средиземноморье, с прибрежными государствами, силовыми действиями.

Опять же, совершенно неважно, в чем кроется причина турецких дипломатических неудач.

В том ли, что Турция изначально воспринимается в ЕС, как чужая? Или в том, как Турция за последние годы изменилась? Или в том, как относятся лично к Р.Т.Эрдогану на Западе? Или же в том, что турецкий дипломатический корпус понес серьезные кадровые потери и лица, принимающие решения, выразимся мягко, иногда склонны ошибаться?

Скорее всего, если проанализировать ситуацию, ответом, будет «коктейль» из перечисленных выше обстоятельств.

Не говоря уже о том, что есть принципиальная разница между государствами, которые «устаканились» и «успокоились», и между теми государствами, которые проводят экспансионистскую политику. Вряд ли «устаканенной» Европе может нравится экспансионистски настроенная Турция. Которая, к тому же, демонстрирует в своей политике определенные успехи. Для Европы нынешняя турецкая политика попахивает ревизионизмом решений 100-летней давности. И это, пожалуй — главное обстоятельство, из-за которого туркам не решить своих вопросов за дипломатическим столом, сидя за ним с греками, а, говоря шире – с Европейской дипломатией.

Так что, Турция перешла от слов к действиям в Восточном Средиземноморье, вызвавшим жесткое неприятие греческой стороны, которая, как раз, может искать поддержки в том же Европейском Союзе, будучи не просто членом ЕС. Не стоит забывать о том, что членство Греции в ЕС – это, во многом, мировоззренческий вопрос, призванный подчеркнуть особую роль Греции – колыбели европейской цивилизации.

Цитируем греческого министра:

«Она (Греция – В.К.) говорит об очевидном. А именно, что суверенные права в морских зонах не являются продуктом индивидуального восприятия права и не различаются в зависимости от соотношения размеров и власти между государствами. Они (права – В.К.) четко и в равной степени предусмотрены для всех государств обычным и конвенциональным морским правом, которое является обязательным для всех государств. Нравится это или нет».

И далее:

«Страны-члены ООН и Евросоюза не исчезают с карты, если их кто-то не признает. Целые острова не исчезают с карты, создавая по своему желанию новые районы на ровном месте, из-за юридических ошибок и искусственных незаконных соглашений. И, конечно же, юридические суверенные права островов, закрепленные в международном праве, не являются претензией на максимализм (к вопросу о турецком тезисе про греческие максималистские устремления – В.К.). И, конечно же, односторонние претензии государств не являются транснациональными разногласиями. Есть одно и только одно различие между Грецией и Турцией. Что касается разграничения континентального шельфа и исключительной экономической зоны.

Мы готовы возобновить диалог, который приведет к переговорам по разрешению этого спора или передаче его в Международный суд в Гааге. Другими словами, мы продолжим идти по пути международной легитимности, по которому идут другие средиземноморские страны, чтобы разрешать аналогичные споры. Мы доказали это совсем недавно, подписав соглашения о разграничении ИЭЗ (исключительных экономических зон) с Италией и Египтом после долгих и трудных переговоров. Мы хотели бы добиться того же и с остальными нашими соседями. Сюда входит Турция, с которой мы и дальше будем сосуществовать. Мы можем мирно сосуществовать, протягивая руку дружбы и стремясь к взаимопониманию и взаимоуважению. Нашим людям есть чему нас в этом научить. Но это зависит в первую очередь от самой Турции».

Итак, турецкий министр говорит о том, что все зависит от Греции, а греческий министр утверждает о том, что сейчас все будет определяться турецкими действиями. И та и другая сторона демонстрируют уверенность в своей юридической правоте. Однако, греческая сторона, демонстрирует намерение и готовность обращаться за разрешением спора в Международный суд в Гааге. Турецкая же сторона уповает на двусторонние переговоры и суд для них, очевидно, не является той инстанцией, где можно удовлетворить свои требования. А, следовательно, тезис о судебном разрешении спора в турецкой риторике отсутствует.

Вот к каким выводам можно прийти, сравнивая две публикации двух министров иностранных дел, синхронно опубликованных в греческом издании.

И, оценивая ситуацию в целом, можно говорить о том, что в глазах международного сообщества именно Турция сегодня является агрессором, использующим воинственную риторику, а Греция является пострадавшей стороной, ищущей защиты в ЕС и в Международном суде. Так что, можно говорить о том, что на уровне пропаганды и соревнования образов выигрывает греческая сторона, которая явно не собирается «меряться» с Турцией своими военными потенциалами.

Впрочем, надо отметить то, что Греции не удается выглядеть совсем уж «белой и пушистой» на публике.

18 сентября с.г. между Турцией и Грецией разгорелся громкий дипломатический скандал. Греческая газета Dimorkatia вышла под заголовком «Пошел ты на *** господин Эрдоган».

Тут же возникли турецкие хакеры, которые взломали сайт газеты https://www.dimokratianews.gr/ и оставили там уже свое послание греческой стороне, также же выдержанное в «интересной» лексике.

Надо ли говорить о том, что подобный заголовок, пусть и отдельно взятой желтой греческой газеты, вызвал немедленную бурю негодования со стороны Турции. Греческий посол в Анкаре был вызван в турецкий МИД. С заявлением выступил министр иностранных дел М.Чавушоглу, заметивший в частности, что «Оскорбления и проклятия не должны рассматриваться с точки зрения свободы прессы» (разумеется, по поводу оскорблений в адрес турецкого президента выступили ведущие бюрократы и политики страны; вообще, укоренившимся мнением в Турции, во всяком случае, среди проправительственных кругов, является то, что по отношению к её лидеру за рубежом ведется политика очернения и оскорблений – В.К.).

Кроме того, в ходе своей пресс-конференции глава турецкого внешнеполитического ведомства М.Чавушоглу также подчеркнул, что нет смысла запускать новые инициативы по Кипру, которые обречены на провал. Цитируем: «Мы снова и снова говорили, что больше не будем вести переговоры о федерации по кипрскому вопросу». И далее: «(Лидер киприотов-греков — В.К.) Анастасиадис однажды даже сказал мне, что они «даже не хотят делить свои больницы с турками». Позиция греческой стороны не позволяет создать федерацию… Сначала они приняли ротационное президентство, но позже отвергли его».

Тем не менее, турецкой дипломатии приходится иметь дело с куда как более серьезными событиями, чем публикацией со стороны желтого греческого издания некрасивого заголовка в адрес президента страны Р.Т. Эрдогана.

В частности, 17 сентября с.г. Европейский парламент принял антитурецкую резолюцию по событиям в Восточном Средиземноморье.

Вот как звучит заголовок этого документа: «Подготовка Специального (заседания – В.К.) Европейского совета с упором на опасную эскалацию и роль Турции в Восточно-Средиземноморском регионе Европы. Резолюция Парламента от 17 сентября 2020 года о подготовке специального саммита Совета Европы, посвященного опасной эскалации и роли Турции в Восточном Средиземноморье (2020/2774 (RSP)).

Вот что сообщается в пресс-релизе, посвященном принятой Европейским парламентом резолюции:

«Депутаты Европарламента выразили обеспокоенность продолжающимся спором и связанным с этим риском дальнейшей военной эскалации между странами-членами ЕС и страной-кандидатом в ЕС.

В преддверии Специального заседания Европейского совета 24/25 сентября, посвященного опасной эскалации и роли Турции в Восточном Средиземноморье, депутаты Европарламента выражают свою полную солидарность с Грецией и Кипром в Резолюции, принятой 601 голосом «за», 57 «против» и 36 «воздержавшимися».

Заявив, что ЕС четко и решительно защищает свои интересы, депутаты Европарламента призывают Турцию немедленно прекратить любые дальнейшие незаконные разведочные и буровые работы в Восточном Средиземноморье, воздерживаться от нарушения греческого воздушного пространства и греческих и кипрских территориальных вод и прекратить «националистическую воинственную риторику»».

По словам депутатов Европарламента, решение может быть найдено только путем диалога, дипломатии и переговоров. В резолюции Европарламента все заинтересованные стороны, особенно Турция, призываются к тому, чтобы предпринять срочные меры по деэскалации обстановки в Восточном Средиземноморье, путем вывода своих вооруженных сил из этого района. Как отмечается в пресс-релизе, посвященном принятой Резолюции, депутата поприветствовали решение Турции вывести одно из своих сейсмических исследовательских судов из этого района 12 сентября в качестве первого шага к ослаблению напряженности, осуждая в то же время планы Турции продлить срок работы еще одного бурового судна.

Заметим, что вышеупомянутое судно, которое было выведено из района 12 сентября – это Oruç Reis. На первые же «приветствия» своих действий, турецкие представители официально заявили о том, что вывод судна – это технический шаг, связанный с плановым заходом корабля в порт. Он, по их словам, не имеет отношения к переговорному процессу по Восточному Средиземноморью. Напротив, как подчеркнула турецкая сторона, она является решимой в том, что касается продолжения своей работы в регионе. Но эти заявления турецкой стороны, очевидно, были проигнорированы европейцами, которые предпочли их интерпретировать в желаемом для себя ключе.

В своей Резолюции депутаты Европарламента выражают серьезную обеспокоенность текущим состоянием отношений между ЕС и Турцией, на которые серьезно влияет «ужасная ситуация с правами человека в Турции и подрыв демократии и верховенства закона».

В принятом документе депутаты Европейского Парламента призывают как Турцию, так и страны-члены ЕС поддержать политический диалог в Ливии и соблюдать эмбарго на поставки оружия, введенное СБ ООН. Депутаты Европарламента также сожалеют о том негативном влиянии, которое текущая внешняя политика Турции и другие действия в Средиземноморье оказывают на стабильность в регионе, включая Сирию.

Настаивая на том, что дальнейших санкций можно избежать только путем диалога, депутаты Европарламента в Резолюции выступили с призывом к Совету Европы быть готовым к разработке дальнейших ограничительных мер, которые должны быть секторальными и адресными и не будут иметь неблагоприятных последствий для народа Турции или проживающих там беженцев.

Разумеется, обвинения Турции в нарушении прав человека – это классика жанра для европейских институций в адрес Турции. Однако, характеристика положения дел как «ужасного» — это, заметим, нечто новое. Все же Турция – это далеко не страна третьего мира и она имеет развитые демократические институты. Даже их наличие, при, разумеется, серьезных «нюансов», нынешних турецких руководителей, не позволяет характеризовать положение дел в Турции в качестве «ужасного». Довольно любопытно, что в Резолюции говорится о разработке «секторальных мер», которые не будут иметь «неблагоприятных последствий» для беженцев. Читай, не приведут к потоку беженцев в направлении европейских границ.

62.56MB | MySQL:107 | 0,668sec