Израильские СМИ и эксперты об отношениях между Израилем, Азербайджаном и Арменией. Часть 2

Заинтересованность Азербайджана и Израиля в развитии двусторонних отношений на протяжении многих лет анализирует Галия Линденштраус, эксперт Института исследований национальной безопасности (Institute for National Security Studies, INSS) при Тель-Авивском университете. В исследовании, опубликованном в 2015 году, она отмечает ряд факторов, способствующих сближению Азербайджана с Израилем[i].

Во-первых, отмечается, что одной из главных целей внешней политики Азербайджана является возврат территории, утраченной в ходе войны за Нагорный Карабах в начале 1990-х годов. Тогда, как и сегодня, в Баку заявляли, что они не исключают возврата к силовому варианту решения конфликта, если дипломатические переговоры не увенчаются успехом, и что они готовятся к такому конфликту, отчасти используя свои отношения с Израилем. «Израиль важен для Азербайджана в этом контексте, потому что это единственная страна, готовая продавать ему передовые системы вооружений с учетом эмбарго на продажу оружия Азербайджану и Армении, введенного странами ОБСЕ»[ii].

Рой Йелинк, обозреватель ежедневого информационно-аналитического журнала «МИДА» писал о заключенной между Израилем и Азербайджаном крупной сделке на сумму около 1,6 млрд долларов по продаже беспилотных летательных аппаратов и спутниковых систем. В общей сложности с 2012 по 2016 год Израиль продал Азербайджану оружия на 4,48 млрд долларов, став вторым после России (которая продала оружия на 20,04 млрд долларов) поставщиком оружия. Помимо оружия, Израиль экспортирует в Азербайджан технологии и знания в области медицины, высоких технологий, сельского хозяйства и водоснабжения; в стране работают около сорока израильских компаний. К тому же Азербайджан может поучиться у Израиля, как развивать экономику и стать более влиятельной силой в регионе[iii].

Во-вторых, Азербайджан и Израиль считают иранскую угрозу экзистенциальной. Беспокойство Тегерана по поводу стремления азербайджанцев Ирана (где они составляют самое многочисленное меньшинство в стране, пятую часть ее населения) отделиться от Ирана и создать «Великий Азербайджан» является частью фундаментальных проблем в отношениях между Ираном и Азербайджаном. Во время войны за Нагорный Карабах и прилегающие районы Иран был (и остается) союзником Армении.

В-третьих, Азербайджан и Иран спорили о разделе природных ресурсов в Каспийском море. Кроме того, азербайджанцы обвиняют Иран в активизации религиозных настроений среди шиитского населения страны.

В-четвертых, Азербайджан, пишет Г.Линденштраус, «пытается сохранить хрупкий баланс в своих отношениях с Россией и считает контакты с Западом, особенно с Израилем, важными для своих усилий по сохранению независимой внешней политики. Азербайджан не желает быть сателлитом России, т.к. прекрасно понимает, какой ущерб может нанести Россия, если решит втянуть Баку в конфронтацию».

Азербайджанцы, полагает израильский эксперт, убеждены в том, что без российской помощи Армения не сможет продолжать контролировать Нагорный Карабах и прилегающие к нему районы. «Баку тревожит наличие российских баз в Армении, что является одним из факторов, сдерживающих Азербайджан от действий против армян».

Несмотря на то, что Азербайджан придает большое значение своим отношениям с Турцией, Г.Линденштраус отметила ряд спорных моментов между двумя странами. Во-первых, Азербайджан расценил как предательство попытки разморозить отношения между Ереваном и Анкарой в 2009 году. В Баку сетовали на то, что турки даже не проинформировали их о переговорах, о которых они узнали из сообщений в СМИ. Во-вторых, режим И.Алиева тревожит процесс исламизации, продвигаемый Партией справедливости и развития, рассматривая это как угрозу светскому характеру Азербайджана. Помимо этого, полагает израильский эксперт, в Баку понимают, что не смогут положиться на Турцию в случае серьезной конфронтации с Россией.

После подписания протоколов между Турцией и Арменией в 2009 году Азербайджан значительно увеличил бюджет на оборону, от чего выгадал, в частности, оборонный комплекс Израиля. Визит начальника Генштаба Армии обороны Израиля Моше Яалона в Азербайджан в сентябре 2014 года проходил в рамках международной выставки вооружений в Баку. Примерно 20% выставочной площади было занято израильскими компаниями. По мнению Г.Линденштраус,  в Баку ожидали, что тесные отношения с Израилем улучшат имидж Азербайджана и помогут продвинуть его интересы в Вашингтоне.

Эксперт  INSS полагает, что Азербайджан рассматривает помощь произраильского лобби в США как противовес мощному влиянию на американскую внешнюю политику со стороны армянского лобби. В этом контексте Баку помогают представления (разделяемые в еврейской общине Азербайджана) о том, что в Азербайджане никогда не было антисемитизма.

Израиль также заинтересован в отношениях с Азербайджаном, который граничит с Ираном, а значит, является идеальным местом для сбора разведданных об Исламской Республике Иран. В 1990-х годах с помощью Израиля вдоль азербайджано-иранской границы были построены станции сбора разведданных. В 2011 году Израиль начал поставлять Азербайджану беспилотные летательные аппараты для наблюдения за границей. Время от времени стали звучать обвинения в тактическом сотрудничестве двух стран против Ирана.

Отмечается, что Израиль взаимодействует с Азербайджаном в противодействии терроризму и в свое время помог разоблачить ячейки «Хизбаллы», которые готовили теракты, в том числе в отношении посла Израиля в Азербайджане и еврейской школы «Хабад» в Баку.

В марте 2012 г. появилась публикация в журнале «Форин Полиси» (Foreign Policy), в которой утверждалось, что Азербайджан дал Израилю принципиальное согласие на использование ряда баз для нападения на Иран. Власти Азербайджана категорически опровергли это сообщение, а на тот момент министр иностранных дел Авигдор Либерман отметил, что некоторые военные корреспонденты обладают чрезмерно бурным воображением, и им лучше писать сценарии к научно-фантастическим фильмам.

Г.Линденштраус напоминает, что азербайджано-израильское сотрудничество развивалось при содействии американцев в рамках трехсторонних отношений между Турцией, Азербайджаном и Израилем. В 1990-е годы предполагалось, что ось Израиль-Турция-Грузия-Азербайджан, поддерживаемая США, станет противовесом оси Сирия-Иран-Армения-Россия. «Даже когда идея этой оси оказалась под вопросом из-за кризиса в турецко-израильских отношениях и войны в Грузии в 2008 году, Азербайджан и Израиль по-прежнему рассматривали свои двусторонние контакты как отвечающие интересам Запада в регионе.

Израиль заинтересован в Азербайджане еще и по причине импорта нефти. Значительная часть потребляемой Израилем нефти (около 40%) импортируется из Азербайджана или через эту страну по трубопроводу Баку-Тбилиси-Джейхан. Дочерняя компания Государственной нефтяной компании Азербайджанской Республики (SOCAR) принимала участие в бурении нефтяных скважин Shemen Oil у побережья Ашдода. Бурение оказалось неудачным, но показало готовность Азербайджана сотрудничать с Израилем и инвестировать в его энергетический сектор. После открытия природного газа у побережья Средиземного моря тогдашний посол Израиля в Азербайджане Рафаэль Харпаз заявил, что Израиль может позаимствовать опыт у Азербайджана в области энергетики.

По словам эксперта INSS, азербайджано-израильские отношения следует рассматривать в контексте попытки еврейского государства вырваться из изоляции в мусульманском мире и как часть продолжающегося влияния стратегии «периферийного альянса» (налаживания и укрепления Израилем связей с неарабскими государствами, расположенными в непосредственной близости от него). Тесные отношения с Азербайджаном также являются частью усилий, направленных на налаживание сотрудничества со странами Кавказа и Центральной Азии в соответствии с планом МИДа Израиля по укреплению партнерства с Грузией, Туркменистаном, Казахстаном и Узбекистаном.

Г.Линденштраус называет основные слабые места в азербайджано-израильских отношениях. Во-первых, Азербайджан подвергается давлению со стороны соседних стран, некоторые из которых – Иран и Турция – недовольны его сотрудничеством с Израилем. Отмечается, что Азербайджан признает свою слабость по отношению к Ирану и поэтому подчеркивает, что не допустит нападения со своей территории на ядерные объекты в Иране. Баку опасается даже того, что если в Тегеране произойдет смена режима, это будет иметь негативные для него последствия. Азербайджан также зависит от Ирана в плане сообщения с Нахичеванью, азербайджанским анклавом, родиной клана Алиева. С точки зрения Азербайджана, отмечает эксперт INSS, нет стратегических соображений, которые могли бы подорвать союз с Израилем, однако на протяжении многих лет Анкара и Баку делают акцент на нарративе «один народ, две страны», поэтому Азербайджану сложно полностью игнорировать взгляды турецкого лидера.

Во-вторых, полагает Г.Линденштраус, несмотря на желание Азербайджана развивать и сохранять отношения с Западом, включая Израиль, страх перед Россией также является помехой для Баку в продвижении в этом направлении. «Например, российско-грузинская война была воспринята как признак неоимпериалистических амбиций России на Кавказе. Война в Грузии также продемонстрировала Азербайджану, что США рассматривают Кавказ как «задний двор» России и поэтому не желают конфликтовать с Москвой по поводу событий в регионе. Тесные отношения между Россией и Арменией и конфликт по поводу Нагорного Карабаха ограничивает возможности Азербайджана в достижении прогресса в отношениях с Западом, а также ставит Баку в уязвимое положение на фоне усиления российского влияния в регионе. Действительно, Россия несколько раз пыталась заставить Израиль не продавать сложные системы вооружений Азербайджану»[iv].

В-третьих, слабым местом во взаимоотношениях между Израилем и Азербайджаном является их зависимость от правления династии Алиевых или, по крайней мере, от сохранения светского характера страны. К тому же, отмечает эксперт INSS, запасы азербайджанской нефти уменьшаются и без новых открытий страна может остаться без нефтяных ресурсов к 2025 году, что также ставит под вопрос выживаемость режима Алиева.

В-четвертых, Баку трудно противостоять давлению мусульманского мира в вопросе расширения сотрудничества с Израилем (по крайней мере, публичного).

В целом, пишет Г.Линденштраус, Азербайджан во многих отношениях незаменим для Израиля, а близость этой страны к Ирану делает его особенно привлекательным. По ее мнению, выгоды Израиля от сотрудничества с Баку перевешивают риски от возможной смены нынешнего режима, в отношении чего израильскому руководству следует проявлять осторожность. Она предлагала израильским официальным лицам поубавить позитивные заявления о режиме Алиева, что может вызвать возражения со стороны оппозиционно настроенной части населения. Баку рассматривает общину иммигрантов из Азербайджана в Израиле в качестве своего актива и одной из причин нынешних тесных отношений между Азербайджаном и Израилем. В этих условиях израильскому руководству также следует относиться к этому сообществу как активу, который может не только помочь в укреплении связей между странами, но и стать источником информации об изменениях во внутренней политике Азербайджана.

[i] Israel-Azerbaijan: Despite the Constraints, a Special Relationship // INSS. Strategic Assessment. Volume 17. No. 4. January 2015 — https://www.inss.org.il/wp-content/uploads/systemfiles/adkan17_4ENG_7_Lindenstrauss.pdf

[ii] Там же.

[iii] משגשגים ן’ואזרבייג’ן ישראל בין היחסים:הודו רק לא // MIDA. 15.01.2018 — https://mida.org.il/2018/01/15/לא-רק-הודו-היחסים-בין-ישראל-ואזרבייגן/

[iv] Israel-Azerbaijan: Despite the Constraints, a Special Relationship // INSS. Strategic Assessment. Volume 17. No. 4. January 2015 — https://www.inss.org.il/wp-content/uploads/systemfiles/adkan17_4ENG_7_Lindenstrauss.pdf

50.08MB | MySQL:112 | 1,167sec