Сирия: турецкой военное присутствие в зоне деэскалации в Идлибе и действия России

Вооруженные силы Турции приступили к сооружению нового наблюдательного пункта в сирийской зоне деэскалации в Идлибе. Об этом сообщает 16 октября турецкая газета «Миллиет». По данным издания, новый пост турецкой армии может появиться в районе холма Куфухин на юге Идлиба. Кроме того, Анкара продолжает укреплять уже имеющиеся в Сирии наблюдательные пункты. На днях на территорию Идлиба въехала колонна, состоящая из 70 грузовых автомобилей, которые перевозили тяжелую бронированную технику, в том числе танки и артиллерийские установки. Идлиб — единственный регион Сирии, значительная часть которого по-прежнему остается в руках бандформирований. В 2017 году там была создана северная зона деэскалации, куда переместились экстремисты, отказавшиеся сложить оружие в дамасском предместье Восточная Гута и южных областях страны. На территории провинции действовало 12 наблюдательных постов турецкой армии, которые следили за соблюдением режима прекращения огня. По сведениям телеканала «Аль-Маядин», в январе и феврале Турция усилила свое военное присутствие в Идлибе и число постов было увеличено до 40. Турецкие официальные лица не комментируют сообщения об усилении военного присутствия в Идлибе. Между тем, реальная ситуация с турецким присутствием в Идлибе выглядит совершенно иным образом. Для этого надо обратиться к предыстории вопроса. Как полагают некоторые турецкие источники, ситуация изменилась в конце сентября после дипломатических переговоров на высоком уровне в Анкаре между российскими и турецкими официальными лицами. Одновременно с этими консультациями российские военные самолеты обстреляли позиции оппозиции на окраинах Идлиба, когда автобусы с мирными жителями, перевозимые правительством Асада вблизи турецких военных наблюдательных пунктов, по сообщениям, пытались прорваться через турецкие военные посты. Турецкий источник, знакомый с ситуацией, сообщил тогда, что переговоры между турецкими и российскими официальными лицами провалились из-за того, что «Москва не согласилась ни на что разумное. Они не будут слушать», — сказал источник. Отметим в этом связи комментарии российского МИД. Выполнение Турцией своих обязательств по российско-турецким договоренностям по сирийскому Идлибу затягивается. Об этом заявила 17 сентября на брифинге официальный представитель МИД РФ Мария Захарова. Дипломат отметила, что, «несмотря на успехи, достигнутые в борьбе с международным терроризмом на многострадальной сирийской земле», ситуация там все еще далека от стабильности. «Террористические организации «Хайят Тахрир аш-Шам» (запрещена в РФ — прим. ТАСС), а также «Хуррас-эд-Дин» — сирийский филиал «Аль-Каиды» (запрещена в РФ — прим. ТАСС) — окопались в провинции Идлиб. Активность этих структур частично сдерживается присутствием в идлибской зоне турецких военных и совместными российско-турецкими патрулями на трассе М-4 на участке от Саракиба до Джиср-эш-Шугура, — сказала она. — Однако выполнение Анкарой своих обязательств по [дополнительному протоколу к] российско-турецкому меморандуму, который был подписан 5 марта текущего года, затягивается». Российские официальные лица неоднократно повторяли один и тот же тезис на многочисленных встречах с турками, указывая на ответственность Турции по ее обязательствам в рамках Сочинской сделки по избавлению от некоторых группировок в провинции Идлиб, таких как «Хайят Тахрир аш-Шам». При этом в Анкаре убеждены в том, что именно Москва спровоцировала последний раунд столкновений в Идлибе в марте, что в конечном итоге привело к гибели более 60 турецких солдат и потере большого куска территории вблизи стратегической автомагистрали М4. Идлиб имеет первостепенное значение для турецкого руководства, поскольку оно считает, что не может позволить себе еще один кризис сирийских беженцев в разгар тяжелой экономической ситуации, когда в Турции растет ксенофобское раздражение против сирийцев. В этой связи в предыдущий период времени Анкара осуществила многочисленные развертывания в Идлибе, направив туда спецназ, бронетехнику, включая танки, и системы ПВО. Она также создала единую военную штабную структуру с оппозиционными вооруженными группами в городе Хатай в рамках повышения оперативного реагирования на возникающие угрозы, чтобы быстро реагировать на любое нападение сил Асада. Одновременно турецкие инструкторы готовят сотни сирийцев в Идлибе против возможного наступления сирийской армии. Одним из фундаментальных шагов, предпринятых турецкими военными, является развертывание систем противовоздушной обороны. «Асад больше не может посылать свои воздушные силы» — утверждал анонимно один турецкий эксперт. «Так что если вы видите воздушную операцию, то теперь вы знаете, что они определенно русские». Это важный момент, который надо отдельно зафиксировать: Анкара не готова противостоять российским ВКС. И этот момент до Сирии был очевиден в Ливии (наступление протурецких сил остановилось сразу же после поступления информации о появлении в Джуфре якобы российских самолетов), а теперь — и применительно к Армении.

Во время встреч в Анкаре в конце сентября турецкие официальные лица пытались объяснить своим российским коллегам, что Турция теперь имеет больше контроля в Идлибе и «Джебхат ан-Нусра» (запрещена в России) больше не является той угрозой, какой она была раньше. Она, по их утверждениям, утратила свободу маневров на земле из-за усиления турецкого присутствия. В последние месяцы турецкие и российские военные патрули на стратегическом шоссе М4 попадали под обстрел новой и непрозрачной группировки боевиков под названием «Батальоны Хаттаба аш-Шишани» (судя по названию, это чеченцы-кистинцы плюс чеченские эмигранты из Турции; отдельный вопрос, кто их финансирует: есть определенные подозрения в отношении Саудовской Аравии при одобрении США. В любом случае — это четкий сигнал туркам со стороны «Джебхат ан-Нусры» с точки зрения попыток ограничения ее маневренности). Эти нападения разозлили Москву в рамках формулирования ее требований к Анкаре уступить территорию южнее М4 силам Асада. Этот момент, кстати, надо зафиксировать. Несмотря на то, что эксперты по Сирии в целом склоняются к тому, что наступление России и сирийских правительственных сил на Идлиб неизбежно, есть и другие, кто с этим не согласен. Некоторые официальные лица в Анкаре считают, что Россия будет осторожна в своих действиях в Идлибе, потому что ей нужна Турция в качестве партнера в Ливии.

От себя отметим, что большой нужды в таком взаимодействии на сегодня нет: турки не имеют боевого потенциала для того, чтобы наступать за линию Сирт-Джуфра. Плюс их отношения с премьером ПНС Ф.Сарраджем сейчас переживают не лучшие времена, а опора на кланы в Мисурате имеют четкие ограничения: последние в перспективе будут четко ориентироваться на позицию Вашингтона, а не Анкары. И доля влияния Турции в Ливии начнет неуклонно снижаться в случае ухода Х.Хафтара с политической сцены или по мере минимизации его влияния. Вообще надо четко отдавать себе отчет в том, что турки воевать на несколько фронтов не в состоянии: сейчас все их силы брошены на Нагорный Карабах, и все остальные направления заморожены. И все рассуждения некоторых российских политологов о том, что Анкара на этом конфликте «зарабатывает» безосновательны: деньги от экспорта ливийской нефти идут в Центробанк в Триполи, который находится по жестким давлением и контролем американцев. Они постоянно пугают его главу Кибира международным аудитом, а транши сейчас вновь пошли на оплату госструктур на востоке Ливии, а не туркам, как эти эксперты утверждают. Это и было условием США в рамках возобновления экспорта ливийской нефти.

Динамика происходящего сейчас в Идлибе (об этом ниже) и на севере Сирии (а там курды при поддержке американцев активизировали партизанскую войну против протурецких сил) вынуждает Анкару уступать. Еще в сентябре некоторые турецкие эксперты полагали, что, несмотря на провал консультаций, Турция все еще может удовлетворить ожидания России и остановить надвигающуюся операцию в Идлибе. Сухайль аль-Гази, сотрудник Института Тахрир, в этой связи сказал тогда, что «по данным источников в Свободной сирийской армии, Турция начнет операцию по обеспечению безопасности в районе шоссе в Идлибе, чтобы нейтрализовать угрозу со стороны «Батальонов Хаттаба аш-Шишани» и других ячеек, которые дважды атаковали базы турецкой армии. Эта операция, когда/если она будет успешной, решит проблему с Россией, и у России не будет предлога для начала военной операции в Идлибе». При этом те же эксперты утверждают, что Россия использовала ту же успокоительную риторику перед столкновениями в начале этого года, повторяя и тогда и сейчас, что у сирийского правительства «нет никаких оснований для проведения операций в Идлибе». «Россия может показаться сравнительно молчаливой, однако она в военном отношении готова к операции. Она может начаться в любой момент. Напряженность возросла после переговоров в Анкаре. Режимные бомбардировки стали обычным делом. Я не удивлюсь, если в октябре снова начнутся боевые действия в Джебель-аз-Завии, которая имеет решающее значение для обороны Идлиба», — считает Левент Кемаль, региональный турецкий аналитик.

Это короткая предыстория, которая должна проиллюстрировать дальнейший ход событий. Как стало известно 19 октября, Турция приняла решение отказаться от некоторых своих военных позиций в сирийской провинции Идлиб, в том числе от наблюдательных пунктов, созданных в рамках сделки с Россией. Турция создала 12 наблюдательных пунктов прекращения огня в Идлибе и вокруг него после соглашения 2017 года. Два турецких источника, знакомые с этим решением, сообщили, что турецкие военные теперь уйдут с 4 наблюдательных пунктов и 2 военных объектов, которые были окружены сирийскими правительственными войсками в начале этого года во время нового наступления на удерживаемую повстанцами провинцию. «Наблюдательные станции находятся в районах, которые трудно защитить в нынешней сложной ситуации, таких как Морек и Шир Магар», — сказал один из источников. — Военные объекты находятся недалеко от Саракиба». Решение Турции уйти из этих районов стало неожиданностью, поскольку Анкара была ранее непреклонна в том, что она будет использовать их в качестве рычага в будущих переговорах с Москвой и Дамаском. При этом соглашение о прекращении огня между президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом и его российским коллегой Владимиром Путиным, достигнутое в марте, не касалось турецких позиций, которые сейчас окружены силами Дамаска. На сегодня 8 турецких наблюдательных пунктов и 5 небольших укрепленных позиций в настоящее время окружены сирийскими войсками. Источники также сообщили, что турецкие военные решили уйти после ряда событий. Во-первых, по их словам, Россия либо блокировала, либо серьезно препятствовала способности Турции снабжать свои посты. «Режим в Дамаске также привозил так называемых гражданских лиц в автобусах к ближайшим военным участкам, подталкивая их к нападению на турецких солдат. Это были провокации режима», — сказал один из них. Во-вторых, турецкие официальные лица считают, что Россия может спровоцировать конфликт в Идлибе в любой момент, поскольку в Москве не хотят новых договоренностей в провинции, которые могли бы стабилизировать ситуацию в долгосрочной перспективе. Президент Сирии Башар Асад непреклонен в том, что он вернет себе все территории, занятые повстанцами и иностранными войсками с 2011 года. Таким образом, следует предположить, что турецкие военные готовятся к предстоящим столкновениям, перемещая свои военные посты на юг Идлиба для укрепления его обороны. По сути же, следует констатировать, что в данном случае Анкара пошла на определенные уступки Москве в рамках попытки предотвратить новую широкомасштабную операцию Дамаска при поддержке российских военных в Идлибе. Это к вопросу о перспективах массированной экспансии Анкары в регионе, ее способности воевать на нескольких фронтах, и российской «пассивной позиции» по этому вопросу.

51.63MB | MySQL:104 | 0,668sec