О конференции в Институте исследований национальной безопасности: «Накануне 2021 года: Иран готовится к новым администрациям в Вашингтоне и Тегеране». Часть 3

7 декабря этого года израильский Институт исследований национальной безопасности (Institute for National Security Studies, INSS) при Тель-Авивском университете в сотрудничестве с Фондом Конрада Аденауэра в Израиле (Israel Konrad Adenauer Stiftung) в рамках Иранской программы INSS провел в онлайн режиме международную конференцию на тему: «Накануне 2021 года: Иран готовится к новым администрациям в Вашингтоне и Тегеране». 2021 год называется судьбоносным для Исламской Республики Иран (ИРИ) в связи с новым президентом в Вашингтоне и, как ожидается, в Тегеране, где в июне пройдут президентские выборы.

Вторая часть конференции, модератором которой выступила Сима Шайн, старший научный сотрудник и директор Иранской программы INSS, началась с выступления экспертов из США и Европы, а также из ОАЭ и Израиля:

— Д-р Эбтисам аль-Кетби, президент Центра Эмиратской политики (EPC);

— Бригадный генерал Уди Декель, управляющий директор INSS;

— Зоар Палти, начальник военно-политического бюро Министерства обороны Израиля[i].

Д-р Эбтисам полагает, что дискуссии вокруг решения иранской проблемы дипломатическим путем основаны на возвращении к Совместному всеобъемлющему плану действий (СВПД от 2015 г.). По ее мнению, наилучшим способом достичь результата – инициировать широкий диалог, в который были бы вовлечены все страны региона, США и ООН с целью достижения всеобъемлющего регионального соглашения. При этом она считает, что в этом контексте необходимо разделить две концепции – возвращение к ядерной сделке и возобновление переговоров. По ее мнению, руководство Ирана хотело бы, чтобы США вернулись к СВПД. Джо Байден, судя по всему, также склоняется к этому, но при определенных условиях. Это свидетельствует о том, что Байден намерен пожать плоды политики администрации Трампа максимального давления в отношении Ирана, так, чтобы Тегеран взял на себя ряд обязательств помимо ядерной сделки. Иранское руководство, скорее всего, этому воспротивится и будет настаивать на том, чтобы Вашингтон вернулся за стол переговоров без каких-либо условий.

Это может привести к тому, сто США снимут антииранские санкции в обмен на согласие ИРИ вести переговоры. Принципиальным препятствием для такого сценария является тот факт, что президентский срок Хасана Роухани подходит к концу, поэтому необходимо дождаться результатов грядущих выборов. Вполне вероятно, что на них победу одержит представитель радикальных сил, поддерживаемых Корпусом стражей исламской революции (КСИР).

По мнению Эбтисам, переговоры и заключение соглашения с более жестким иранским руководством будет более продуктивным и приведет к заключению более прочного и комплексного соглашения. Если Байден подпишет временное соглашение с Ираном под руководством Роухани, то аятолла Хаменеи и КСИР его поддержат только по причине болезненных санкций.

По словам Эбтисам, иранская ракетная программа является одним из основных противоречий во взаимоотношениях с международным сообществом. Иран использует свой ракетный арсенал в условиях военной конкуренции в регионе. Тем самым Тегеран потенциально угрожает Европе, влияя на позицию Брюсселя по иранской проблеме. Европейцы могут постараться обезопасить свои столицы путем позволения иранцам иметь баллистические ракеты меньшего радиуса действия. Однако такая позиция не учитывает интересы безопасности стран ближневосточного региона. Поэтому необходимо инициировать многосторонние широкие переговоры с Ираном по его ракетному потенциалу. Иранцы доказали всем, что способны действовать посредством своих прокси в разных точках региона.

Д-р Эбтисам полагает, что странам Персидского залива в лице «фабрик мысли» необходимо приложить огромные усилия, чтобы администрация Байдена учла опасения умеренных стран региона по поводу их безопасности перед лицом иранской угрозы. Она призывает США и страны Запада в целом не предъявлять Ближнему Востоку готовые решения без учета их интересов.

Зоар Палти отметил, что ситуация в ближневосточном регионе развивается в том направлении, который Иран не мог предвидеть еще несколько месяцев назад. Нормализация отношений между Израилем, ОАЭ, Бахрейном и Суданом с перспективой заключения соглашений с другими арабскими государствами является наиважнейшим стратегическим достижением за последние десятки лет. Иран играет дестабилизирующую роль на Ближнем Востоке, развивая свою ракетную и военную ядерную программы, что «является недопустимым не только для умеренных стран региона, но для участников СВПД, включая европейскую тройку, Россию, конечно, под руководящей ролью США».

По словам израильского эксперта, Иран угрожает США и странам Европы, направляет в Ливан, Сирию, сектор Газа и Йемен огромное количество оружия. ИРИ ведет себя в регионе враждебно, угрожая американским военным в Ираке, коалиционным силам в Сирии, помогая хоуситам  в Йемене. Иранцы также ведут террористическую деятельность в Европе. И наконец, внутри самого Ирана происходят «ежедневные нарушения прав человека».

Учитывая пагубность поведения Ирана, полагает Палти, ни в коем случае нельзя допустить снятия санкций с Ирана в попытке привести его за стол переговоров. Санкции при администрации Барака Обамы произвели эффект, а политика Трампа его усилила, поэтому нельзя идти на какие-либо уступки иранцам.

Что касается предстоящих выборов в Иране, то, по словам Палти, это бутафория, никакие они не демократические, там не появится кандидата с новыми идеями, реформистскими взглядами. Аятолла Хаменеи и президент Роухани – «это одна школа, одна семья, одна идеология, это просто игра в хорошего и плохого полицейского». Такая ситуация продолжится и не предвидится каких-либо кардинальных изменений. В ближайшие полгода Иран будет оставаться целеустремленным и враждебным, не готовым идти на уступки.

По его мнению, Израиль хоть и пытается на протяжении многих лет, тем не менее, не может в одиночестве решить иранскую проблему комплексно, включая ядерную и ракетную программы, а также враждебного поведения в регионе. По его словам, «другом Израиля в вопросе [противостояния Ирану] являются США, американский народ, администрация и СМИ – все поддерживают в этом Израиль. У Израиля есть стратегическая поддержка американцев, двухпартийная поддержка в Конгрессе и Сенате США. Когда американцы находятся по всему Ближнему Востоку – в Ираке, Сирии, Ливане и помогают нашим друзьям в Персидском заливе, Йемене». Для Израиля ключевым в стратегии национальной безопасности должна оставаться опора на Вашингтон, который поставляет самое лучшее вооружение и оборудование.

В этих условиях Палти призывает всех в 2021 году профессионально подойти к иранской проблеме и не питать больших надежд, напротив, проявить твердость и не допустить развития иранской ядерной и ракетной программы, а также террористической деятельности. Лично Палти оптимистично смотрит в 2021 год, т.к. страны Ближнего Востока стали более сплоченными перед лицом иранской угрозы. Тем не менее, Западу во главе с США не стоит начинать разговор с Израилем после достижения соглашения с Ираном, необходимо взаимодействие до этого.

Бригадный генерал  и управляющий директор Института исследований национальной безопасности Уди Декель отметил, что невозможно вернуться на пять лет назад к СВПД, после определенной активности Ирана в регионе, развития ракетной программы, закрепления в Сирии, его действий в Ливане и западной части Ирака. По его словам, «Иран создал военную машину против Израиля и продолжает ее использовать». Как раз политика максимального давления на Иран привела к тому, что иранское руководство испытывает финансовые трудности и уже не может себе позволить спонсировать прокси в прежних масштабах, к тому же точечные операции Израиля также подорвали возможности ИРИ. Как отметил Декель, «на Ближнем Востоке, если у тебя есть деньги, тебя будут поддерживать люди, которых можно направить на совершение террористических атак». В целом, политика максимального давления не позволила иранцам реализовать их план.

На северном фронте Израиля, отмечает Декель, закрепление Ирана в Сирии опирается на ряд составляющих. Во-первых, это экономические и инфраструктурные проекты. Во-вторых, решение демографических задач, которые заключаются в увеличении шиитского населения в Сирии за счет расселения шиитских ополченцев с семьями в стратегически важных районах для создания сухопутного моста, связывающего с Ираном. В-третьих, иранцы создают в Сирии множество своего рода внутренних подразделений безопасности, которые они тренируют, снабжают, спонсируют и пытаются использовать в своих интересах. Однажды они могут быть задействованы в нападении на Израиль; на юге Сирии наблюдается их активность. В районе Голанских высот иранцы стараются создать зону постоянной напряженности, чтобы отвлечь силы Израиля, который, по их расчетам в этом случае не будет иметь возможности готовить и осуществлять действия, направленные непосредственно против Ирана.

В следующие несколько месяцев, полагает Декель, Иран столкнется с рядом вызовов вдоль его, так называемой шиитской оси – от Тегерана, до Багдада, Дамаска, Бейрута и даже попытается выйти за пределы Средиземноморья. При этом Иран старается избежать столкновения с Израилем, поскольку не пришло время, нет достаточных ресурсов, что, опять-таки, стало результатом политики максимального давления.

Декель призывает принять во внимание три сценария, которые могут изменить существующую реальность на северном фронте Израиля. Во-первых, возможное решение новой администрации США вывести американские силы из Ирака и Сирии. В этом случае иранцы получат свободу действия и возможность закрепиться на этой территории, спонсируя и направляя деятельность прокси, что вызывает особое беспокойство у Израиля. По словам Декеля, «небольшой американский контингент в восточной Сирии сейчас не позволяет иранцам свободно действовать в этом районе. В случае их ухода, стратегически важная территория перейдет под контроль Ирана».

Во-вторых, отход от политики максимального давления, которая хоть и не привела к смене иранского режима или изменению его поведения, тем не менее, имеет определенные позитивные результаты. Декель опасается того, что возобладает точка зрения, согласно которой облегчение санкционного режима приведет к изменению поведения Тегерана. По его словам, «Иран – это не часть решения проблемы, это и есть сама проблема». В-третьих, Израиль может остаться один на один в противостоянии Ирану. Он надеется, что этого не произойдет хотя бы в вопросе иранской ядерной программы, которая является проблемой региона и даже международного сообщества.

По словам Декеля, «президент Сирии Башар Асад открыл двери Ирану в свою страну, предоставил иранцам и «Хизбалле» свободу действий, убил полмиллиона своих граждан». Россия, полагает он, находится в определенной конкуренции с Ираном за влияние на Дамаск, что особенно четко проявилось на юге Сирии. «Иран блокирует малейшие попытки позитивных изменений в Сирии, иранцы не хотят проведения реформ, достижения соглашения между повстанцами и режимом, потому что никто не собирается инвестировать в Сирию». Следовательно, «для этой страны и региона будет лучше без Асада, который не может оставаться сирийским лидером».

Декель говорит о двух вариантах решения задачи. Способствовать продвижению внутри Сирии дружественных Израилю политических сил, способных привести к власти другого лидера, или децентрализировать Сирию, создать своего рода федерацию (о чем, как он отмечает, «упоминали русские»). По его словам, «никто не говорит с русскими…, однако новая администрация США и Россия могли бы реализовать общие интересы в Сирии, особенно стабилизировать ситуацию, выдавить иранцев из страны».

Декель отметил тот факт, что никто из участников конференции не упомянул Россию, хотя она является ключевым актором не только в Сирии, но и в отношении Ирана. «Безусловно, Москва не намерена вступать с Тегераном в конфронтацию, однако Израиль должен постараться, чтобы Россия привнесла позитивные изменения. В любом случае израильскому военно-политическому руководству необходимо приложить усилия в этом направлении, чтобы изменить существующие тенденции».

[i] On the Eve of 2021: Iran Prepares for New Administrations in Washington and Tehran // INSS. 07.12.2020 — https://www.inss.org.il/event/iran-2021/

52.18MB | MySQL:101 | 0,354sec