О теракте в аэропорту Адена на фоне политической ситуации в Йемене

По меньшей мере, 22 человека погибли и десятки получили ранения в результате нападения на аэропорт Адена 30 декабря вскоре после того, как из Саудовской Аравии прибыл самолет с новообразованным йеменским правительством. Министерство внутренних дел Йемена обвинило в этом нападении движение хоуситов и сообщило о 22 погибших. Медицинские источники сообщили, что по меньшей мере 26 человек были убиты в результате нападения и более 50 ранены. Три мощных взрыва сотрясли аэропорт, когда министры встречали выходящих из самолета, разбросав обломки по летному полю. Официальные лица, включая премьер-министра Маина Абдулмалика Саида и посла Саудовской Аравии в Йемене Мухаммеда бен Саида аль-Джабера, были доставлены в ближайший президентский дворец для обеспечения безопасности. Первая атака была нацелена на зал аэропорта, когда члены кабинета министров еще выходили из самолета, а затем произошли еще две атаки, когда члены кабинета министров находились в самолете. Большинство жертв — это сотрудники аэропорта и люди, которые присутствовали при встрече правительства, и никто из министров не был ранен или убит. Это важно, поскольку такой задачи и не стояло: надо было напугать их и не более того, Но об этом ниже. Среди погибших был журналист Адиб аль-Джинани. Другие представители СМИ были ранены. Международный Комитет Красного Креста в Йемене заявил, что один из его сотрудников был убит, трое ранены и еще двое числятся пропавшими без вести. Политический совет хоуситов отрицает, что за нападением стояло движение, заявляя, что обвинения были попыткой втянуть их во внутренние споры. И это очень похоже на правду.
Южный портовый город Аден уже давно стал ареной насилия из-за разногласий между южнойеменскими сепаратистами и правительством президента Йемена Абд Раббо Мансура Хади, хоуситы в этих междоусобицах участия не принимали. Достаточно вспомнить бои между силами Хади и сторонниками партии «Ислах» за контроль над столичным аэропортом Адена с проэмиратскими силами ЮПС два года назад. И там в основе лежали деньги – через аэропорт шли основные партии оружия, которое потом контрабандно перепродавалось в ту же Африку. Сепаратистский Южный переходный совет (ЮПС), который добивается независимости Южного Йемена, объявил о самоуправлении в Адене в начале 2020 года, что вызвало ожесточенные столкновения и осложнило усилия ООН по установлению постоянного прекращения огня в йеменском конфликте. Однако после переговоров 18 декабря международно-признанное правительство Йемена, ЮПС и другие партии сформировали новый кабинет министров разделив власть. Особо отметим, что новое правительство было сформировано под эгидой Эр-Рияда (при достижении компромисса с Абу-Даби), который возглавляет военную коалицию против повстанцев-хоуситов, взявших под свой контроль столицу страны Сану в 2014 году. Саудовская Аравия призывает обе стороны прекратить «войну внутри гражданской войны» и укрепить коалицию против хоуситов, которые готовы захватить ключевой город Мариб, последний оплот правительства на севере страны. Об этой угрозе (на наш взгляд, больше гипотетической просто в силу негласного альянса между хоуситами и руководством партии «Ислах» в лице нынешнего вице-президента Али Мохсена аль-Ахмара, который в принципе контролирует местные племена в этой провинции, о разделении прибыли от поставок нефти и электроэнергии) говорят давно и упорно. И действительно – при таком сценарии участие саудовской коалиции в войне и вообще тема изгнания хоуситов из Саны становится очень проблематичным делом. Теоретически компромисс между А.М.Хади и ЮПС усиливает позиции коалиции с точки зрения возобновления участия южнойеменцев в боях с хоуситами. Но это только теоретически. Во-первых, после вывода эмиратских и суданских войск пыл южнойеменцев в этом контексте сильно поугас. Тем более что хоуситы не возражают в принципе против независимости Южного Йемена. Они, конечно, полагают себя наследниками последнего йеменского имама, что по определению исключает какое-либо признание иных правительств в стране. Но это касается в первую голову таких структур на севере страны, то есть касается прежде всего того же Хади. Юг – это тема другая и он никогда в состав последнего имамата в Йемене не входил. Отсюда и терпимость хоуситов к теме возможной государственной независимости Южного Йемена. Во-вторых, остается нерешенным вопрос о преемнике Хади: ОАЭ не хотят Али Мохсена аль-Ахмара, поскольку он возглавляет фактически йеменский филиал «Братьев-мусульман», коих в Абу-Даби полагают главной угрозой национальной безопасности, и продолжает брать деньги у Катара; в Эр-Риде в свою очередь не желают иметь дел со ставленником ОАЭ, племянником бывшего президента страны А.А.Салеха Тариком. В этой связи рискнем предположить, что корни нынешнего нападения в аэропорту Адена лежат в традиционном для Йемена вопросе передела собственности на юге страны, особенно с учетом того, что в правительстве теперь присутствуют пять представителей ЮПС и сохранено очень символическое присутствие тех же ислаховцев. Премьер-министр Маин Абдулмалик Саид сохранил свой пост в новом правительстве, которое состоит из 24 министров, в то время как изменения произошли в нескольких министерствах, включая Министерство иностранных дел. В новый кабинет вошли пять министров от крупнейших политических блоков Йемена, включая ВНК и единично — партию «Ислах». Однако Хади сохранил своих ближайших союзников в ключевых министерствах обороны, внутренних дел, иностранных дел и финансов. Но не удержал нефть, транспорт и энергетику, а это важно. Саудовское внешнеполитическое ведомство приветствовало объявление о формировании правительства, заявив, что это «важный шаг на пути достижения политического решения и прекращения кризиса в Йемене». При этом часть серьезных местных экспертов полагают, что приоритетом для кабинета министров теперь будет не реализация программы развития, а то, как защитить себя от новых нападений, и в скором времени министры снова вернутся в Саудовскую Аравию.

Правительство технократов было окончательно приведено к присяге перед президентом Йемена А.М. Хади 26 декабря. Церемония состоялась в Эр-Рияде, а не во временной политической столице Йемена Адене. Это означает, что авторитет правительства уже упал ниже ожиданий населения Йемена с первого дня его вступления в свои официальные обязанности. Церемония также подчеркнула характер роли Саудовской Аравии, которая все еще представляет экзистенциальную угрозу Йемену, основанную на неестественном превосходстве. В этой связи основная цель теракта в Адене, кто бы его не совершил, – хоуситы, ислаховцы, которые бояться передела собственности и активов в Южном Йемене; или непримиримые южнойеменские сепаратисты, заключается в физическом выдавливании офиса нового правительства из Адена в КСА, что низведет его влияние на процессы экономического управления практически до нуля. Собственно борьба за нефтяные и энергетические активы на юге страны и является сейчас основным локомотивом всех остальных событий, начиная от единичных терактов и заканчивая щирокомасштабными боевыми действиями, как это было совсем недавно в том же Абъяне, где воевали друг с другом сторонники Хади и ислаховцы с одной стороны, и силы ЮПС при поддержке ОАЭ – с другой. Но совсем не хоуситы. Само соглашение о формировании нового кабмина лучше всего можно охарактеризовать как хрупкое, незрелое и без реальных гарантий, хотя оно пришло после почти четырнадцати месяцев дипломатических споров, благодаря которым Саудовская Аравия смогла навязать это оглашение правительству Хади. Именно навязать, и этот момент надо отдельно зафиксировать для понимания того, кому может быть выгоден последний по времени теракт в Адене. Кстати, он во многом символический и посылающий сигнал (вообще в Йемене просто так не взрывают: там таким образом посылают тот или иной сигнал): много шума без намерения убить кого-то конкретного. Тем более что никто до сих пор не может сказать, как конкретно был обстрелян аэропорт: беспилотниками (а это практически однозначно хоуситы) или просто ракетами «земля-земля» (а это уже больше похоже на тех же ислаховцев). На первый взгляд соглашение о формировании коалиционного правительства, соответствует одному из желаемых итогов конференции по всеобъемлющему национальному диалогу, состоявшейся в 2013 году в столице Йемена Сане, поскольку она была сформирована в соответствии с принципом паритета между Северным и Южным Йеменом. Однако на самом деле это не что иное, как неполное партнерство, поскольку северные министры не контролируют принятие решений в северных провинциях, большая часть которых находится под контролем хоуситов. Тот факт, что большая часть севера страны остается в их руках, объясняется не слабостью их противников, а тем, что последние пали жертвой очень неумной политикой КСА и разновекторностью устремлений КСА и ОАЭ. Саудовская Аравия и ОАЭ работали в течение последних шести лет войны, чтобы ослабить просалеховскую национальную армию Йемена и ее влияние в северных провинциях и, таким образом, позволили хоуситам усилить там свой контроль. Они также полностью контролировали поток ресурсов, необходимых для ведения решающих боев против хоуситов в провинциях Таиз, Ибб и Аль-Байда.
Почему же Эр-Рияд настаивает на формальном правительстве равенства между Севером и Югом? Не скрывает ли это намерение использовать министров Севера в качестве лжесвидетелей политической сделки, которая закончится тем, что сепаратистский Южный переходный совет (ЮПС) разделит страну? Даже если отделение будет отложено, формирование правительства 50/50, в то время как большая часть северной части страны все еще находится под влиянием хоуситов, связанных с Ираном, — это не что иное, как попытка Эр-Рияда и Абу-Даби достигнуть компромисса с местными элитами. В этой связи Саудовская Аравия настаивала на том, чтобы избегать военных решений и решений в области безопасности, которые должны быть выполнены в соответствии с Эр-Риядским соглашением до формирования правительства и до того, как оно начнет выполнять свои конституционные обязанности в Адене. Более того, военные обязательства и обязательства в области безопасности должны выполняться на основе условий Эр-Риядской сделки, чего не может навязать ни одна сторона, кроме саудовского правительства, поскольку оно является спонсором этого соглашения. Это означает, что законное правительство Хади по-прежнему не сможет выполнить свои основные экономические и военные обязательства. Ожидается, что новое правительство очень скоро столкнется с раскольнической деятельностью со стороны пяти его членов, представляющих волю ЮПС. Последний обязан выполнить основную часть этих обязательств в соответствии с соглашением, выведя войска из Адена и южных провинций, сдав оружие и объединив своих бойцов с армией и силами безопасности правительства, чего они не делают в том же Абъяне и тем самым уже вызывают ропот местных племен в адрес А.М.Хади и КСА. Следовательно, военные обязательства и обязательства в области безопасности останутся главными экзистенциальными угрозами для только что приведенного к присяге правительства.
В этой связи новое правительство, если оно приступит к исполнению своих обязательств именно в Адене, несет в себе угрозы, прежде всего, нынешним собственникам основных активов там. А это те же ислаховцы, которые получили часть этих активов в награду от А.А.Салеха после гражданской войны 1994 года и те люди в аппарате самого Хади, которые получили от него монополию на владение нефтяными, телекоммуникационными и топливными активами. А это, прежде всего руководитель аппарата президента М.Исса, который недавно гостил в Москве, и который пользуется своей монополией на владение активами на Юге благодаря партнерству с сыном Хади Джамалом. М.Иссе (а значит и Хади) не удалось пролоббировать на ключевые должности в новом правительстве своих людей, а это грозит уже пересмотром незаконной приватизации: южнойеменцы уже открыто требуют этого. И в данном случае ислаховцы также на их стороне и в силу тех же причин категорически против государственного обособления Южного Йемена. Именно это основные бенефициары (а не хоуситы) возможного срыва навязанной Эр-Риядом компромиссной сделки с южнойеменцами (кто конкретно запустил ракету в данном случае абсолютно неважно, главное – кто проплатил), и если нельзя было возразить своему основному спонсору прямо, то это всегда можно сделать опосредованно руками «неизвестных террористов», а еще лучше – хоуситов: МВД Хади тут же об этом и заявило. И взятки гладки – мы конечно за коалиционное правительство, но мы не можем ему гарантировать безопасности в Адене, значить — надо снова уезжать в роскошные виллы в Эр-Рияде и тем самым сохранять стаус-кво с точки зрения владения активов на юге страны. Это очень по-йеменски, по бедуински просто и в то же время зримо.

52.61MB | MySQL:104 | 0,448sec