Об осложнении политической ситуации в Судане

Британские источники указывают на то, что опасность военного переворота в Судане, по-видимому, возросла на фоне споров между гражданскими и военными элементами переходного правительства после создания в середине декабря военным руководителем страны нового органа с широкими полномочиями. Несколько гражданских партий, включая партию нынешнего премьер-министра и альянс «За свободу и перемены», отвергли полномочия, предоставленные новому Совету партнеров по переходному процессу, и настоятельно призвали генерала Абдель Фаттаха аль-Бурхана пересмотреть свое решение. А.Ф.аль-Бурхан возглавляет Суверенный совет Судана — военно-гражданский орган, созданный в августе 2019 года. На сегодня это высшая исполнительная власть Судана, которая контролирует хрупкий трехлетний переход к гражданскому правлению после свержения в апреле 2019 года бывшего президента Омара аль-Башира. 10 декабря аль-Бурхан издал президентский указ о создании нового органа Совет партнеров по переходному процессу , в состав которого должны войти альянс «За свободу и перемены», Суданский революционный фронт (СРФ), представляющие собой коалицию повстанческих сил,  военный компонент переходного правительства и Совет министров. Этот орган должен состоять из 29 членов, в том числе 13 из альянса, 7 из СРФ, 6 из военных, а также 2 других общественных лидера из Восточного Судана. Согласно указу, созданный орган будет иметь полномочия «руководить переходным периодом и служить высоким интересам Судана, разрешая любые разногласия между правительственными партнерами и помогая осуществлять недавно подписанное мирное соглашение с повстанцами». Отвергая этот шаг, премьер-министр Абдалла Хамдок заявил, что А.Ф.аль-Бурхан превысил свои прерогативы, наделив новый орган чрезмерными полномочиями. Формально это так: внесение поправок в Конституционную декларацию является исключительным правом Законодательного собрания, которое еще не было сформировано из-за политических разногласий. Отметим, что на сегодня новый орган так и не был сформирован, между сторонами продолжаются дискуссии. Суть нынешних споров между гражданскими и военными заключается в изменениях в правящих институтах и в том, как интегрировать в исполнительную власть повстанческие движения, подписавшие в октябре в Джубе мирное соглашение с переходным правительством. Напряженность на эту тему присутствовала уже после подписания соглашения в Джубе, которое было отвергнуто некоторыми членами альянса, а также некоторыми повстанцами, но споры обострились после прибытия лидеров повстанцев в Хартум в декабре 2020 г. и достигли своего пика с решением А.Ф.аль-Бурхана сформировать Совет партнеров по переходному процессу. Представитель правительства Фейсал Мухаммед Салих заявил в пятницу, что указ А.Ф.аль-Бурхана противоречит Конституционной декларации, подписанной в августе прошлого года между демократическими активистами и  суданскими военными. Тем временем повстанцы, не подписавшие соглашение в Джубе, включая Народно-освободительное движение — Север (НОДС- С) во главе с Абдельазизом аль-Хилу и Суданское освободительное движение (СОД) во главе с Абдулом Вахидом аль-Нуром, также отвергли создание этого органа. По сути, основной причиной этих трений между гражданским и военным руководством является обязательный роспуск государственных компаний, контролируемых суданской армией; реструктуризация вооруженных сил, ополченцев и органов безопасности, а также недавнее соглашение о нормализации отношений с Израилем. Военные, которые поддерживаются Саудовской Аравией, ОАЭ и Египтом, настаивали на этом шаге, в то время как А.Хамдок выступил против него.
Напомним, что мирное соглашение, подписанное  в Джубе, охватывает Дарфур, Южный Кордофан и Голубой Нил, а также вооруженные конфликты в Центральном, Северном и Восточном Судане. Соглашение включает девять протоколов, охватывающих разделение власти, распределение богатств, гуманитарный доступ ко всем конфликтным районам, меры безопасности, правосудие, включая сотрудничество с Международным уголовным судом (МУС), землевладение, возвращение беженцев и временно перемещенных лиц на их родные земли, примирение и компенсацию жертвам войны. Основными повстанческими группировками, подписавшими соглашение, были СНОД-С, возглавляемая Маликом Агаром, Движение за справедливость и равенство (ДСР), фракция Суданского освободительного движения под руководством Минни Минави (СОД-М), а также другие мелкие группы. Соглашение о разделе власти давало повстанцам 25% состава правительства и будущего Законодательного собрания. После указа А.Ф.аль-Бурхана правительство официально отклонило его, утверждая, что мандат нового органа выходит за рамки того, о чем сторон договорились при подписании мирного соглашения. “Этот Совет [партнеров по переходу] должен [только] быть органом для консультаций и урегулирования конфликтов между четырьмя уровнями власти, включая альянс «За свободы и перемены», вооруженные силы, кабинет министров и повстанцев СРФ. Полномочия, предоставленные Совету, превышают его мандат и нарушают Конституционную декларацию, а также нарушают и конфискуют полномочия предстоящего Законодательного собрания, включая мониторинг, подсчет голосов и т.д», — заявил представитель правительства Салих. Альянс также отверг полномочия нового органа, подчеркнув, что «он должен быть предназначен только для консультаций между правительственными учреждениями и новыми партнерами по мирному процессу, с тем, чтобы решить, как наилучшим образом осуществить мирное соглашение». Национальная партия «Умма» и Партия суданского конгресса (ПСК) также отклонили указ аль-Бурхана, призвав к его немедленному пересмотру. Ассоциация суданских профессионалов (АСП), возглавлявшая протесты против О.аль-Башира, пригрозила организовать протесты против Совета. «Мы с подозрением смотрим на формирование этого Совета, включая его полномочия, которые направлены на то, чтобы остановить демократические преобразования и цивилизовать государство в Судане. Это заговор военных с целью захвата власти и против августовского соглашения о разделе власти», — заявил один из ведущих членов АСП Мухаммед Альфатих Юсеф. Низовые комитеты сопротивления также отвергли создание Совета. Член Суверенного совета Айша Муса аль-Саид также заявила, что считает указ аль-Бурхана государственным переворотом против Конституционной декларации августа 2019 года. В свою очередь лидеры Суданского революционного фронта подчеркивали важность Совета, обвиняя некоторые гражданские элементы в попытках ослабить представительство повстанцев и осуществление мирного соглашения. Ведущий член СРФ Аль-Тум Хадж заявил, что Совет является единственным способом обеспечить реальное и равное распределение власти между повстанцами, а также контролировать выполнение мирного соглашения. «Мы видим, что история повторяется, и элиты центра в Хартуме снова хотят исключить другие части страны, особенно те, которые пострадали от войны, в политическом представительстве и распределении богатства. Это будет воспроизводить старое государство, которое дает привилегии страны определенному политическому классу», — сказал он. Вот собственно суть споров, и они как всегда связаны в первую голову с борьбой за контроль над основными финансовыми потоками. При этом отметим, что суданские военные в данном случае действуют изобретательно, намеренно стимулируя центробежные тенденции в гражданском и едином некогда политическом сегменте. Также констатируем, что информация о военном перевороте является большой натяжкой. Например, видный член альянса Хайдар Алсафи преуменьшил значение этих споров, описав их как небольшое недоразумение, которое можно было бы разрешить путем проведения дополнительных консультаций между различными заинтересованными сторонами. Он заявил, что «между альянсом, правительством, военными и СРФ ведутся сейчас интенсивные контакты и переговоры, чтобы как можно скорее урегулировать эти разногласия. У нас есть много экономических проблем, распространение коронавируса и много проблем, поэтому нам нет необходимости преувеличивать нынешние различия».

55.82MB | MySQL:105 | 0,470sec