Военно-политическая обстановка в Ираке (январь 2021 года)

В январе 2021 года в Ираке сохранялась сложная военно-политическая обстановка. Страна продолжает находиться в затяжном системном кризисе. Серьезные противоречия по многим принципиальным вопросам внутренней и внешней политики сохраняются между ведущими политическим силами Ирака. Ситуацию в республике, особенно в сфере экономики, в значительной степени ухудшают сохраняющиеся на мировом рынке относительно низкие цены на нефть. В стране продолжает остро ощущаться нехватка воды и электроэнергии. В январе вновь возросли темпы роста числа заболевших новым коронавирусом. Несмотря на регулярно проводимые антитеррористические операции, в различных районах Ирака не прекращают действовать банды террористов группировки «Исламского государства» (ИГ, запрещена в России). Не сокращается число нападений на конвои, перевозящие грузы для сил международной антитеррористической коалиции во главе с США. Многочисленные нерешенные проблемы осложняют отношения между федеральным правительством в Багдаде и руководством курдской автономии в Эрбиле. Внешнеполитическая деятельность иракского правительства, как и прежде, была направлена на укрепление позиций республики в регионе и на международной арене.

Положение дел в сфере безопасности в ряде районов Ирака все еще остаться напряженным, что связано главным образом с дестабилизирующей деятельностью террористической группировки «Исламское государство». 21 января террористы ИГ совершили в Багдаде крупнейший за последние три года теракт, приведший к многочисленным человеческим жертвам.

В январе вооруженные силы Турции продолжали наносить удары по силам и объектам боевиков турецкой Рабочей партии Курдистана (РПК, в Турции признана террористической организацией и запрещена) в приграничных районах на севере Ирака. Вместе с тем, число авиаударов по иракской территории оставалось незначительным. Так, в минувшем месяце турецкие ВВС нанесли 2 авиаудара по целям РПК на иракской территории – 18 и 22 января (в декабре 2020 года — 4 удара).

18 января Багдад с официальным визитом посетили глава турецкого военного ведомства Х.Акар и начальник Генштаба ВС Турции генерал Я.Гюлер. По словам Х.Акара «сотрудничество и координация — важные составляющие борьбы с террористами РПК. Анкара готова к тесному взаимодействию с Багдадом в борьбе с преступностью. Для Анкары важно политическое единство Ирака». В Анкаре «не раз заявляли, что единственная цель Турции — обеспечить безопасность собственного народа и границ. Турция не претендует на земли соседних государств». В Багдаде турецкая военная делегация провела встречи и переговоры с президентом Ирака Б.Салихом, премьер-министром М.аль-Казыми, министром обороны Д.Энадом и министром внутренних дел О.аль-Ганими. Центральной темой этих контактов стала совместная борьба двух стран с терроризмом, а также вопросы военного сотрудничества между Ираком и Турцией.

На следующий день, 19 января, турецкая делегации прибыла в столицу иракской курдской автономии Эрбиль, где провела встречи лидером правящей в регионе Демократической партии Курдистана Масудом Барзани, президентом автономии Нечирваном Барзани и главой курдского регионального правительства Масруром Барзани. Обсуждались отношения между курдской автономией и Турцией «с целью сохранения мира и безопасности в регионе путем укрепления сотрудничества между обеими сторонами». Нечирван Барзани в ходе переговоров вновь подчеркнул, что территория автономии не может использоваться для нападений на Турцию и другие соседние страны. Обсуждались усилия по укреплению отношений между Эрбилем и Анкарой, а также связи между Эрбилем и Багдадом, включая соглашение о нормализации ситуации в Синджаре на севре Ирака в провинции Найнава.

23 декабря президент Турции Р.Т.Эрдоган заявил о готовности Анкары провести совместную с Багдадом боевую операцию против сил РПК в районе Синджара.

В конце января в зарубежных СМИ появилась информация о том, что турецкая армия подготовила на подступах к Синджару плацдарм для проведения наступательной операции, сосредоточив вблизи этого района группировку численностью около 2500 военнослужащих.

Турецкие эксперты подчеркивают, что Турция считает Синджар «новым центром курдской сепаратисткой организации в Ираке после гор Кандиль» на севере иракской курдской автономии. Поэтому в Анкаре намереваются «организовать широкомасштабное наступление в данном районе для нейтрализации лагерей РПК, но на этот раз она хочет задействовать не только свою армию, но и силы Багдада, Эрбиля и по возможности Тегерана. Кроме того, отмечается, что Турция также «с помощью будущей операции намеревается увеличить количество баз, которые и так уже существуют на территории Ирака. При этом «речь, скорее всего, идет о полноценной военной операции по примеру «Щита Евфрата» и «Оливковой ветви»», которые были проведены ранее в соседней Сирии. И «если в Турции объясняют свои действия на территории Ирака вопросом безопасности, то другие источники полагают, что Анкара пользуется «якобы угрозой РПК» в целях захвата территорий и распространения своего влияния на них». По мнению турецких специалистов, «Эрбиль и Багдад, которые ведут неэффективную политику против РПК, развязывают руки Анкаре и дают ей повод для трансграничных операций». Вместе с тем, ряд экспертов полагает, что «Багдад не станет принимать участие в операции и поддерживать сторону Анкары, а его реакция будет зависеть от поддержки извне». Что касается руководства Иракского Курдистана, то для него ситуация не столь однозначна. «Оно пытается балансировать между Анкарой и своим образом в глазах курдов. С одной стороны, Эрбиль отклоняет предложения турецкого руководства об объединении сил против РПК, а с другой, у него есть опасения по поводу любых внутрикурдских боевых действий в регионе». Тегеран же не станет принимать участие в операции в Синджаре, но и не будет препятствовать ей.

На всем протяжении минувшего месяца иракская армия и формирования ополченцев при поддержке авиации международной антитеррористической коалиции во главе с США продолжали выявлять укрытия и опорные базы террористов ИГ на территории страны и наносить по ним удары. Правительственные силы регулярно проводят войсковые и специальные операции с целью выявления подпольных групп джихадистов, однако искоренить их полностью пока не удается.

По оценке иракских силовых ведомств, остатки бандформирований ИГ «растворились в городских районах, пустынях и труднопроходимых районах, часто совершая партизанские нападения на силовиков и гражданское население». Политические наблюдатели отмечают, что «до победы над идеологией радикального исламизма и терроризма пока далеко. Игиловцы действуют подпольно. Это серьезно дестабилизирует обстановку, и последние теракты — тому доказательство».

По имеющейся информации, в период с сентября 2020 года по январь 2021 года иракские силы безопасности в ходе серии специальных антитеррористических операций уничтожили в различных провинциях страны 17 лидеров террористических группировок.

Крупным успехом стало уничтожение 29 января в районе города Киркук второго человека в иерархии ИГ – Джаббара Сальмана Али Фархана аль-Иссауи (Абу Ясира). Он был уничтожен в результате удара авиации США. Вместе с аль-Иссауи были убиты еще девять боевиков. В операции участвовали службы безопасности Ирака. Представитель коалиции отметил, что смерть аль-Иссауи является «серьезным ударом» для ИГ, так как он руководил действиями боевиков группировки в Ираке и пытался восстановить ее влияние в стране.

26 января иракские военные начали масштабную контртеррористическую операцию «Месть мучеников», которая проводится одновременно в различных регионах страны в ответ на крупнейший теракт, совершенный 21 января террористами «Исламского государства» в Багдаде.

Руководство курдской автономии считает, что задержка начала совместных операций курдских сил пешмерга и иракской армии привела к росту террористической активности боевиков «Исламского государства» в спорных районах страны. Напомним, что между властями автономного региона и Ирака ранее было достигнуто соглашение о создании ряда совместных операционных штабов для контроля безопасности районов, оспариваемых между Эрбилем и Багдадом.

Сложная обстановка сохраняется в северной провинции Найнава, где не прекращаются вылазки боевиков «Исламского государства». Так, в январе боевики ИГ совершили в Найнаве целый ряд нападений и терактов в отношении военнослужащих иракской армии, шиитских ополченцев из «Аль-Хашд аш-Шааби» и мирных жителей. В ответ в минувшем месяце силовики провели ряд спецопераций, произведены многочисленные аресты джихадистов.

Напряженность сохраняется в расположенной к востоку от Найнавы провинции Киркук. С 27 января на территории провинции проводилась контртеррористическая операция «Месть мучеников» (в рамках общеиракской операции), а 28 января вооруженные силы Ирака начали операцию по обеспечению безопасности в труднодоступных районах на юге региона с целью «не дать террористам ИГ создать плацдарм в этом или других близлежащих районах».

Напряженность сохраняется в провинции Салах-эд-Дин, расположенной к северу от Багдада. 11 бойцов ополчения «Аль-Хашд аш-Шааби» погибли 23 января от рук боевиков ИГ, устроивших засаду в одном из районов провинции. В Салах-эд-Дине с 26 января также проводились мероприятия в рамках операции «Месть мучеников». В частности, в ходе спецоперации в районе Аль-Айс на востоке провинции была обнаружена база джихадистов.

Несмотря на неоднократное проведение правительственными силами спецопераций по зачистке территории от остатков бандформирований ИГ в провинции Дияла, расположенной к северо-востоку от Багдада, боевики по-прежнему активно действуют в этом регионе, совершая нападения на правительственные войска и шиитских ополченцев «Аль-Хашд аш-Шааби». Группа боевиков ИГ 18 января взорвала электростанцию в деревне Саид Джабир недалеко от города Джалаула, лишив электричества сотни домов в прилегающей местности. Террористическая группировка, известная как «Белый флаг», которая придерживается той же идеологии, что и ИГ, пользуется вакуумом безопасности на спорных территориях между Багдадом и Эрбилем, чтобы усилить свои действия. Так, террористы из «Белого флага» активизировали свои нападения в районах между городами Кифри и Туз-Хурмату. Группа боевиков ИГ 27 января атаковала один из КПП ополченцев «Аль-Хашд аш-Шааби», чтобы потом прорваться в район города Хана, но были отброшены.

В прошедшем месяце значительно осложнилась обстановка в столице Ирака Багдаде и прилегающих к городу районах. Число погибших в результате теракта, совершенного 21 января в центре Багдада на площади Ат-Таяран, составило 32 человека, более 100 человек получили ранения. Террористическая атака была совершена двумя террористами-смертниками, которые подорвали себя в тот момент, когда их преследовали сотрудники служб безопасности. ИГ заявило, что оно стоит за двойным взрывом террористов-смертников в Багдаде 21 января, целью были мусульмане-шииты. Это было самое крупное нападение террористов-смертников в Багдаде за три года. Указом премьер-министра Ирака М.аль-Казыми от 22 января были отправлены в отставку пять руководителей служб безопасности и разведки, в том числе директор столичного Управления разведки и безопасности, начальник федеральной полиции, директор службы разведки и борьбы с терроризмом при МВД, заместитель министра внутренних дел страны по вопросам разведки. Эти увольнения рассматривается как шаг главы правительства, направленный на усиление своей власти над большей частью иракских органов и сил безопасности. В то же время в шиитских группировках высказывают мнение о том, что теракт 21 января стала местью М.аль-Казыми, так как сторонники ИГ якобы никогда не смирятся, что Ираком управляет человек, много лет проживший в США и Великобритании и стоявший во главе Национальной разведывательной службы Ирака.

В целом же, как считают американские аналитики, обстрелы особо охраняемой «зеленой зоны» в центре столицы и аэропорта Багдада, а также подрыв террористов 21 января показали низкий уровень подготовки сил безопасности Ирака.

26 января Управление военной разведки Министерства обороны Ирака начало рейды на контрольно-пропускных пунктах в Багдаде. Рейды проходят в рамках масштабной общеиракской контртеррористической операции «Месть мучеников».

В минувшем месяце в иракской столице не прекращались нападения на винные магазины и развлекательные заведения. Так, только 11–12 января были совершены три атаки на винные магазины.

Неспокойная обстановка сохраняется в западной провинции Анбар. Здесь иракские военные и ополченцы практически постоянно проводят спецоперации против боевиков «Исламского государства» с целью обнаружения и ликвидации «спящих ячеек» джихадистов, схронов, а также джихад-мобилей. Тем не менее, силы боевиков продолжают регулярно нападать на блокпосты и колонны иракской армии, отряды «Аль-Хашд аш-Шааби». В частности, 11 января в районе города Рамади джихадисты сожгли заживо троих захваченных ими солдат иракской армии.

Силы безопасности Ирака проводят превентивные операции против террористов в приграничных районах на северо-востоке Сирии, заявил 17 января представитель иракского премьер-министра по военным вопросам генерал Я.Расул. По словам генерала, «в этом регионе находятся не отряды регулярной сирийской армии, а формирования террористических группировок». В основном действия иракских сил направлены на «преследование остатков банд экстремистов, которые скрывались на территории Ирака», причем такие операции «дают положительные результаты», а «рейды иракских сил осуществляются в рамках общей доктрины государства, предусматривающей укрепление безопасности на границе с Сирией».

«Из-за присутствия незаконных вооружённых формирований исламистов ирако-сирийская граница является зоной повышенного риска, в особенности, в окрестностях Синджара. Мы проводим здесь обширные инженерные работы — создаём полосу укреплений, включая ров, ограждение из колючей проволоки и возведение вышек, устанавливаем вдоль всей линии телевизионные и инфракрасные камеры». Ведется строительство погранполосы в районе КПП Фишхабур. «Этот КПП находится в точке стыка границ трёх государств – Ирака, Сирии и Турции». Создание здесь «укрепрайона способно пресечь движение незаконных бандформирований и сделать невозможным широкомасштабный провоз наркотиков из одной страны в другую».

Иракские военные заявляют, что «одна из самых больших проблем заключается в том, что на сирийской стороне нет единого партнёра по безопасности. Так, на северном участке отряды преимущественно курдских «Сил демократической Сирии» пересекают границу. С ними иракские военные координируют свои действия через возглавляемую американцами антитеррористическую коалицию. «Дальше на юг находится сирийская армия, а некоторые районы контролируются сирийскими оппозиционными группировками». Ирак активизирует использование высокотехнологичных тепловизоров и аэростатов для наблюдения в приграничной зоне. Отмечается, что некоторые семьи боевиков ИГ были недавно задержаны после перехода из «Аль-Хола», лагеря для перемещённых лиц на сирийской стороне, где проживают десятки тысяч человек, бежавших из последних анклавов игиловцев на территориях Ирака и Сирии. Официальные лица в Багдаде обеспокоены тем, что «Аль-Хол», расположенный в сирийской провинции Хасеке, является рассадником экстремизма, и опасаются возвращения из него тысяч иракцев, связанных с ИГ.

27 января в Минобороны Ирака сообщили, что на участке границы с САР протяженностью более 450 км полностью восстановлены инженерные сооружения. Это сделано с целью пресечь попытки проникновения боевиков из северо-восточной части Сирии.

Командование ВС Ирака сообщило 19 января, что взрывы на севере южной провинции Бабиль были атакой боевиков ИГ, в результате чего несколько электрических опор ЛЭП были повреждены.

Таким образом, по состоянию на 1 февраля 2021 года, боевики «Исламского государства» продолжали действовать на территории Ирака, главным образом в провинциях Киркук, Найнава, Салах-эд-Дин, Анбар и Дияла, а также в Багдаде и пригородах столицы. Кроме того, «спящие ячейки» ИГ подпольно действуют в некоторых других регионах страны.

Активно действовала в январе иракская военная авиация, особенно в провинциях Киркук и Дияла.

Авиация международной коалиции во главе с США в прошедшем месяце неоднократно наносила удары по позициям и объектам ИГ в различных районах Ирака. Так, 11 и 12 января самолеты коалиции нанесли авиаудары по сельским районам Докука на юге провинции Киркук. Кроме того, 23 января авиация коалиционных сил нанесла два авиаудара: один в районе горы Кара-Чох на юго-востоке Найнавы, а второй — в провинции Киркук, а 25 января коалиционные ВВС атаковала базу боевиков ИГ в провинции Салах эд-Дин. После авиационной атаки на место выдвинулся иракский спецназ для зачистки. Еще один удар авиация по укрытиям боевиков ИГ авиация коалиции нанесла 27 января в северной части провинции Киркук.

На всем протяжении минувшего месяца в различных районах Ирака постоянно совершались нападения на конвои, перевозящие грузы для войск США и сил международной антитеррористической коалиции. Так, 4 января колонна вооруженных сил США была атакована недалеко от города Самарра в провинции Салах аль-Дин. Удар по конвою американских военных был нанесен 6 января в районе города Эс-Самава в южной провинции Мутанна. 9 января нападение на логистический конвой международной коалиции произошло в районе Аль-Юсуфия к югу от Багдада. 18 января сразу три автоколонны, перевозившие грузы и оборудование для возглавляемой США коалиции, были атакованы с помощью самодельных взрывных устройств (СВУ) вблизи городов Эс-Самава, Эн-Насирия и Эд-Дивания на юге страны. 21 января одна автоколонна подверглась нападению с помощью СВУ вблизи Аль-Юсуфия, а вторая автоколонна была атакована вблизи города Абу-Грейб, к западу от Багдада. В провинции Салах ад-Дин 22 января был нанесен удар по колонне материально-технического снабжения, принадлежащей американским военным. Всего, по информации иракских СМИ, в этот день в различных провинциях Ирака было совершено шесть нападений на военные конвои США, «что в своем роде беспрецедентно». Три реактивных снаряда были выпущены в ночь на 23 января по международному аэропорту Багдада. 26 января колонна ВС США была атакована во время следования по дороге в город Самарра. Колонна материально-технической поддержки сил коалиции подверглась нападению 31 января в южной провинции Бабиль.

В ответ на активизацию действий боевиков экстремистских группировок, власти США ввели санкции против некоторых их руководителей. Так, 13 января объявлено о внесении Абделя Азиза аль-Мухаммадави, начальника штаба шиитского ополчения «Аль-Хашд аш-Шааби», в список глобальных террористов SDGT. Минфин США обвинило аль-Мухаммадави, также известного как Абу Фадак, в связях с ИГ. Кроме того, министерство заявило, что Аль-Мухаммадави сотрудничает с иранскими силами «Аль-Кудс» КСИР «с целью перестроить официальные институты государственной безопасности Ирака для поддержки злонамеренных действий Ирана». Решение, принятое в Вашингтоне, «направлено на то, чтобы лишить аль-Мухаммадави ресурсов для планирования и проведения террористических атак». Ранее, 8 января, были введены рестрикции в отношении командира ополчения «Аль-Хашд аш-Шааби», бывшего советника по национальной безопасности Ирака Ф.аль-Файяда за нарушения, по мнению Вашингтона, прав человека. Односторонние меры введены на основании принятого в США в 2016 году «Глобального акта о правах человека имени Магнитского». Попадание в санкционный список Минфина означает заморозку активов в США и запрет для американских граждан или компаний вести бизнес с его фигурантами. МИД Ирака считает неприемлемым введение Вашингтоном санкций против одного из лидеров шиитского ополчения. Нынешний советник по национальной безопасности Ирака К.аль-Араджи призвал США отказаться от своего решения о введении санкций против аль-Файяда. Он назвал этот шаг «ошибкой и сказал, что Вашингтону следует избегать введения санкций в отношении иракских правительственных чиновников.

По имеющейся информации, в январе проиранские шиитские отряды, находившиеся в приграничных районах Сирии, «передислоцировались на иракскую территорию примерно на 10 км от своих прежних позиций, чтобы избежать повторных налетов израильской авиации по приграничной зоне». Сообщается, что передислокация шиитских формирований проходила «в координации с иракской армией и оперативным командованием ополчения «Аль-Хашд Аш-Шааби» в западной части провинции Анбар». Свои основные позиции сменили три группировки, в том числе «Катаиб Хизбалла». Ранее, в ночь на 13 января, израильские ВВС нанесли серию ударов по оружейным складам и позициям шиитских группировок в окрестностях городов Дейр-эз-Зор и Абу-Камаль у сирийско-иракской границы.

СМИ Ирака сообщили, что иракские шиитские ополченцы, поддерживаемые Ираном, вероятно, совершили 23 января атаку беспилотниками на столицу Саудовской Аравии Эр-Рияд. Проиранский иракский канал Telegram заявил, что группа обстреляла дворец аль-Ямама, официальную резиденцию саудовского короля Сальмана. Ответственность за атаку взяла на себя группировка «Бригады праведных обещаний», которая сообщила об этом через каналы «иракской шиитской экстремистской пропаганды» группировки «Катаиб Хизбалла», «самого доверенного представителя Ирана в Ираке». Не исключено, что «Бригады праведных обещаний» являются прикрытием для маскировки причастности к нападению самой «Катаиб Хизбаллы».

Иракское правительство прилагает значительные усилия по укреплению армии и других национальных силовых структур, повышению их боеспособности в интересах достижения больших успехов в противостоянии с вооруженными формированиями противников режима. При этом особое внимание уделяется улучшению технической оснащенности войск, насыщению их современными и эффективными образцами вооружения и военной техники, улучшению качества подготовки различных категорий военнослужащих. В данном вопросе основной упор делается на получение необходимой и возможно большей зарубежной помощи.

Следует подчеркнуть, что тяжелый экономический кризис, поразивший Ирак, привел к сокращению военных расходов. Политические наблюдатели отмечают, что средств не всегда хватает даже на поддержание в достаточной боеготовности элитных подразделений вооруженных сил.

Как показывает ход войсковых операций против боевиков «Исламского государства», на сегодняшний день боеспособность иракской армии и шиитских ополченческих формирований, а также курдских сил пешмерга, несмотря на имеющийся прогресс, в целом остается недостаточно высокой. И хотя иракские власти неоднократно отмечали возросший профессионализм своей армии и сил безопасности, однако январский теракт в Багдаде и в целом нынешний всплеск активности террористов «заставляют усомниться в готовности иракцев самостоятельно справляться с внутренней угрозой».

Негативно на положении дел в армии и других силовых структурах отражается и продолжающееся жесткое противостояние между различными группировками и кланами в иракском руководстве.

15 января Пентагон заявил о сокращении американского военного персонала в Ираке до 2,5 тыс. человек. При этом было подчеркнуто, что силы США остаются в Ираке для обеспечения «окончательного поражения ИГИЛ», а «большинство операций в Ираке проводились нашими иракскими партнерам при поддержке сил США и коалиции. Мы можем продолжать оказывать эту поддержку нашим иракским партнерам при сокращенном уровне сил США». Ранее, 5 января, премьер-министр Ирака М.аль-Казыми объявил, что более половины американских сил будут выведены из Ирака в ближайшем будущем. Глава правительства пояснил, что процесс вывода американских войск из страны продолжается, и будет длиться до тех пор, пока не останется несколько сотен американских военнослужащих для продления консультативной миссии и обучения иракских сил.

В минувшем месяце американские военные продолжали активно перебрасывать через иракскую территорию личный состав и технику на северо-восток Сирии. В свою очередь, из Сирии американцы военные переправляли на территорию Ирака зерно и другие сырьевые материалы.

По сообщениям зарубежных СМИ, из всех вариантов американского тактического истребителя F-16 иракский является наименее боеспособным, «исключая разве только египетские и венесуэльские F-16, не получавшие обновление более 40 лет по политическим обстоятельствам». По оценкам специалистов в области авиации, «данные самолеты были сконструированы специально для иракских вооруженных сил, поэтому они обладают явно заниженными техническими характеристиками. Причиной, заставившей Багдад закупить американские истребители, несмотря на их невысокие боевые возможности, стало давление Вашингтона на иракское правительство. Истребитель является единственной современной версией F-16, не оснащенной ракетами класса «воздух-воздух» AIM-120. На самолете установлены устаревшие ракеты AIM-7 Sparrow средней дальности и AIM-9L/M ближнего действия, не представляющие угрозы для современных истребителей, стоящих на вооружении Израиля и Саудовской Аравии. Кроме того, поставленные Ираку F-16IQ отметились высокой аварийностью. Причиной этого называют плохое техническое обслуживание, а также нехватку запасных частей, приведшую к самолетному «каннибализму». Все эти причины привели к тому, что оконченные поставкой в 2017 году истребители F-16IQ в 2020 году были сняты с боевого дежурства». При этом отмечается, что стоящие на вооружении российские Су-25 и южнокорейские Т-50 «показывают гораздо лучшие показатели боевой эффективности».

В Эрбиле заявили, что возглавляемая США международная коалиция вооружит еще две бригады курдских формирований пешмерга, которые планируется сформировать в ближайшем будущем.

В январе курдские формирования пешмерга получило новую партию американской военной помощи США. В аэропорт Эрбиля прибыли 98 автомобилей, «в том числе военные и скорой помощи, а также другие типы боевой техники».

26 января 25 турецких военных советников во главе с бригадным генералом прибыли в Ирак, чтобы «поддержать дружественную иракскую армию в рамках иракской миссии НАТО». Об этом сообщили в Минобороны Турции.

В начале января «следственный суд района Ар-Расафа в Багдаде выдал ордер на арест президента США Д.Трампа за его причастность к убийству заместителя главы ополчения «Аль-Хашд аш-Шааби» А.М.аль-Мухандиса». Об этом заявил Высший судебный совет Ирака. В заявлении подчеркнуто, что после завершения процедур предварительного расследования принято решение о выдаче ордера на арест Дональда Трампа в соответствии с положениями ст. 406 действующего УК Ирака. Эта статья предполагает смертную казнь в качестве высшей меры наказания за предумышленное убийство. Расследование будет продолжено для выяснения других участников этого преступления. Напомним, что 3 января 2020 года в результате ракетной атаки американских ВВС в районе аэропорта Багдада были убиты аль-Мухандис и командующий силами «Аль-Кудс» иранского КСИР генерал К.Сулеймани. В ордере утверждается, что речь шла о предумышленном убийстве. 3 января 2021 года в годовщину гибели К.Сулеймани и А.М.аль-Мухандиса в Ираке прошли массовые демонстрации, участники которых требовали вывода американских войск из Ирака.

За последние месяцы власти Ирака утвердили более 340 смертных приговоров, вынесенных ранее судами преимущественно по делам, связанным с террористической деятельностью обвиняемых. На сегодняшний день смертные приговоры осужденным полностью готовы для приведения в исполнение. Президентская канцелярия в Багдаде указала, что приговоры о смертной казни были утверждены «после тщательной проверки дел в соответствии со всеми правовыми нормами и Конституцией Ирака, а также после использования всех способов обжалования и невозможности применения в отношении осужденных амнистии». В то же время зарубежные и местные правозащитники негативно оценивают массовое утверждение смертных приговоров. Они считают иракскую судебную систему коррумпированной, имеющий обвинительный уклон. К тому ж судьи часто выносят поспешные и ошибочные решения, не предоставляя обвиняемым необходимой защиты, зачастую игнорируя доказательства их невиновности. Обвиняемые содержатся в тяжелых условиях, подвергаются пыткам.

В январе 2021 года внутриполитическая ситуация в Ираке продолжала оставаться сложной. Серьезные противоречия по многим принципиальным вопросам внутренней и внешней политики сохраняются между ведущими политическим силами Ирака, что затрудняет решение многих важных, требующих неотложного решения проблем политического, экономического и военного характера. И хотя М.аль-Казыми «стал премьером в результате соглашения элит, но по-прежнему многие иракские политики против него. Ситуация в экономике плачевная, с поставками нефти — проблемы. Говорить об авторитете правительства не приходится».

В Ираке продолжается подготовка к проведению в текущем году парламентских выборов. Официальный представитель Высшей независимой избирательной комиссии (ВНИК) Ирака Д.аль-Галаи сообщил 16 января, что «число граждан, находящихся на территории Ирака и имеющих право голоса, на сегодняшний день достигло 25 млн человек». Он добавил, что это почти на два миллиона избирателей больше, чем было зарегистрировано перед прошлыми выборами в иракский парламент, которые состоялись в мае 2018 года. По словам аль-Галаи, у ВНИК нет точных данных о числе потенциальных избирателей, находящихся за пределами Ирака. «Подсчету иракских избирателей за рубежом мешают превентивные меры, введенные с целью противодействия распространения нового коронавируса».

19 января правительство Ирака приняло решение о переносе с 6 июня на 10 ноября досрочных выборов в Совет представителей (парламент) страны. Решение было принято после того, как ВНИК заявила, что не сможет завершить подготовку до июня этого года.

В январе в Ираке не прекращались протестные выступления населения, перераставшие в столкновения с силами безопасности. Так, 10 января сотрудник полиции погиб в результате столкновений с протестующими в южной провинции Ди-Кар. Беспорядки в административном центре провинции города Эн-Насирия продолжались три дня. Силы безопасности применили против протестующих слезоточивый газ, боевые патроны и резиновые пули. Только 10 января 43 человека из числа протестующих были ранены в ходе беспорядков.

26 января в Эн-Насирия вновь произошли акции протеста. Их участники требовали казнить террористов, которые находятся в местах лишения свободы. Акции протеста прошли и в некоторых других городах иракского юга.

Сотни выпускников университетов вышли 31 января на улицы Багдада, чтобы выразить протест против отсутствия рабочих мест. Молодые люди критиковали иракское правительство за то, что оно не предоставляет возможности трудоустройства сотням тысяч выпускников университетов и другим людям.

Задержанием 6 человек закончилась спецоперация Сил быстрого реагирования, которая проводилась в конце января в районе Аль-Курна в южной провинции Басра. В результате действий СБР был пресечен межплеменной конфликт.

26 января депутат местного законодательного собрания У. Авад заявил, что провинция Басра предпримет «практические шаги» для обретения автономии, поскольку жители богатого нефтью региона считают, что «федеральное правительство не удовлетворило требования жителей Басры, и что Багдад не предпринял никаких шагов для переговоров с Басрой о ее доле в нефтяных доходах». Авад также отметил, что «они [депутаты] делают шаги» в направлении автономии Басры, и призвал жителей оказать поддержку в этом отношении. Напомним, что в апреле 2019 года большинство членов Совета провинции Басра проголосовали за автономию и направили официальные письма премьер-министру Ирака и ВНИК Ирака с просьбой о поддержке их решения.

Нерешенные проблемы в различных сферах продолжают осложнять отношения между центральным правительством Ирака и властями курдской автономии. Тем временем курдское руководство все более отчетливо и настойчиво реализует курс на укрепление самостоятельности подвластных ему территорий, которые в настоящее время в значительной степени представляют собой независимое государственное образование. В то же время на официальном уровне власти автономии продолжают заявлять о приверженности своим обязательствам по соглашениям с федеральным правительством Ирака.

Резкое падение мировых цен на нефть самым негативным образом сказывается на иракской экономике. На фоне экономического кризиса в стране и в мире развитие нефтяных проектов в Ираке замедлилось.

Министр финансов А.Аллави сообщил 25 января, что Ирак ведет переговоры с МВФ о ссуде в размере 6 млрд долларов для поддержки своей экономики. Министр отметил, что Ирак также может запросить дополнительные 4 млрд долларов в виде недорогих кредитов в рамках другой программы, связанной с правительственными реформами. Это происходит из-за того, что страна страдает от дефицита бюджета в 71 трлн иракских динаров на текущий год. Кроме того, Аллави отметил, что после утверждения парламентом законопроекта о бюджете на 2021 год федеральное правительство может подать заявку на быстрое финансирование в размере 2 млрд долларов из специального механизма, созданного для оказания помощи тем странам, экономика которых пострадала от коронавируса.

Ирак в январе на 106% выполнил договоренность о сокращении нефтедобычи в рамках соглашения ОПЕК+. Об этом сообщила иракская государственная компания State Oil Marketing Organization (SOMO).

3 января Минтранспорта Ирака подписало контракт с корейской компанией Daewoo Engineering & Construction. Проект нацелен на завершение пяти инфраструктурных проектов в морском порту Аль-Фао в Персидском заливе. Стоимость сделки оценивается в 2,625 млрд долларов.

Негативное воздействие на положение дел в Ираке по-прежнему продолжает оказывать эпидемия нового коронавируса. В минувшем месяце темпы прироста заболевших COVID-19 вновь заметно возросли. Так, по состоянию на 1 февраля их число составило 619636 человек – прирост за месяц 65069 человек (в декабре прирост заболевших составил 40524 человека). Число умерших от COVID-19 в январе достигло 13047 человек (в декабре — 12813 человек). Число выздоровевших на 1 февраля составило 592129 человек.

13 января власти Ирака запретили въезд и поездки в 20 стран, где был обнаружен мутант COVID-19. Это Великобритания, Австрия, Бельгия, Дания, Финляндия, Франция, Грузия, Германия, Греция, Ирландия, Люксембург, Словакия, Испания, Бразилия, США, Индия, Австралия, Япония, Южная Африка и Замбия. Граждане Ирака, которые вернутся из стран, указанных в списке, будут помещены в карантин на 14 дней. Однако дипломатам, официальным правительственным делегациям, сотрудникам посольств, международных организаций и экспертам, работающим в сфере обслуживания, запрет на въезд исключен при условии, что они предоставят PCR-тест, проведенный в течение 72 часов до их въезда в Ирак.

Власти Ирака в январе одобрили использование в стране вакцин от нового коронавируса производства китайской компании Sinopharm, а также британско-шведской компании AstraZeneca. Кроме того, Минздрав республики выдал разрешение на использование на территории страны вакцины от коронавируса, разработанной американской компанией Pfizer в сотрудничестве с германской BioNTech. Согласно заявлениям ведомства, власти страны рассчитывают получить 1,5 млн доз этой вакцины до конца марта. Вакцина сначала будет распространена среди «тех, кто этого заслуживает» — врачей, сотрудников сил безопасности и «всех тех, кто рисковал своей жизнью во время борьбы с пандемией». Власти решили выделить на закупку вакцин против COVID-19 100 млн долларов.

В 2020 году население Ирака выросло до 40.15 млн человек, сообщило 12 января министерство планирования страны. Из них 50,5% составляют мужчины и 49,5% — женщины. 56,5% населения находятся в возрасте от 15 до 64 лет; 40,4% — моложе 14 лет; и 3,1% старше 65 лет. Ранее Ирак планировал провести перепись населения в 2020 году, чего не произошло из-за пандемии и финансового кризиса в стране. Последняя перепись населения была проведена в 1997 году, за исключением трех провинций курдской автономии: Сулеймании, Эрбиля и Дохука.

В январе 2021 года в своей внешнеполитической деятельности иракское правительство продолжало курс на упрочение позиций республики в регионе и на международной арене.

18 января глава МИД Ирака Ф.Хусейн заявил: «Решение о прекращении деятельности американского посольства в Ираке отражало лишь мнение администрации Трампа и уже ушло в прошлое». По его словам, теперь Ирак «надеется на сотрудничество с администрацией Байдена». Министр также указал, что иракское правительство до сих пор «нуждается в поддержке сил международной коалиции в борьбе с ИГ, а также в области подготовки военных кадров и вооружения иракской армии». В связи с этим Ф.Хусейн указал, что «присутствие «Исламского государства» еще сохраняется в районах Ирака, граничащих с Сирией».

В Вашингтоне сообщили, что команда нового президента США Дж.Байдена изучает ситуацию в Ираке «для того, чтобы принять решение о дальнейшей стратегии действий в регионе». При этом новая администрация «еще не приняла решения о пересмотре численности войск».

Влиятельный иракский шиитский политический лидер и богослов М.ас-Садр 27 января «выразил готовность в сотрудничестве с Катаром попытаться организовать диалог между Ираном и Саудовской Аравией». М.ас-Садр считает, что нормализация отношений между Тегераном и Эр-Риядом «окажет положительное воздействие на Ирак и иракский народ».

В начале января Иран сократил экспорт природного газа в Ирак с 50 до 5 млн куб. м и пригрозил дальнейшими сокращениями из-за неуплаты этой страной своих взносов.

Ирак 13 января стал официальным участником международного Парижского соглашения по климату. Это соглашение было принято 12 декабря 2015 года. Страны-участницы договорились не допустить повышения средней температуры на планете к 2100 году более чем на два градуса Цельсия по сравнению с доиндустриальной эпохой. Документ предполагает добровольные обязательства государств по снижению выбросов парниковых газов.

Таким образом, в январе 2021 года в Ираке сохранялась сложная военно-политическая обстановка. Страна по-прежнему находится в состоянии затяжного кризиса. Серьезные противоречия по многим принципиальным вопросам внутренней и внешней политики сохраняются между ведущими политическим силами Ирака. Падение мировых цен на нефть продолжает негативно сказываться на без того непростой экономической ситуации в стране. Негативное воздействие на положение дел в Ираке по-прежнему продолжает оказывать эпидемия нового коронавируса. Несмотря на регулярно проводимые антитеррористические операции, в различных районах Ирака все еще действуют банды террористов «Исламского государства». Кроме того, регулярные нападения совершаются нападений на конвои, перевозящие грузы для сил международной антитеррористической коалиции во главе с США и различные американские объекты на территории Ирака. Трудности и нерешенные проблемы сохраняются в отношениях между федеральным правительством Ирака и руководством курдской автономии.

55.69MB | MySQL:105 | 0,548sec