Ситуация в Сомали: январь 2021 г.

2 января боевик-смертник атаковал строителей турецкого предприятия, строящегося между Могадишо и Афгойе, что в 25 км к западу от столицы Сомали. Как объявили власти этой страны, в результате теракта погибли 4 человека, в том числе 2 гражданина Турции и 2 сотрудника специальной полиции Сомали.

По данным министра здравоохранения Турции Фахреттина Коча, еще 14 человек получили ранения, в том числе 3 гражданина Турции. Всех раненых направили в одну из больниц Могадишо, в которой работает турецкий медицинский персонал. Он же подтвердил гибель двух соотечественников.

Большего числа жертв удалось избежать благодаря бдительности охраны объекта, которая огнем из стрелкового оружия предотвратила прорыв смертника на территорию стройки. Тем не менее боевик подорвал себя у въезда на нее в момент, когда там оказалось достаточно много народа.

Ответственность за теракт взяло на себя исламистское движение «Аш-Шабаб», считающееся близким к «Аль-Каиде» (запрещена в РФ). Движение «Аш-Шабаб» до 2011 г. контролировало значительную часть Могадишо, откуда джихадисты были затем выбиты африканскими миротворцами. Тем не менее боевики «Аш-Шабаб» продолжают контролировать обширные территории в сельской местности, откуда они регулярно совершают вылазки в города страны.

Турция является одним из ближайших партнеров Сомали. Она фигурирует в списке стран, которые готовят сомалийских военных к тому, чтобы полностью взять на себя ответственность за безопасность в стране после запланированного на 2022 год вывода из нее контингента Миссии Африканского союза в Сомали (Amisom), находившегося там 14 лет. Согласно данным МИД Турции, самое крупное по численности сотрудников дипломатическое представительство Анкары находится в Могадишо. Турецкие инвестиции в Сомали оцениваются в 100 млн долларов. Турецкие компании управляют, в частности, международным аэропортом Могадишо и морским портом. Турция оказывает Сомали гуманитарную помощь, а также оказывает содействие в развитии системы образования. В 2020 г. Турция направила в Сомали медицинское оборудование для борьбы с пандемией коронавируса.

В июне 2020 г. два человека погибли в результате атаки боевика-смертника на тренировочный лагерь в Могадишо, где турецкие военные готовили солдат сомалийской армии.

В январе многие сомалийские семьи забили тревогу относительно их сыновей, которые были отправлены для прохождения военной подготовки в Эритрею и бесследно исчезли. Согласно одной из версий, они могли быть тайно использованы в эфиопской провинции Тыграй. Понятно, что семьи потребовали объяснений от властей.

Правительство Сомали категорически опровергло эти слухи. Оно заверило, что ни один сомалийский солдат не воевал в Тыграе, где эфиопские войска в ноябре прошлого начали военную операцию против региональных сил безопасности с тем, чтобы свергнуть региональное руководство, пошедшее на конфликт с Аддис-Абебой.

С подачи родственников исчезнувших сомалийских военных комиссия по иностранным делам парламента Сомали предложила президенту Мохамеду Абдуллахи Мохамеду (Фармаджо) ответить на вопросы о численности солдат, готовившихся в Эритрее, а также о сроках их возвращения на родину.

Информационное агентство АФП «добралось» до бывшего заместителя главы разведки Сомали Абдисалама Гулейда, согласно которому «Сомали действительно приняло участие в этом конфликте (в Тыграе), многие солдаты погибли». При этом он ссылался на его контакты в спецслужбах Эфиопии.

Премьер-министр Эфиопии Абий Ахмед объявил в конце ноября о прекращении конфликта в Тыграе после того, как федеральная армия взяла региональную столицу город Мекеле. Однако некоторые руководители Фронта освобождения народа Тыграя (ФОНТ, эта партия руководила регионом) подались в бега и пообещали продолжить борьбу против Аддис-Абебы.

По данным Международной кризисной группы (ICG), конфликт в Тыграе унес жизни нескольких тысяч человек. Точных данных о числе погибших нет из-за отсутствия доступа в зону конфликта.

С ноября 2020 г. некоторые наблюдатели заговорили о риске регионализации этого конфликта и дестабилизации Африканского Рога.

В середине января правительство Эфиопии отвергло информацию о присутствии сомалийских войск в Тыграе. Оно также неоднократно отвергало информацию о причастности Эритреи к этому конфликту на стороне Аддис-Абебы. Как заявил представитель МИД Эфиопии Дина Муфти, Аддис-Абеба «никогда не приглашала ни соседние страны, никого-либо другого принять участие в этом конфликте».

Эти опровержения никак не развеяли соответствующих подозрений мирового сообщества и гуманитарных организаций.

Эритрея является заклятым противником ФОНТ со времен войны между этой страной и Эфиопией в 1998 – 2000 гг., когда эта партия контролировала все рычаги власти в Аддис-Абебе. Ставший в 2018 г. премьер-министром Эфиопии Абий Ахмед постепенно начал сокращать влияние элит Тыграя, одновременно взяв курс на сближение с Эритреей. Благодаря этому курсу в 2019 г. он получил Нобелевскую премию мира. Он также подписал соглашение о трехстороннем сотрудничестве между Эфиопией, Эритреей и Сомали.

27 января спецпосланник ООН Джеймс Сван предупредил, что Сомали может оказаться в «непредсказуемой ситуации» в случае, если различные лидеры страны не придут к согласию относительно организации в самое ближайшее время выборов, которые ранее неоднократно переносились.

В последний по времени раз предполагалось провести президентские и парламентские выборы до 8 февраля с.г., но процесс подготовки к ним был сорван из-за разногласий между поддерживаемым мировым сообществом федеральным правительством в Могадишо и региональными властями. Дж.Сван признал, что уложиться в указанные выше сроки нереалистично из-за накопившихся отставаний в календаре подготовки к выборам. По его оценке, главное сейчас – найти консенсус с тем, чтобы избежать дестабилизации страны, раздираемой враждой между кланами и борьбой с движением «Аш-Шабаб».

По словам Дж.Свана, «мы пытаемся поощрить сомалийских руководителей к использованию каждой возможности для того, чтобы преодолеть разногласия между ними и принять решение в ближайшие дни с тем, чтобы найти ответы, найти решения, конечно, до 8 февраля».

Выборы 8 февраля планировались как первые действительно демократические, в которых смог бы принять непосредственное участие каждый сомалиец. Согласно ранее существовавшей избирательной системе, специальные делегаты от кланов избирали депутатов парламента, которые затем избирали президента. Однако процесс подготовки к реализации прямого избирательного права сомалийцев по ряду причин регионального свойства забуксовал.

В середине сентября 2020 г. президент Фармаджо, 5 региональных лидеров и мэр Могадишо подписали соглашение, которое пока закрыло дорогу принципу «один человек – один голос». Оно вновь предполагало непрямые выборы.

27 января Сомали пригрозило выйти из экономического сообщества стран Восточной Африки (IGAD), которое выступило в поддержку Кении в ее тяжбе по ряду вопросов с Сомали. Две страны имеют общую границу протяженностью 700 км. Месяцем ранее Могадишо разорвал дипломатические отношения с Найроби, обвинив последнего во вмешательстве во внутренние дела Сомали. Интересно, а как иначе? Ведь войска Кении находятся на территории Сомали в рамках африканских усилий по борьбе с движением «Аш-Шабаб», а не наоборот! Очевидно, что амбиции сомалийских лидеров явно превосходят их возможности. И не случайно в Найроби обвинили Могадишо в поиске «козлов отпущения», якобы виновных во внутренних проблемах Сомали.

Что касается IGAD, то эта организация заказала расследование по обвинениям Сомали в адрес Кении. В этом документе обвинения Сомали были отвергнуты. Как утверждалось в коммюнике МИД Сомали, «федеральное правительство (Сомали) призывает к немедленному аннулированию этого безосновательного и несправедливого доклада, требует извинений, без которых Сомали будет рассматривать вопрос о выходе из IGAD».

В декабре 2020 г. решение Сомали о разрыве дипломатических отношений с Кенией совпало по времени с визитом в Найроби главы самопровозглашенного Сомалиленда Муса Бихи Абди. Раздражение Могадишо вызывает также то, что Найроби поддерживает автономный регион Джубаленд, который в Кении рассматривается как тампонная зона между ее территорией и зонами, контролируемыми движением «Аш-Шабаб».

Со своей стороны Кения отозвала своего посла из Сомали еще в 2019 г. в рамках другого разногласия между двумя странами, связанного с неурегулированностью вопроса о морской границе между ними.

51.86MB | MySQL:101 | 0,362sec