О конференции «Цифровой мир» в Стамбуле. Часть 5

6 марта в Стамбуле состоялась Конференция под названием «Цифровой мир». Её организатором выступила Ассоциация анатолийских медиа – структура, которая объединяет частные региональные медийные компании, включая телевизионные и радиоканалы, а также газеты.

Это мероприятие было поддержано Управлением по связям с общественностью при администрации президента Турции и лично его главой проф. д.н. Фахреттином Алтуном.

Помимо всего прочего, следует обратить внимание на то, что Управление по связям с общественностью ответственно за ведение пропаганды и контрпропаганды как внутри Турции, так и за её пределами. И можно сказать, что этот аспект явился одним из лейтмотивов состоявшегося мероприятия – а, именно, ответственность турецких СМИ, как традиционных, так и альтернативных за наилучшее представление и продвижение образа Турции за рубеж.

Часть 4 нашей публикации доступна на сайте ИБВ.

Напомним, что мы остановились на рассмотрении первой сессии мероприятия, которая получила название: «Новые технологии связи. Вклад местных и национальных СМИ в продвижение страны».

Модератором сессии стал помощник главы Управления по связям с общественностью д.н. Чагатай Оздемир.

В сессии, в качестве спикеров – докладчиков, приняли участие: проф. д.н. Университета Мальтепе Асаф Варол, глава Ассоциации медиа Экрем Кызылташ, спикер канала Habertürk Вейис Атеш, главный редактор телеканала KonTV Яшар Той, а также главный редактор телеканала StarTV Назлы Челик.

Напомним, что мы остановились на выступлении последней, где она перечисляла самые востребованные цифровые платформы в Турции.

Помимо этого, как отметила докладчица, невзирая на всю шумиху, которая разгорелась в начале этого года вокруг политики персональных данных, мессенджер WhatsApp, по-прежнему, является самым используемым в стране.

От себя заметим, что происходит это, даже несмотря на массовый исход турецких пользователей в альтернативные мессенджеры, включая национальный BiP и российский Telegram.

Заметим достаточно любопытное обстоятельство, что популяризатором в Турции, вольным или невольным, Telegram и его возможностей по созданию каналов, выводящих его за пределы стандартного мессенджера, стал лично президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган. В начале этого года на его имя был зарегистрирован официальный Telegram-канал.

На момент написания данной статьи, число подписчиков канала турецкого президента составляет свыше 350 тыс. абонентов. Впрочем, для сравнения, заметим, что число подписчиков в Твиттере на турецкого президента составляет 17,6 млн человек. Делая Реджепа Тайипа Эрдогана одним из самых читаемых мировых политиков в этой социальной сети. Особенно после пожизненного бана, введенного этой социальной сетью против американского экс-президента Дональда Трампа.

Следующим докладчиком на мероприятии стал спикер известного частного ТВ-канала Habertürk Вейис Атеш.

Надо отметить то, что данный канал пытается занимать позицию независимого СМИ, дистанцируясь как от проправительственных СМИ, так и от СМИ, которые принято считать проамериканскими – включая CNN Türk. В отношении повестки российско-турецких отношений, можно отметить, что этот канал занимает достаточно сбалансированную позицию, настроенную на позитив в двусторонних отношениях. С определенной степенью условности, его можно даже отнести к «пророссийским».

Как отметил докладчик, вопреки ожиданиям, появление различных цифровых платформ, включая Netflix, не привело к разорению кинотеатров (справедливости ради, надо отметить, что разговоры о возможном банкротстве кинотеатров не являются вестниками лишь только переживаемой нами цифровой эпохи – все же начало было положено раньше, допустим, с появлением первых видеомагнитофонов – И.С.). То есть, как он указал, все боятся Youtube, но, при этом, как он выразился, «ничего не происходит».

Переходя непосредственно к теме турецкой пропаганды, как отметил докладчик, стоит иметь в виду наличие в мире влиятельных лобби, влияющих на мировую политику. В числе этих лобби: лобби армянское, еврейское, лобби Рабочей партии Курдистана (РПК), а также лобби ФЕТО (так называемая «террористическая организация Фетхуллаха Гюлена» — И.С.). И именно с ними Турции, в осуществлении своей пропагандистской работы приходится сталкиваться. И именно им Турции приходится противодействовать.

Немного отвлекаясь на наиболее зримые проявления этой борьбы Турции с влиятельными зарубежными лобби, можно привести пример США, а, если уточнить, Нью-Йорка. Где в последние дни развернулась борьба уличной рекламы: с одной стороны, противники действующего президента Реджепа Тайипа Эрдогана делают световую политическую «рекламу» Stop Erdogan. Турецкий ответ, очевидно, по прямому распоряжению из Анкары, направляет прямое послание заказчикам этой рекламы – Stop Gülen.

Сильно сомневаемся, что простые американцы в курсе кто такие Реджеп Тайип Эрдоган и Фетхуллах Гюлен. И среди них надо формировать общественное мнение, которое окажет влияние на американских политиков. Тем не менее, как верно отметил глава Управления по связям с общественностью при администрации президента Турции Фахреттин Алтун, нынешняя турецкая пропаганда, направленная на борьбу с дезинформацией, будет «активной и агрессивной», принимая во внимание тезис о том, что антитурецкая дезинформация рассматривается в стране как угроза национальной безопасности.

Так что, коль скоро на улицах Нью-Йорка появляется призыв «остановить Эрдогана», то на него, со всей неотвратимостью турецкого пропагандистского «катка», должен возникнуть призыв «остановить Гюлена». Вот такие «Три билборда на границе Эббинга, Миссури». Прохожим на американских улицах все равно, зато потирают руки американские медийщики, которым за эти баталии, очевидно, неплохо платят.

Опять же, чуть развивая эту тему, как мы не раз говорили, Турция нанимает разного рода юридические и лоббистские структуры в США, чтобы, вполне официально, в рамках американского закона, заниматься политическим лоббизмом и решением вопросов в своих интересах.

Буквально накануне появилась информация о том, что Турцией была нанята американская юридическая компания, которая займется делом об исключении Турции из совместной международной программы создания истребителя пятого поколения F-35. Что привело Турцию и турецкие компании, к многочисленным убыткам, счет которых идет на миллиарды долларов. С соответствующим заявлением накануне выступил глава Управления по оборонной промышленности Турции (SSB) Исмаил Демир.

Подписание Турцией соглашения о консультациях с базирующейся в Вашингтоне юридической фирмой с целью лоббирования защиты своих прав в программе создания истребителей F-35, после приостановки этого участия со стороны США, не только принесет пользу Турции, но и защитит права американских компаний. Об этом заявил в четверг, 11 марта, глава SSB Исмаил Демир.

Заявив, что этот процесс направлен на отстаивание прав всех фирм, стран и структур, которые понесли убытки из-за приостановки программы со стороны США, Демир заявил: «Благодаря этому процессу дорожная карта будет уточнена. Проблема многогранна и включает несколько моментов — участие в программе или отсутствие, потеря прав как турецких, так и американских фирм с того времени, когда Турция участвовала в программе, возмещение затрат, которые Турция заплатила за участие в программе, и стоимость самолетов».

Выступая перед журналистами в столице Анкаре, Демир отметил, что права всех потерпевших должны быть включены в повестку дня и что первым шагом может быть обсуждение убытков от производственного процесса как турецких, так и американских фирм и их оценка. как дополнительное бремя, которое может увеличить стоимость продукта.

Напомним, что Вашингтон исключил Турцию из программы F-35 Lightning II в 2019 году, заявив, что российские системы ПВО С-400, приобретенные Турцией, могут быть использованы Россией для тайного получения секретных сведений о самолетах Lockheed Martin F-35 и несовместимы с системами НАТО. Однако Турция продолжает настаивать на том, что С-400 не будет интегрирован в системы НАТО и не будет представлять угрозы для альянса.

Итак, базирующаяся в Анкаре компания SSTEK Defense Industry Technologies, принадлежащая турецкому Управлению по оборонной промышленности (SSB), главному органу оборонной промышленности Турции, подписала контракт с компанией Arnold & Porter на «стратегические консультации и разъяснительную работу» с властями США.

Несмотря на исключение Турции из программы и санкции, введенные в отношении турецкой оборонной промышленности в декабре 2020 года, Пентагон заявил, что, по-прежнему, все будет зависеть от турецких подрядчиков в отношении ключевых компонентов F-35.

В мае 2020 года наблюдательный орган Конгресса США предупредил, что решение США исключить Турцию из программы F-35, вероятно, усугубит и без того имеющиеся проблемы цепочки поставок из-за увеличения производства. Как указывает турецкая пресса, программа F-35 стоимостью 398 млрд долларов, с тех пор, столкнулась со многими проблемами, включая нехватку двигателей.

При этом, в своем выступлении, глава SSB Исмаил Демир подчеркнул, что проблема F-35 — это «постепенный процесс», в котором Турция сначала работала вместе с турецкими юристами, а затем решила работать с американской фирмой в качестве второго шага. «На этом этапе мы определим позиции сторон, участвующих в проблеме», — добавил он.

Исмаил Демир также повторил, что переговоры между Турцией и США о покупке систем «The Patriot» провалились из-за множества вопросов, включая недовольство Анкары условиями Вашингтона.

С другой стороны, Исмаил Демир также коснулся проекта удаленной электронной поддержки / возможности электронной атаки на воздушной платформе (HAVA SOJ), которая сможет обнаруживать, идентифицировать и определять местонахождение систем связи и радаров противника (ПВО, раннего предупреждения), а также сбивать с толку, обманывать и ослеплять эти системы, чтобы предотвратить их использование против дружественных элементов, особенно в трансграничных операциях. Указывая на то, что эмбарго и задержки поставок препятствуют прогрессу проекта, Исмаил Демир подчеркнул, что «несмотря на препятствия в проекте HAVA SOJ, мы продолжаем наши усилия, используя собственные возможности».

Исмаил Демир также упомянул о турецком национальном боевом самолете TF-X (MMU) — совместном проекте Turkish Aerospace Industries (TAI) и Управления по оборонной промышленности SSB, заявив, что в ближайшее время откроется проектный центр MMU.

Итак, как мы видим, вопросы пропаганды и лоббирования выведены Турцией на совершенно другой уровень. В частности, если мы говорим о тех же Соединенных Штатах Америки. Разумеется, когда речь идет о любой рекламе, первый вопрос вызывает её эффективность. Однако, нет сомнений и в том, что, если ничего не предпринимать, то ничего и не будет. Поэтому Турция и занимает такую активную позицию в тех же США, пользуясь возможностями, предоставляемыми турецким законодательством.

И, разумеется, что если мы говорим про многочисленный контент, рассказывающий об успехах турецкого оборонно-промышленного комплекса, то все это, включая рекламу – лоббирование – юридическую поддержку являются звеньями одной (работающей) цепочки. И турецким медиа в этом процессе отводится особая более мягкая роль.

При этом, когда мы говорим об инструментах мягкой пропаганды, которые могут использоваться и уже активно используются Турцией, в первую очередь, надо сказать про турецкий кинопром и про турецкую сериальную продукцию и именно об этом говорил в своем выступлении в Стамбуле представитель Haber Türk Вейис Атеш.

Вторым моментом, на котором заострил внимание турецкий докладчик, были зарубежные туристы, которые приезжают на отдых в страну. Как он указал, эти инструменты, по определению, являются более мягкими, чем какой бы то ни было новостной контент (разумеется, и более нативными, чем призывы на американских улицах «остановить Гюлена» — прим.).

Следующим докладчиком на мероприятии стал главный редактор регионального телеканала KonTV Яшар Той (заметим, что KonTV – это канал регионального вещания с Конье, одном из центров турецкого консерватизма; невзирая на то, что канал, сам по себе, — небольшой, глава Ассоциации анатолийских медиа и главный организатор мероприятия Синан Бурхан – это представитель в Анкаре именно этого телевизионного канала – И.С.).

В своем выступлении Яшар Той сделал отсылку к тому выражению, которое употребил в своем выступлении главу Управления по связям с общественностью при администрации президента Турции Фахреттин Алтун. Речь, разумеется, идет про «цифровой фашизм» и про «цифровую диктатуру».

Вообще, как можно ожидать, тема «цифрового фашизма» получит не менее широкое распространение в Турции, чем тема той же «исламофобии». Как к этому вопросу ни относись, но, тем не менее, «исламофобия» — это понятие, которое уже получило в мире определенное распространение. Причем, во многом, благодаря усилиям и стараниям именно турок, а не, допустим, Саудовской Аравии, которой, нередко, приписывается авторство этого термина.

Так что, «проект исламофобия», в наши дни, — это важный турецкий пропагандистский инструмент. Причем, заметим, что в наличии такого явления в мире существует множество убежденных граждан не только Турции и других мусульманских стран, но и стран с другими доминирующими религиями.

Заметим, что и вторая сессия мероприятия носила характер обсуждения, направленного на продвижение Турции за рубеж. Достаточно отметить, что она получила название: «Новые технологии связи. Новые разновидности медиа и продвижение Турции». Иными словами, если в ходе предыдущей сессии немало говорилось про то, каким образом традиционные СМИ продвигают положительный образ Турции за рубеж, то в этой сессии тот же вопрос был уже обращен в сторону медиа нового типа.

Модератором этой сессии стал заместитель главы Верховного совета Турции по радио и телевидению (RTÜK) Ибрагим Услу.

Заметим, что это – высший орган, который уполномочен регулировать медийную деятельность в стране, в том числе, отслеживать различные случаи нарушения, а также накладывать, при необходимости, штрафы.

Одним из самых нашумевших случаев последнего времени стал многомиллионный штраф, «выписанный» RTÜK в адрес телевизионного канала Haber Türk за то, что в его эфире одним из спикеров было сказано о том, что «Катар купил турецкую армию».

Речь шла о высказывании одного из депутатов оппозиционной Народно-республиканской партии Турции. Заметим, что решение это в Турции стало достаточно резонансным с учетом того, что непонятно, в чем именно заключается вина телеканала, если один из гостей телестудии допустил высказывания, которые признаны недопустимыми в турецком медийном пространстве (напомним, речь шла о покупке катарцами турецкого завода по производству танковых гусениц – И.С.). Что в этом месте должен делать телеканал, коль скоро высказывание уже прозвучало (тем более, что звучало оно и раньше на других площадках и не закончилось тогда для этих площадок, ровным счетом, ничем – И.С.).

Другими спикерами панельной сессии стали директор по общественной политике Netflix (Турция) Пелин Мавили, генеральный директор платформы Exxon Уммю Бурхан Арда, заместитель генерального директора beIN Media Group Онур Гюнель и исполнительный директор по контенту и платформам Türk Telekom Мухаммед Варол.

Если присмотреться к этому списку, то становится понятно, что на второй панельной дискуссии конференции «Цифровой мир» собрались представители всех ведущих платформ цифрового вещания в стране. Разумеется, как, в самом начале заседания, заявил модератор, цифровое вещание в стране с 2009 года регулируется законодательно.

55.88MB | MySQL:112 | 0,484sec