О конференции «Цифровой мир» в Стамбуле. Часть 7

6 марта в Стамбуле состоялась Конференция под названием «Цифровой мир». Её организатором выступила Ассоциация анатолийских медиа – структура, которая объединяет частные региональные медийные компании, включая телевизионные и радиоканалы, а также газеты.

Это мероприятие было поддержано Управлением по связям с общественностью при Администрации президента Турции и лично его главой проф. д.н. Фахреттином Алтуном.

Помимо всего прочего, следует обратить внимание на то, что Управление по связям с общественностью ответственно за ведение пропаганды и контрпропаганды как внутри Турции, так и за её пределами. И можно сказать, что этот аспект явился одним из лейтмотивов состоявшегося мероприятия – а, именно, ответственность турецких СМИ, как традиционных, так и альтернативных, включая социальные медиа, за наилучшее представление и продвижение образа Турции за рубеж.

Часть 6 нашей публикации доступна на сайте ИБВ по ссылке: http://www.iimes.ru/?p=76104.

Напомним, что мы остановились на третьей, заключительной сессии мероприятия, которая получила название «Глобальные информационные сети – Безопасность данных и связь».

Председательствовал на этой сессии проф. д.н. Фарук Билир, который является главой Агентства по защите персональных данных.

Спикерами на сессии выступили: директор по развитию и новому предпринимательству «турецкого Твиттера» — компании Yaay İletişim Мухаммед Озхан, генеральный директор «турецкого WhatsApp» — компании BİP A.Ş. Бурак Акынджи, глава ещё одной турецкой компании, основавшей свой собственный мессенджер Dedi İletişim, Омер Фарук Соргун и, наконец, помощник главы Совета по информационным технологиям и связи (ВТК) д.н. Газали Чичек.

Выразим мнение, что эта сессия имеет, пожалуй, решающее значение с точки зрения обеспечения национальной безопасности в условиях того, что в мире пышным цветом расцвело то явление, что глава Управления по связям с общественностью при Администрации президента Турции охарактеризовал как «цифровой фашизм».

То есть, речь идет о власти глобальных цифровых корпораций, которые напрямую начинают оказывать серьезное влияние на судьбы целых стран. И уже наглядно для всего мира не просто повлияли, но определили, и даже более того – не определили, а изменили / перевернули (нужное подставить) итоги выборов в Соединенных Штатах Америки.

Так что, в стране моментально возрос интерес к тому, что происходит в стране в сфере создания собственных социальных сетей и мессенджеров. На эту сессию спикеров собирал непосредственно Совет по информационным технологиям и связи – не просто регулирующий орган, но орган, определяющий политику в отрасли цифры и связи.

Опять же, при всех нареканиях к турецким аналогам, отметим, что для исходной точки сгодится практически любой востребованный продукт, который является более-менее операбельным. А, как верно заметили спикеры на конференции, при наличии на руках хоть какого-то, но своего продукта, его развитие – это лишь вопрос времени. А дальнейшее его внедрение в массы – это вопрос шанса, который непременно представится.

Что, собственно, и получилось по итогам выборов президента США, когда в Турции рассудили, что «такой футбол им не нужен». Причем, рассудили не только турецкие руководители, а эта идея осела и прочно закрепилась в сознании масс. Безо всяких дополнительных пропагандистских усилий со стороны турецкого руководства.

Теперь, заметим, тому же Твиттеру никуда не деться от образа инструмента манипуляции общественным мнением. Они и раньше грешили тем, что, допустим, в ходе стамбульских протестов на площади Таксим и в парке Гези продвигали материалы, направленные на расшатывание ситуации в Турции, о чем в стране хорошо знают.

А тому же WhatsApp – уже не отделаться от образа компании, которая приторговывает направо и налево персональными данными пользователей. При этом исповедуя, очевидно, двойные стандарты: то, что требуется от пользователей, допустим, из России и Турции, от европейских пользователей не запрашивается, поскольку законодательство ЕС «не велит». Разумеется, в Турции на такую дискриминацию не могли не отреагировать в том духе, что по отношению к стране применяются двойные стандарты, а саму страну пытаются представить в разряде «банановой республики». На эту тему высказались все, включая лично президента страны Реджепа Тайипа Эрдогана и его пресс-секретаря Ибрагима Калына, которые немедленно призвали перейти на альтернативные инструменты, включая и отечественный Telegram.

В этом момент и возник тот самый шанс, который выпал турецким компаниям, занимающимся собственными разработками в сфере социальных сетей и мессенджеров.

Они моментально получили кратный прирост своих пользователей. При этом, подчеркнем немаловажное: совершенно не имеет значения то, как эти решения, по своим пользовательским характеристикам и охватам, лучше или хуже, чем зарубежные аналоги. Самое главное, что это – свое, а, следовательно, его можно и нужно поддержать. Это вопрос того самого турецкого патриотизма, про который мы так часто говорим. Тем более, если речь идет о суверенитете страны. А суверенитет этот, как все прекрасно увидели, в опасности из-за той небывалой власти цифровых корпораций, которую они получили по всему миру.

Но, как правильно заметил один высокопоставленный турецкий чиновник, эти компании – «не больше, чем государство», а «с вершины дорога идет вниз». Это стало своего рода ответом на попытки глобальных корпораций игнорировать или разговаривать свысока с руководством Турции. Причем, заметим, что это касается не только американских компаний, но и компаний китайских.

Немного отвлекаясь в сторону, заметим, что турецкие руководители крайне недовольны попытками выстраивания с ними отношений со стороны, допустим, того же китайского бизнеса свысока. Достаточно любопытно об этом слышать с учетом того, что мы привыкли думать, что китайцы, в качестве народа древнего и восточного, поднаторели в разного рода церемониалах и умело ими пользуются. И уж точно придают этим церемониалам повышенное значение и внимание.

На самом деле, надо заметить, что в отношении той же Турции представители Китая явно не «держат марку». В том смысле, что они подчеркивают свое превосходство, как они считают, над турками.

Проблема усугубляется ещё тем, что, в случае тех же американцев и европейцев, турки могли бы списать такое поведение на то, что те «просто не умеют себя вести в приличном обществе». То есть, на нехватку манер, воспитания или просто ума. А тут можно и нужно проявлять снисходительность. Ну не умеют вести себя на Западе, кто бы сомневался в этом?

В случае же китайцев, на эти факторы списать невежливое поведение не получается. По той простой причине, что китайцы – слишком дотошны и слишком внимательны к деталям, чтобы не воспринимать их поведение в качестве их же сознательного выбора. А, согласимся, высокомерие из нехватки манер и высокомерие, как сознательный выбор, — это совершенно разного порядка вещи.

И тогда получается для турецких хозяев не просто оскорбительно, а оскорбительно вдвойне: значит, их «измерили и взвесили» и определили им такую меру поведения.

Кроме того, в случае того же Китая, в плане их работы с Турцией, у турок есть ещё одно важное, фундаментальное, можно сказать понимание. Они убеждены в том, и это убеждение – не голословное, а подтверждается твердыми фактами и практикой, что с китайцами нельзя строить симметричных отношений win — win, то есть, отношений, основанных на взаимной выгоде. Китайцы слишком «жестко стелют», не давая никому зарабатывать кроме самих себя.

К чему мы это говорим? – К тому, что, в цифровой сфере, Китай не является альтернативой американским гигантам. К тому же Huawei в Турции имеются огромные нарекания. В частности, в научно-исследовательском центре, где работает под тысячу сотрудников, по замечанию турецкой стороны, не создается, вообще, никакой добавленной стоимости. То есть, это – либо большая фикция, либо работа не на Турцию, а на Китай. Причем, в научно-исследовательском центре, созданном именно в Турции и где трудоустроены именно турецкие сотрудники.

Заметим, что здесь турки усматривают двойные стандарты по отношению к себе и со стороны китайцев. Как они не раз говорили нижеподписавшемуся, методы работы китайцев в США и в Европе заметно отличаются от того, что они делают или пытаются делать в Турции.

Мы, опять же, возвращаемся к мысли о том, что туркам категорически не нравится, когда по отношению к ним ведут себя как к «отсталой стране». Это накладывается как на национальное самосознание турок, так и на отчетливое понимание того, что страна за последние годы преобразилась. А «зарубежные партнёры» Турции либо не успевают за подобной динамикой, либо им нет до неё, ровным делом, никакого дела. Похоже, что, в случае Китая, наблюдается именно такая ситуация.

Россия на турецком ИТ-рынке пока обозначила себя отдельными продуктами и сервисами, среди которых выделяются Яндекс, Касперский и Телеграм. Однако, за всем этим пока не прослеживается системный подход российской стороне к Турции. И представляется темой отдельного разговора перспективы отечественной индустрии в Турции.

Однако, у России в Турции, в последние годы, складывается, как раз, образ той страны, с кем можно иметь дело. В отличие от тех же американцев, европейцев или китайцев, с кем у Турции отчетливо «не клеится» в важных для страны сферах.

В том смысле, что наша страна готова не просто рассматривать Турцию как «рынок сбыта» и идти на него только с продуктами и услугами и больше ни с чем. Россия последними крупными сделками с Турцией показала, что она готова способствовать развитию турецкой промышленности и созданию не только новых рабочих мест, но и целых индустрий.

Речь, разумеется, идет о строительстве АЭС «Аккую», которое предполагает технологический трансфер Турции, а также подготовку турецких кадров для атомной отрасли. Результатом этого проекта должно стать не просто возникновение на территории Турции нового, пусть и стратегического энергетического объекта. Речь идет о том, что Россия содействует Турции в создании принципиально новой индустрии.

Или же эти вопросы обсуждаются в такой технической сфере, как военно-техническое сотрудничество, если мы говорим про сделку (вторую очередь – прим.) по С-400. Где, невзирая на все трудности, связанные с блоковой принадлежностью Турции к НАТО, также просматривается готовность России дать Турции определенные ноу-хау. Принципиально, можно считать, дело двумя сторонами решенным. Вопрос, как всегда, кроется в деталях. Однако, повторимся, даже сам факт переговоров на эту тему был немыслим десяток-полтора лет назад и в наши дни дорогого стоит.

К мыслям о готовности России к полноценному технологическому трансферу, приводят и (устные пока – И.С.) договоренности, достигнутые между президентами В.Путиным и Р.Т.Эрдоганом, касающиеся создания на территории Турции предприятия по производству вакцины Sputnik V. Тем более, в условиях, когда о качестве и последствиях использования вакцин конкурентов циркулирует самая разная информация. Вплоть до запрета некоторых вакцин в зарубежных странах. Так что, можно сказать, что для Sputnik V, вообще, и в Турции, в частности, возникает окно возможностей.

Мы это говорим к тому, что нынешний образ России в глазах Турции дает возможность говорить о самом разноплановом сотрудничестве во множестве областей. Поскольку российско-турецкие отношения буквально пестрят примерами того, как Турция, очевидным образом, выиграла и прибавила «в качестве» после того, как подписалась под то или иное соглашение с Россией.

Наряду с тем, что Турция «просит» больше не называть её «рынком сбыта», просматривается и особый интерес к тому, чтобы реализовывать проекты именно с Россией в целом ряде областей. Причем, именно что в областях не сырьевых, а, вполне себе, технологических.

Согласимся с тем, что от идей о том, что российская продукция – «hantal», то есть «грубая», до готовности с Россией сотрудничать в технологических сферах – это огромный шаг вперед. Заметим, что этот шаг был сделан всего-то за каких-то два десятилетия и сейчас открывает целый ряд новых возможностей. Причем, в сферах, которые до сих пор были закрыты в Турции для российских компаний.

Переходим, непосредственно, к панельной дискуссии. Генеральный директор турецкого аналога Твиттера – социальной сети Yaay Мухаммед Озхан (пока ещё работает в тестовом режиме и не вышла на нормальную эксплуатацию – И.С.), не отставая от других докладчиков, говорил о том, что популярность социальных сетей многократно выросла. При этом социальные сети отвечают потребности людей к получению не только альтернативной информации из различных альтернативных источников, но и к получению быстрого доступа к информации.

Действительно, социальные сети в разы быстрее реагируют на поступающие новости. И дело тут не только к том, в чем их регулярно обвиняют: в том смысле, что социальные сети – источник недостоверной и непроверенной информации, где «нет профессиональной журналистики» и «журналистской этики». Это – вообще, отдельные тезисы, о которых можно долго дискутировать. Дело в сути: в социальных сетях контент производится и выпускается быстрее и намного больше каналов его распространения. «Вирусный контент» — это ведь термин современный, применяющийся именно что к альтернативным медиа и неприменимый, напротив, к СМИ традиционным.

Второй аспект популярности социальных медиа, как отметил докладчик, заключается в том, что люди ищут развлечений и они их находят в социальных сетях. И по этому параметру традиционные СМИ представляются ригидными и, выразимся мягко, далеко не всегда успевающими шагать в ногу со временем.

И та, и другая задача, как отметил докладчик, на платформе турецкого Твиттера будет решаться. При этом, разумеется, при полном понимании того, что это – своя собственная национальная платформа, где не будет манипуляций с контентом (от себя сделаем немаловажную оговорку, что не будет, по крайней мере, из-за рубежа – И.С.)

Следующий докладчик, генеральный директор «турецкого WhatsApp» — компании BİP A.Ş. Бурак Акынджи отметил, что мессенджер их компании полностью закрывает потребность страны в подобном программном обеспечении. При этом, в отличие от своих зарубежных аналогов, имея в виду, прежде всего, WhatsApp, турецкий мессенджер является полностью прозрачным для своих пользователей. После известных событий, как указал докладчик, число скачиваний приложения превысило 31 млн человек. При этом заметим, что на момент написания данного материала, общее число пользователей турецкого мессенджера превысило отметку уже в 50 млн человек.

При этом докладчик, в очередной раз, отметил тот факт, что они, как компания, продолжали делать инвестиции, невзирая на наличие сильных конкурентов, которые держали рынок. А сегодня, турецкий мессенджер становится глобальным продуктом, спрос на который – не только в Турции, но и по всему миру. В этом смысле, к примеру, автор упомянул такие страны, как Индонезия, Бангладеш и Пакистан. То есть, приложение вышло далеко за рамки лишь только турецкого продукта, моментально превратившись в продукт уже не просто региональный, а даже и глобальный.

55.9MB | MySQL:105 | 0,439sec