Турецко-украинские отношения и визит президента В.Зеленского. Часть 3

10 апреля с.г. состоялось очередное заседание Совета сотрудничества высокого уровня между Турцией и Украиной. Заседание состоялось в очном формате во дворце «Хубер» в Стамбуле и прошло с непосредственным участием президентов Р.Т.Эрдогана и В.Зеленского.

Продолжаем разбор этого мероприятия, с учетом нынешнего контекста турецко-украинских отношений и всей региональной обстановки, включая треугольник Россия – Украина — Турция. Прежде всего, имеется в виду обстановка на Донбассе. Предыдущая вторая часть публикации доступна на сайте ИБВ по ссылке: http://www.iimes.ru/?p=76595.

Напомним, что мы остановились на той мысли, что состоявшаяся между президентами Эрдоганом и Зеленским встреча не вызывает сомнений в плане определения формата нынешний отношений между Украиной и Турцией. Эти отношения не являются симметричными, Турция в этих отношениях является доминирующей стороной. Украина пробует практически все рычаги для того, чтобы добиться турецкой поддержки в ситуации, складывающейся на Востоке Украины.

Вообще, в политике и, в особенности, в восточной политике очень важна расстановка: кому больше надо?

Это в итоге определяет и весь тон последующей дискуссии. Кому больше надо, для кого более срочно – тот в уязвимом положении и этим без сантиментов будут пользоваться. Так что, вообще говоря, скрывать подлинно важные для себя вопросы, маскировать их, прятать в общую повестку – это подлинное искусство. Которым украинская сторона не владеет, зато в полной мере владеет турецкая сторона.

Подчеркнем, вопреки расхожему мнению, турки могут проявлять завидное терпение и брать достаточно длинные паузы в ситуациях даже когда они находятся в непростом положении.

Можно возразить примерами из недавнего прошлого, в частности, кейсом «самолетного кризиса» между Россией и Турцией, но там уже ситуация вышла за все обычные рамки. Если таких ситуаций не наступает, то турки могут демонстрировать завидное терпение и держать длинные паузы, вроде как пропадая из поля зрения. Так, допустим, получается в той ситуации, что администрация Джо Байдена откровенно игнорирует турецкую сторону.

Часто списывают «турецкие пропадания из поля зрения» на турецкую необязательность в делах и на ненадежность, что также отчасти верно. Действительно, в Турции – особое отношение и ко времени и ко взятым на себя обязательствам. В том смысле, что «носители турецкого менталитета» всегда готовы к тому, что «ситуация изменится» и, следовательно, готовы к тому, чтобы переиграть ранее, вроде как, достигнутые договоренности. Ничего устоявшегося для турок – хороших переговорщиков и «маркетологов» — нет. Любое существенное изменение условий является предметом и поводом для пересмотра. Прямо в духе «Вчера – это вчера, а сегодня – это сегодня», ставшей знаменитым описанием турецкой политики.

Так что, в «турецких исчезновениях», очень часто присутствует и элемент игры с противоположной стороной. Турки искусные дипломаты и на их фоне дипломатия Зеленского смотрится игрой из совсем другой лиги. Такой дисбаланс, разумеется, — на руку турецкому руководству, которое – просто из другой политической лиги.

Это видно даже из визуального ряда «официального трейлера» встречи президентов, жестов, похлопываний по плечу, языка тела – мышечной расслабленности одного и зажатости другого, взглядов – спокойного как удав у одного и бегающих глаз у другого. Отметим, что Зеленский на международной арене, вообще, и на фоне Реджепа Тайипа Эрдогана, в частности, смотрится крайне неуверенно. Он просто начисто лишен той солидности, которую надо излучать, когда выходишь на переговоры такого уровня.

Возвращаемся к итоговому пресс-релизу украинской стороны: «Глава Украинского государства также рассказал турецкому коллеге и участникам заседания Стратегического совета о перспективных направлениях для турецких инвестиций в Украине. Прежде всего речь шла о возможностях, которые предоставляет «большая приватизация, в том числе в части морских портов».». – Иными, словами придут турецкие инвесторы и приватизируют украинские морские порты и это украинская сторона считает для себя перспективным, о чем заявляет на президентском уровне.

Это – достаточно серьезное заявление, если представить, что туркам отдадут в собственность или в концессию порты на Черноморском побережье Украины.

Обращаемся к украинским источникам, которые сообщают что Мининфраструктуры Украины (МИУ) планирует в ближайшие четыре года передать в концессию или приватизировать все порты в стране. Речь идет о портовой, а также «окружающей инфраструктуре», включая железнодорожную и дорожную, уточнил глава МИУ Владислав Криклий.

Как ожидается, первые активами, которые предложат на концессионных конкурсах станут железнодорожно-паромный комплекс, некоторые терминалы порта «Черноморск» и пассажирский комплекс в порту Одессы. Затем — морские торговые порты в Бердянске и Измаиле. А на приватизацию готовят порты в Белгород-Днестровском, Усть-Дунайском и Скадовске. «Всего сейчас Украина планирует приватизировать три морских порта, а остальные отдать в концессию», уточнил председатель набсовета АМПУ (Администрация морских портов Украины) Андрей Гайдуцкий. Как сообщил экс-замминистра инфраструктуры, а ныне советник делегации ЕС в Украине Виктор Довгань, «после проведения конкурсов в стране не останется государственных портов, а если быть точнее, то государственных стивидоров (стивидор — специалист, который отвечает за проведение погрузки и разгрузки стоящих в порту кораблей – И.С.)» И далее: «АМПУ будет отвечать за причалы, дноуглубление, собирать портовые сборы, морская администрация — за безопасность судоходства, а частные стивидоры — перерабатывать грузы и платить концессионные платежи».

Как указывает украинская пресса: «Причина простая — государство убедилось, что не может быть эффективным собственником в портовой отрасли. Как отмечает Виктор Довгань: «Когда государство управляет портами, это часто сопряжено с коррупцией, необходимостью выделения из госбюджета денег на капитальные инвестиции и так далее»».

Ну то, что следующий вопрос турецкая сторона считает для себя перспективным, сомнений не вызывает. Выдержка из пресс-релиза на сайте президента Турции. Не упустим возможности ещё раз повторить:

«Заявив, что о своем желании, чтобы Крымская платформа дала положительные результаты для всех крымских народов, включая крымских татар, а также для Крыма и Украины, в целом, президент Эрдоган заявил: «Повышение уровня жизни наших крымско-татарских братьев, которые были вынуждены покинуть свою родину, является исторической и гуманитарной миссией для нас. Мне очень приятно видеть, что мы согласны с Украиной и в этом вопросе».

Президент Эрдоган отметил, что у Турции есть проекты строительства жилья и мечетей для крымско-татарских соотечественников, что с подписанием сегодня соглашения по проекту жилья сделан первый конкретный шаг и выразил надежду на то, что в ближайшее время будет продвижение и по проекту мечети». Конец цитаты…

Про оборонно-промышленный комплекс и не говорим вовсе: можно прогнозировать, что Турция наберет наработок украинского оборонно-промышленного комплекса (или правильней будет — советского?) столько, сколько сможет на себе унести. Что приведет к рывку Турции в плане самолетостроения и не только беспилотных летательных аппаратов. И это обретает уже форму конкретных договоренностей и соглашений.

Вообще, если вернуться к вопросу турецкой политики на украинском направлении, то ситуация здесь выглядит следующим образом:

Регулярные, не стихающие заявления официальных лиц Турции, включая президента Эрдогана, министра иностранных дел Чавушоглу и министра национальной обороны Акара по Крыму и ситуации в Донбассе преследуют собой главную стратегическую цель.

Нет, она не заключается в том, чтобы вернуть Донбасс и Крым Киеву. Нет в них и попытки вызвать раздражение в Москве. Это лишь издержки «производства».

Она заключается в том, чтобы поддерживать высокую напряженность в умах украинского руководства на тему Донбасса и сеять надежды на возвращение Крыма.

Чем больше напряженности и надежд, тем более выигрышную позицию способна занять Турция на Украине.

Политика Турции, если выражаться предельно просто, нацелена, в первую очередь, на то, чтобы «откусить» на Украине как можно больший кусок, благо исторические условия тому способствуют, и получить как можно более широкий плацдарм для своего влияния в регионе с сухопутным выходом на южные рубежи России.

Пока Украина «пугается» России, она готова отдавать свою инфраструктуру, включая морские порты, турецким инвесторам, она будет покупать оружие и отдавать критичные военные технологии, она будет создавать и развивать так называемую Крымскую платформу и «улучшать условия жизни» крымских татар на своей территории со строительством Турцией для них школ и мечетей.

Главное, чтобы это «боюсь – боюсь» продолжалось бы достаточно долго.

Подчеркнем, для Турции сейчас на украинском небосклоне сложилась уникальная комбинация звезд: страха у киевской власти много, а ума и опыта – мало.

«Плод», можно сказать, «уже дозрел». Украинская власть уже готова «отдаться» Анкаре по очень многим направлениям, которые, вообще говоря, иностранцам отдавать не принято по определению. Тем более иностранцам, с кем существует такой исторический контекст отношений.

В то время, как президент Зеленский говорит в Стамбуле про «особый дух» турецко-украинских отношений, Турция воспринимает часть территории Украины, ну чисто исторически и гуманитарно, как территорию бывшего Крымского ханства.

Его исчезновение, как признают в Турции, стало большой травмой для Османской Империи, поворотной точкой и изменило все расклады в регионе.

Неслучайно ведь на Турции уже можно слышать некоторые голоса, которые говорят о том, что принадлежность того же Крыма хоть России, хоть Украине не способна решить проблем крымских татар. А почему и не других территорий нынешней Украины?

Пока выглядит так, что «выпучив глаза» и «гоняясь» за Россией, Украина не понимает, что целью является она сама. Целью — для Турции и, похоже, что Турция уже пристрелялась.

55.83MB | MySQL:105 | 0,555sec