О борьбе за за пост командующего единой армией Ливии

Военные суды на востоке Ливии приговорили по меньшей мере 22 человека к смертной казни и заключили в тюрьму еще сотни человек в ходе «фальшивых, запятнанных пытками» процессов, говорится в докладе Amnesty International от 26 апреля. Правозащитная организация заявила, что судебные процессы были «направлены на наказание реальных или предполагаемых противников и критиков» Ливийских арабских вооруженных сил (LAAF, известна как Ливийская национальная армия — авт.), вооруженных сил во главе с восточным военным командующим Халифой Хафтаром. Amnesty International , которая ранее документировала широко распространенные злоупотребления в разоренной войной стране, перечислила похищения, избиения, пытки водой и угрозы изнасилования среди злоупотреблений, предположительно совершенных силами Хафтара. «Военные суды над гражданскими лицами попирают международные и региональные стандарты и по своей сути несправедливы», — заявила Диана Эльтахави, заместитель директора Amnesty International по Ближнему Востоку и Северной Африке. Amnesty International  отметила, что во многих случаях обвиняемым не сообщали о точных обвинениях против них до суда и не предоставляли доступ к доказательствам против них. «Правительство национального единства должно немедленно положить конец военным судебным процессам над гражданскими лицами и распорядиться о расследовании пыток и других преступлений по международному праву, совершенных вооруженными группами», — заявила Эльтахави. Она также призвала ПНЕ Ливии отменить приговоры в отношении гражданских лиц, вынесенные военными судами, и заявила, что любые гражданские лица, обвиняемые в «международно-признанных преступлениях», должны рассматриваться в гражданских судах без применения смертной казни. Хотя неясно, были ли приведены в исполнение 22 смертных приговора, Amnesty International  сообщила, что ливийские правозащитные организации сообщили, что в период с 2018 по 2020 год был приведен в исполнение 31 смертный приговор.

Собственно эта тема совершения силами Хафтара «военных преступлений», как представляется, возникла несколько месяцев назад не случайно. Как собственно не случайна и активизация этой темы сейчас. Все дело в президентских амбициях Х.Хафтара и борьба зарубежных спонсоров на этой площадке.  В то время как объединение ливийских институтов и правительства должно было положить конец разделениям на практике, силы, лояльные Хафтару, все еще имеют эффективный контроль над Восточной Ливией. Примером этих напряженных отношений и внутриполитической борьбы стал факт отмены в последнюю минуту визита премьера-министра ПНЕ А.Х.Дбейбы в Бенгази на востоке страны 26 апреля. Эта поездка была отложена после того, как правительственная передовая группа безопасности была возвращена из аэропорта. В марте Триполи инициировала начало расследование после того, как в восточноливийском городе Бенгази было найдено более десятка тел. В связи со сказанным, французские эксперты полагают, что  Халифа Хафтар, менее чем через год после неудавшегося штурма Триполи,  все еще  видит себя президентом объединенной Ливии. Для достижения этой цели ему нужно найти преемника, который возглавит его армию. В этой связи его сын Саддам Хафтар  объезжает сейчас иностранные столицы, пытаясь позиционировать себя как нового компромиссного командующего объединенной армии.  Сейчас командующий Ливийской национальной армией (ЛНА) Халифа Хафтар не случайно начал большее внимание уделять вопросам социальной, а не военной политики. Например, недавняя его инициатива  о жилищной программе для окраин Бенгази или поставки 100 тыс. доз российской вакцины, о чем договорился якобы именно он. После того, как в октябре прошлого года было подписано соглашение о прекращении огня между ЛНА и силами Западной Ливии, фельдмаршал активно готовится к  выборам, теоретически назначенным на 24 декабря. Но если он хочет стать главой воссоединенной страны, то ему надо найти приемлемого и компромиссного  кандидата на должность командующего ЛНА, которая, по его мнению, образует ядро будущей воссоединенной ливийской армии. Его сын, Саддам Хафтар, уже работает в этом контексте за кулисами официальной дипломатии, чтобы навязать себя сторонам в качестве естественного преемника своего отца. В ЛНА, где он официально возглавляет только 106-ю бригаду, Саддам Хафтар уже фактически является реальным командующим вместе со своим  братом Халедом Хафтаром, который также является бригадным командиром ЛНА. В последние недели Саддам Хафтар ездил за границу, чтобы попытаться «продать» свой план, с особым акцентом на Абу-Даби. Но в ОАЭ, главные экономические и военные союзники Халифы Хафтара, встретили его не слишком радушно: не исключено, что по причине его предварительных переговоров с Анкарой на эту же тему. Израильские СМИ сообщили о встрече в Тель-Авиве между Саддамом Хафтаром и представителями израильских спецслужб, которые, как сообщается, приняли его более благосклонно. В принципе, активность Саддама Хафтара соответствует стратегии его отца: восстановление «закона и порядка» на востоке и юге страны, укрепление племенных союзов и борьба с исламистскими группировками. Однако Саддам Хафтар непопулярен как в Генеральном штабе ЛНА, так и среди широких слоев населения. Никто не забыл «ограбление» Бенгазийского отделения Центрального банка Ливии (CBL) в 2017 году, во время которого он скрылся со 160 млн евро, 2 млн долларов и 640 млн ливийских динаров (143 млн долларов). В последнее время Саддам Хафтар пытается улучшить свой имидж. 13 апреля он отправился без отца навестить подразделения ЛНА, дислоцированных в Сирте, центральном городе, который является линией фронта между Триполитанией и Киренаикой. Однако он не поехал лично в юго-западную пустынную область Феццана, как просил его отец, а вместо этого отправив туда только половину своей бригады. Феццан сейчас снова оспаривается Триполи и ЛНА. Этот регион является рассадником контрабанды и торговли людьми, а также логовом исламистских группировок. Это также тыловая база повстанцев FACT, которые недавно начали наступление в Чаде, приведшее к смерти президента  Идрисса Деби. Премьер-министр ПНЕ А.Х.Дбейба и вице-президент Президентского совета Муса Кони конкурируют сейчас за контроль над дальним югом Ливии после нападения повстанцев и смерти президента Чада Идрисса Деби. Премьер-министр настроен протурецки, а М.Кони близок к Халифе Хафтару. Смерть 20 апреля президента Чада Идрисса Деби, официально убитого во время наступления, начатого с юга Ливии повстанческим Фронтом за независимость и согласие с Чадом (FACT), быстро разожгла конкуренцию в Ливии. Чтобы справиться с последствиями такого впечатляющего поворота событий, А.Х.Дбейба немедленно обратился за помощью к Анкаре, чтобы помочь обезопасить Феццан и попытаться предотвратить возвращение сирийских боевиков в Ливию. 22 апреля начальник Генштаба ливийской армии Мухаммед аль-Хаддад посетил Турцию, где его приняли его коллега Яшар Гюлер и министр национальной обороны Хулуси Акар. Некоторые ливийские СМИ сообщили, что Дбейба также попросил Турцию передислоцировать ударные беспилотники  Bayraktar TB2 на юг страны.  Но это сложно сделать технически, а  их радиус действия слишком ограничен, чтобы действовать в Феццане с авиабазы Ватия — в настоящее время находящейся в руках турецких военных — расположенной более чем в 1000 км от ливийско-чадской границы. Феццан контролируется, хотя и разрозненно, ЛНА Хафтара, которая быстро направила в регион подкрепления. Несколько подразделений российской ЧВК «Вагнера» время от времени поддерживали ЛНА в этом регионе. Союзники Хафтара в Президентском совете в Триполи также работают над тем, чтобы взять на себя ответственность за этот вопрос. 21 апреля Муса Кони, вице-президент ПС, где он представляет Феццан, создал кризисную группу в рамках чадского досье, укомплектованную людьми, которые хорошо знают Южную Ливию, такие как военные лидеры Исса Абдельмаджид Мансур (тубу) и Али Кенна (туарег), которые долгое время заигрывали с Хафтаром, прежде чем присоединиться к Триполи. Также в этой команде находятся представитель Завии аль-Сенусси аль-Хилик, бывший офицер, участвовавший в операции Муаммара Каддафи против Чада в 1986-1987 годах и офицер из могущественного племени  Феццана ульд сулейман Саиф аль-Наср. Со своей стороны, глава Президентского совета Мухаммед аль-Манфи призвал «национальную армию» обеспечить безопасность границы с Чадом, но не уточнил при этом, имеет ли он в виду армию, связанную с Триполи, или ЛНА.  При этом аль-Манфи, как и Кони, рассматривается как представитель Хафтара в исполнительной власти Ливии. Оба они были приняты в конце марта президентом Франции Эммануэлем Макроном в отсутствие представителя Триполи в Президентском совете Абдуллы аль-Лафи. Париж давно вынашивал союз между Х.Хафтаром и И.Деби в надежде остановить поток оружия и боевиков между Феццаном и Сахелем. Нападение FACT положило конец этой стратегии. Лидер FACT Махамат Махди Али, который первоначально был в союзе с силами Триполи и Мисураты, когда он утвердился в Ливии в 2015 году, в последние годы стал союзником  Хафтара. Это объясняет факт наличия у группы серьезного вооружения и бронетехники, которые она получил из ОАЭ, одного из главных покровителей Хафтара. При этом дебаты о том, кто должен стать преемником Халифы Хафтара, идут в ЛНА уже несколько лет. Несколько офицеров были представлены в качестве потенциальных кандидатов на этот пост, такие как начальник штаба Абдерразак Надхури и командующий авиацией Сакр аль-Джарухи, который хорошо ладит с египтянами. Хафтар мог бы также выбрать на эту роль офицера, который хорошо знает юг страны и который действовал в Феццане. Аль-Мабрук Сахбан, бывший офицер Каддафи и нынешний командующий операциями в южной зоне  ЛНА, подходит под эти критерии  по всем статьям. Как и Белькасем аль-Абадж, который ранее занимал ту же должность. ЛНА находится не в самой лучшей кондиции  после провала  наступления на  Триполи.  Соглашение о прекращении огня, подписанное в октябре прошлого года, отложило на более поздний срок вопрос о воссоединении верховного командования армией — процесс, который сама ЛНА начала при поддержке Каира в 2018 году. Тем не менее, Дбейба осознанно выбрал назначенного Триполи начальника Генштаба Мухаммеда аль-Хаддада в качестве члена делегации в рамках своего визита  в Россию 15 апреля,   а также его самостоятельного визита в Турцию 22 апреля, что многие эксперты полагают как фактическое назначение его командующим армией. Именно он  и есть пока реальная альтернатива креатурам Хафтара на должность будущего командующего объединенной армии Ливии.  Дбейба при этом также поспешил подтвердить соглашения об экономическом и военном партнерстве с Турцией, которые воспринимаются Хафтаром как экзистенциальные угрозы. Анкара не торопится выводить сирийских наемников, которых она направила в Ливию, не говоря уже о своих собственных войсках там. ЛНА, в свою очередь, не спешит отправлять на родину собственных сирийских наемников или своих «советников» из российской ЧВК «Вагнер», несмотря на настойчивые требования США и стран-членов ЕС.

55.87MB | MySQL:108 | 0,825sec