Оценка ситуации в финансово-экономическом секторе Ливии

Одним из важных триггеров политической дестабилизации в Ливии как угрозы новому, сформированному в феврале с.г. Правительству национального единства может стать острый финансово-экономический кризис под воздействием пандемии коронавируса.

Именно ситуация в финансовой сфере внушает определенные опасения и может помешать продвижению «дорожной карты», согласованной в ноябре прошлого года на Форуме ливийского политического диалога. Как известно, важным результатом этих договоренностей стало избрание по спискам в начале текущего года переходной исполнительной власти во главе с руководителем Президентского совета М. аль-Манфи и главы правительства А.Х.Дбейбы. На декабрь 2021 года намечены всеобщие национальные выборы.

Однако социально-экономические последствия пандемии и воздействие кризиса на мировых энергетических рынках могут помешать этим планам. По итогам 2020 года ВВП Ливии сократился на 60%, чему способствовало обострение внутриполитической ситуации и гражданская война, которая по сути привела к блокаде ведущих нефтяных месторождений страны с января по ноябрь 2020 года. Падение цен на нефть в период пандемии, особенно в первой половине прошлого года, также оказали сильное негативное воздействие на ливийский финансово-экономический сектор. Только в 2020 году финансовые потери в нефтяной сфере составили 10 млрд долларов США. Напомним, доходы от нефти составляют 70% от ВВП страны и 90% доходной части бюджета. Вдобавок, cобственно пандемия разрушила и без того слабый и несовременный здравоохранительный сектор Ливии. Дефицит текущего баланса ливийского бюджета в 2020 году составил 60%. Правительство было вынуждено прибегнуть к массовым интервенциям, что снизило и уровень валютных резервов Ливии с 80 до 63 млрд долларов (рекордно низкий показатель с 2016 года).

Угроза финансовому сектору Ливии в том числе обусловлена и стартовавшей в начале года интеграции двух до недавнего времени по сути независимых экономических и финансовых систем – западной, контролируемой Триполи под эгидой Правительства национального согласия во главе с Ф.Сарраджем и восточной, контролируемой Ливийской национальной армией во главе с Х.Хафтаром.

В январе 2021 года ливийский динар был подвергнут сильнейшей девальвации как следствие принятого Центральным банком Ливии решения о слиянии рыночного обменного курса с официальным. В итоге его курс по отношению к доллару США ослаб более чем в три раза — с 1.35 до 4.48 динаров за доллар. Это привело к очередному росту потребительских цен в последние месяцы.  В итоге, инфляция по итогам 2021 года может составить 10-11%, в том числе под воздействием неустойчивости поставок товаров из-за рубежа, принимая во внимание высокий уровень зависимости ливийской экономики от импорта.

Снятие блокады с основных нефтяных месторождений и восстановление производства в ноябре 2020 года ожидаемого эффекта пока не дало, ввиду волатильности международных цен на нефть, восстановление которых началось только недавно. Тем не менее, прогноз экспертов Всемирного банка относительно экономических перспектив Ливии в 2021 году довольно оптимистичный: ожидается рост экономики на 38% в 2021 году и на 55% в 2022 году.

Наконец, в финансовом секторе в последние месяцы угроза исходит от растущего внутреннего долга, который достиг 155% от ВВП. При этом внешние заимствования Ливии традиционно невелики, и не превышают 5.8%, что является одним из низких показателей в мире. Однако сокращение валютных резервов Ливии как следствие сокращающихся доходов от нефти на фоне практической заморозки с 2014 года прямых внешних инвестиций, риски финансового кризиса маячат на горизонте. Особенно в случае продолжения неопределенности в глобальной экономике под воздействием пандемии.

Новое переходное Правительство национального единства с начала 2021 года прибегает к масштабным заимствованиям у Центрального банка Ливии для покрытия текущих финансовых потребностей, в том числе на социальные программы по содействию пострадавшим в результате пандемии. Такая финансовая политика является не очень устойчивой, поскольку ведет к истощению непополняемых валютных резервов. Ряд экспертов полагает, что Ливии угрожает истощение валютных резервов, а Центральный банк не в состоянии спасти национальную валюту от дальнейшей девальвации.

Также существует проблема интеграции по сути двух ранее независимых центральных банков в Триполитании и Киренаике. Ранее оба банка вели полностью децентрализованную политику и никак не координировали свои шаги по эмиссии денежной массы, фискальному контролю и т.д. Однако даже унификация обменного курса ливийского динара новым объединенным Центробанком Ливии не смогла остановить процесс девальвации и полностью искоренить черный валютный рынок. Главная цель этого решения – блокировать незаконное отмывание денег и иные финансовые спекуляции в иностранной валюте – пока до конца так и не достигнута.

Нужно также иметь в виду, что Центральный банк Ливии остается на сегодня монопольным акционером, контролирующим другие банки страны, подавляющая часть которых государственные. Центробанк контролирует 90% всех депозитов и кредитов банковской системы Ливии и по сути монопольно регулирует всю систему. Это ведет к конфликту интересов среди правящих элит и однобокой, предвзятой кредитной политике и фактически блокирует развитие частного бизнеса и конкуренции в стране.

Наконец, за исключением банковского сектора, все остальные элементы финансовой системы страны, ориентированные на рядовых клиентов, по сути парализованы. Фондовая биржа в урезанном формате была запущена, но с начала гражданской войны в 2011 году она по сути поставлена на паузу, а такие финансовые инструменты как страхование, лизинг, электронные платежи, мобильный банкинг и цифровые финансы находятся в зачаточном состоянии.

Таким образом, новому переходному правительству Ливии предстоит важная проверка на прочность именно в финансово-экономическом секторе. Все это на фоне нестабильной конъюнктуры на мировых энергетических рынках, а также продолжающейся глобальной пандемии. Предстоит инвестировать в развитие частного банковского сектора, который пока остается под сильнейшим влиянием плохо управляемых и неэффективных государственных банковских корпораций.

Однако, важнейшим на сегодня вызовом в финансовой сфере, стоящим перед ПНЕ Ливии, является урегулирование конфликта интересов по поводу распределения доходов от нефти. Несмотря на декларируемое правительством А.Х.Дбейбы объединение к маю с.г. всех министерств, банков и учреждений на 80%, серьезные противоречия между Центральным банком и Национальной нефтяной компании Ливии (ННК) сохраняются. Руководство ННК продолжает настаивать на том, чтобы доходы от экспорта нефти поступали непосредственно к ней, вместо Центрального банка. Премьер-министр ПНЕ для урегулирования этой проблемы учредил даже новый, ранее не существующий пост министра нефти с целью переориентировать именно на это министерство под своим непосредственным контролем все потоки валютных поступлений от продажи нефти.

Думается, по мере перехода контроля за доходами и валютными резервами в руки ПНЕ, оно получит полный карт-бланш на запуск важнейших реформенных процессов в стране, и сможет инвестировать в восстановление инфраструктуры и экономики. Препятствием на пути этих реформ является сохраняющаяся фактическая раздробленность страны и отсутствие транспортной взаимосвязи между ее отдельными регионами, контролируемыми боевиками. Восстановить утраченные экономические связи и единство страны до истечения мандата нынешнего переходного правительства в декабре 2021 года представляется нереалистичным. А значит основная ответственность по структурной реформе финансово-экономического сектора страны ляжет на плечи нового руководства Ливии по итогам общенациональных выборов.

55.87MB | MySQL:106 | 0,455sec