О существенных изменениях во внешней политике Саудовской Аравии Часть 2

Как полагают многие эксперты, йеменское досье станет наиболее существенным в саудовско-иранских переговорах. В том, что такие переговоры ведутся, сомневаться не приходится. Так, 12 мая их факт подтвердил пресс-секретарь МИД Ирана Саид Хатибзаде. Выступая на пресс-конференции, иранский дипломат отметил: «Оба государства и весь регион нуждаются в снижении напряженности. Мы надеемся достичь такого взаимопонимания, которое  существенно улучшит региональную атмосферу».

Желания саудовской стороны от этих переговоров более или менее понятны. Прекращение обстрелов саудовской территории из Йемена и помощь иранской стороны в урегулировании с хоуситами. В чем же состоят пожелания иранцев? По информации иракской журналистки Суадад ас-Сальхи, иранцы на переговорах в Багдаде попросили саудовских партнеров помочь с организацией поставок иранской нефти на мировой рынок, ныне почти невозможных из-за «калечащих» санкций, введенных в 2018-2019 годах администрацией Трампа. При этом Иран согласен продавать нефть саудитам с дисконтом, а те в свою очередь будут поставлять ее на мировой рынок. Иранцы на переговорах в Багдаде также настаивали на том, чтобы хоуситы участвовали в политическом урегулировании в Йемене, и получили свою долю власти.  Взамен, по информации иракской журналистки, саудовская делегация требовала прекращения ракетных обстрелов территории КСА, а также враждебной антисаудовской деятельности, ведущейся иранскими прокси-группами в Ливане, Сирии и Ираке. По сообщениям иракских СМИ все ирано-саудовские контакты курирует премьер-министр Ирака Мустафа аль-Казыми. Его помощниками в этом вопросе являются советник премьера по контактам с проиранскими вооруженными формированиями Абд аль-Реза  аль-Хашими (Абу Джихад) и советник по национальной безопасности Касим аль-Араджи.

К переговорам между крупнейшими центрами силы на Ближнем Востоке вполне может подключиться как посредник Катар. 11 мая с.г. в Саудовской Аравии побывал эмир Катар Тамим бен Хамад Аль Тани. Это второй визит катарского монарха в КСА после примирения двух аравийских монархий, состоявшегося в январе на переговорах в саудовском городе Аль-Уля. Обращает на себя внимание, что неделя, на которой глава катарского государства посетил КСА, была богата на официальные визиты. В частности, КСА посетил премьер-министр Пакистана Имран Хан. В последнее время саудовско-пакистанские отношения стали более прохладными из-за сближения Эр-Рияда с Индией, и саудиты попытались это исправить.   В Эр-Рияде катарский эмир получил подчеркнуто теплый прием. В аэропорту его встречал наследный принц Мухаммед бен Сальман. Эмира Тамима в поездке сопровождал  министр иностранных дел Катара Мухаммед бен Абдаррахман Аль Тани.  С саудовской стороны в переговорах приняли участие министр иностранных дел принц Фейсал бен Фархан, заместитель министра обороны принц Халед бен Сальман, государственный министр принц Турки бен Мухаммед бен Фахд и советник короля по национальной безопасности Мусаед бен Мухаммед аль-Айбан.

По сообщению агентства Bloomberg, речь на переговорах шла, в том числе, о возможном катарском посредничестве в преодолении ирано-саудовского конфликта. Хорошо известно, что Доха поддерживает прекрасные отношения с Тегераном. Во время саудовской блокады Катара Иран открыл свои порты и аэропорты для транспортировки продовольствия и других товаров первой необходимости в эмират. Два государства делят между собой крупнейшее газовое месторождение «Северный купол» (в иранской версии – «Южный Парс»), расположенное на шельфе Персидского залива. В интересах Катара – разрядка напряженности в отношениях между Ираном и Саудовской Аравией. Пред поездкой катарский министр иностранных дел заявил в интервью телекомпании «Аль-Джазира»: «Мы приветствуем любой диалог и позитивный дух, возникший в отношениях Ирана с Заливом, особенно с Саудовской Аравией. Мы уверены, что такой диалог будет способствовать стабильности в регионе». Ранее, в интервью агентству Bloomberg, прозвучавшему в январе 2021 года, шейх Мухаммед бен Абдаррахман был еще более откровенен. Он, в частности, выразил надежду на организацию в ближайшем будущем саммита глав государств ССАГПЗ с президентом Ирана. Он отметил: «Я думаю, что это желание разделяют лидеры всех государств ССАГПЗ, а также иранская сторона».

Еще одним важным вопросом является возможная реакция на нормализацию отношений между ИРИ и КСА со стороны влиятельного саудовского союзника – Соединенных Штатов. В течение десятилетий Вашингтон пестовал и разжигал вражду между КСА и ИРИ, пугая Эр-Рияд «шиитской опасностью». Это было нужно американцам для разобщения мусульман Ближнего Востока, для поддержания своего военного присутствия в Персидском заливе и многомиллиардных продаж современных вооружений аравийским монархиям. Однако сейчас, похоже ситуация меняется. США, которым необходимо вступить в геополитическую схватку с Россией и Китаем, настроены на окончание конфронтации с Ираном. Госсекретарь США Энтони Блинкен в интервью газете Financial Times так прокомментировал информацию об ирано-саудовских переговорах: «Если они разговаривают, я думаю, вообще, это хорошая вещь. Разговоры всегда лучше, чем конфликт. Приведет ли это к чему-нибудь? Это другой вопрос. Но переговоры, старание снизить напряженность, попытки найти «модус вивенди», намерение уклониться от действий, которые раздражали бы другую сторону, — это хорошая вещь». В словах Блинкена читается едва уловимое раздражение от того, что урегулирование отношений между Саудовской Аравией и Ираном проходит без участия США. Однако правящая элита КСА разочарована в стратегическом партнерстве с Вашингтоном и настроена на то, чтобы самостоятельно решать свои внешнеполитические проблемы. В то же время, по мнению иранского руководства, региональный климат сейчас позволяет решать конфликтные ситуации без вмешательства «чужаков».

Еще одним показателем изменений в саудовской внешней политике являются секретные переговоры КСА с Сирией. По сообщению газеты «Рай аль-Йаум», 3 мая саудовская делегация во главе с руководителем Управления общей разведки (УОР) КСА генералом Халедом аль-Хумейданом посетила Дамаск, где провела переговоры с главным сирийским разведчиком, секретарем Совета национальной безопасности САР генералом Али Мамлюком. Согласно другим источникам, саудитов принял сам президент Сирии Башар Асад. По информации арабской газеты, представители Саудовской Аравии обещали сирийцам открытие саудовского посольства в Дамаске после окончания священного месяца рамадан (то есть восстановление дипломатических отношений) и даже финансовую помощь в восстановлении экономики страны в обмен на выход САР из иранской орбиты. По мнению аналитика Chatam House Камаля Алама, несколько причин побуждают Эр-Рияд к сближению с Сирией. Во-первых, желание разорвать или хотя бы ослабить сирийско-иранское стратегическое партнерство. Во-вторых, стремление успеть нормализовать отношения с Сирией раньше, чем то сделает другой региональный соперник – Турция. В-третьих, для КСА очень важно влиять на ситуацию в Ливане. В то же время после опалы, в которую попал в среде саудовской элиты Саад Харири, саудовское влияние в этой арабской стране сильно ослабло. Сирия также хочет восстановить свои позиции в Ливане, но сделать это не через «Хизбаллу», которая ведет себя слишком проирански. Напомним, что в ходе парламентских выборов 2018 года в Ливане в законодательный орган страны прошло много старых сирийских союзников, таких как Эли Ферзли или Джамиль Сайед. Почему бы не восстановить с их помощью систему 1990-х годов, когда Дамаск и Эр-Рияд совместно управляли Ливаном?

Подводя итоги «новому курсу» Эр-Рияда в региональной политике, можно сделать несколько выводов. Во-первых, изменения во внешнеполитических подходах КСА свидетельствуют об отказе от «доктрины Сальмана», попытки решать региональные проблемы силовыми методами, будь то война в Йемене или блокада Катара. Это конечно не доктрина нынешнего короля  Сальмана бен Абдель Азиза, а изобретение его сына, наследного  принца Мухаммеда бен Сальмана, хотевшего превратить свою страну в региональную империю. Попытка не удалась, и саудовская дипломатия возвращается к прежним миролюбивым паттернам. Во-вторых, попытки нормализации отношений с Сирией и Ираном свидетельствуют о разочаровании Эр-Рияда в попытках обеспечить свою безопасность путем военно-политического альянса с США и Израилем. Это оказалось ненадежным решением. В-третьих, попытки нормализации отношений с Сирией указывают на новый тренд панарабизма или арабского национализма во внешней политике КСА.

55.93MB | MySQL:105 | 0,446sec