О докладе о причинах широкой практики наемничества в Сирии

25 мая г Сирийский центр правосудия и подотчетности (SJAC) в сотрудничестве с Сирийцами за правду и справедливость (STJ) опубликовал исследование с новыми полевыми исследованиями, изучающими различные методы, используемые для найма сирийских наемников (https://syriaaccountability.org/wp-content/uploads/ENG-Mercenaries.pdf). К ним относятся: обман семей, крайне низкая или невыплаченная заработная плата и вербовка из уязвимых групп, таких как перемещенные лица и дети.  Новое исследование пролило свет на негативную практику вербовки сирийских наемников иностранными государствами, включая Турцию, Россию и Азербайджан. С 2019 года тысячи сирийцев были завербованы в качестве наемников Турцией и Россией — двумя основными иностранными участниками в кровавой войне в Сирии — для участия в прокси-войнах по всему региону. С тех пор сирийские наемники были вовлечены в конфликты в Ливии и Нагорном Карабахе в 2020 году. Выводы доклада подчеркивают взаимосвязь между военной экономикой и продолжающимися нарушениями прав человека в Сирии и зарубежных конфликтах и основаны на работе цифровой судебной экспертизы, полевых интервью и информации из открытых источников. 34-страничный доклад включает в себя показания сирийских наемников. Один из бойцов «Левантского фронта» рассказал исследователям, что именно плохие условия жизни, а не идеологическая приверженность побудили его завербоваться в Нагорный Карабах: «У меня много детей, и мои дочери выросли без того, чтобы я мог их обеспечить. «Левантский фронт» платит мне всего 400 турецких лир каждые 50 дней, поэтому я решил поехать в Азербайджан, чтобы обеспечить достойную себе и достойную жизнь своей семье». Другой боец рассказывает , как его послали в Ливию с бригадой из «Дивизии Султана Мурада» оппозиционной протурецкой Сирийской национальной армии, и объясняет, как высшие офицеры пытались завладеть жалованьем наемников. «Мы провели три месяца без зарплаты, и после того, как каждый из нас попросил аванс в размере 300 долларов, они дали нам только 100, а остальное оставили себе», — свидетельствовал боец. В докладе также были обнаружены новые доказательства вербовки детей. Исследователи опросили семью бойца по фамилии А.Усман, который был убит в Ливии в мае 2020 года в возрасте 19 лет, но был первоначально завербован, когда он был еще несовершеннолетним. Один из членов семьи Усмана сказал, что «его мать очень тяжело восприняла известие о его смерти. Он дважды говорил с ней из Ливии, чтобы сказать ей, что собирается обеспечить ей лучшую жизнь».

Авторы исследования говорят, что их анализ следует рассматривать в свете двух основных явлений. Во-первых, растущая популярность наемничества среди региональных и международных держав как средства возложение расходов на военное вмешательство на Ближнем Востоке и в Северной Африке на наемников. Во-вторых, масштабы гуманитарного кризиса по всей Сирии, которые сделали наемничество одним из единственно возможных вариантов получения дохода для молодых сирийцев, жизнь которых была изуродована войной и перемещением населения. Собственно в этом нет ничего удивительного и характерно не только для Сирии. Достаточно вспомнить неудачный опыт направления вербовки ОАЭ йеменских и суданских наемников в Сирию и Ливию соответственно. К тому же абсолютное большинство завербованных йеменцев без вести сгинуло в Сирии. Причем это не означает, что они все погибли (хотя потери были существенны): часть из них воспользовались этим моментом для того, чтобы уйти в Турцию, а оттуда перебраться в европейские страны. Суданцы еще и успели невнятно поучаствовать в самой  йеменской кампании, причем часть из них опять же рассматривали эту возможность для своего легального переезда в КСА. В этих двух случаях и тех, и других в большинстве случаев жестко обманули по вопросу оплаты. Если брать этот вопрос еще шире, то весь феномен возникновения «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России) говорит нам о том, что движущей силой  поездки в Ирак или Сирию для иностранных боевиков из региона были, прежде всего, деньги и возможность пограбить, а не идеология. И как только финансовый поток иссяк, сразу же резко иссяк и поток «иностранных добровольцев». Или вернее говоря, наемников.  Этот тезис лежит в основе  главного вывода представленного доклада.  «Вместо того, чтобы сосредоточиться на предполагаемых идеологических обязательствах боевиков, которые обычно фигурируют в геополитических анализах сирийских наемников, здесь мы подчеркиваем материальное отчаяние среди боевиков и их семей, которое заставило многих завербоваться для участия в боевых действиях за рубежом. Эти условия часто только усугублялись эксплуататорским характером вербовки наемников и компенсаций. Важно задокументировать эту военную экономику, учитывая, что эта хищническая вербовка наемников обогатила и укрепила некоторые из наиболее криминальных группировок, составляющих Сирийскую национальную армию», — говорится в докладе. Большинство сирийских наемников — бывшие антирежимные повстанцы, оказавшиеся в некоторых частях Северо-Западной Сирии под турецким контролем. Некоторые бывшие члены регулярной сирийской армии и бойцы союзных групп ополчения также были завербованы российскими военными и ЧВК «Вагнер». Во время боевых действий в Ливии в апреле 2019 года — июне 2020 года Турция поддерживала признанное ООН Правительство национального согласия, в то время как Россия и ОАЭ поддерживали силы, лояльные командующему  Ливийской национальной армией Халифе Хафтару в Киренаике. Между тем в конфликте, разразившемся в прошлом году в Нагорном Карабахе, Турция направила бойцов из своих сирийских доверенных лиц для поддержки Азербайджана против Армении. Отсюда основной вывод — если есть желание подорвать боеготовность той или иной исламистской группы, смотрите на ее источники финансирования и бейте в первую очередь по ним.

55.84MB | MySQL:106 | 0,450sec