Об интересах Турции в Ливии

Неожиданная отставка премьер-министра Правительства национального согласия Фаиза Сарраджа Ливии в прошлом году произошла из-за настойчивых требований президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана к близким ему турецким бизнесменам, заявил в воскресенье 6 июня  бывший  сторонник  Эрдогана. Седат Пекер, осужденный лидер банды, который был освобожден в 2014 году после принятия закона, ограничивающего срок предварительного заключения до пяти лет, утверждал, что Саррадж ушел в отставку после того, как оказался посередине между требованиями Эрдогана и требованиями ливийских бизнесменов, которые поддерживали его во время бурной гражданской войны в стране. «Я встретил турецкого министра, имя которого не назову. Он сказал мне, что наш президент попросил [Сарраджа] присудить эти тендеры этим [турецким] компаниям. Затем он подал в отставку. Все спрашивали, почему. Я узнал причину только после того, как этот министр  сказал мне. Этот человек [Саррадж] подал в отставку после того, как его финансовые сторонники спросили, что им делать [если все эти тендеры будут присуждены Турции]», — сказал Пекер в своем восьмом видео на Youtube, которое за один день с момента его публикации посмотрели 11 млн человек. Международные наблюдатели предполагали, что Саррадж столкнулся с давлением как со стороны демонстрантов, так и со стороны членов его собственного лагеря, в частности тогдашнего министра внутренних дел Фатхи Башаги, которого часто называли человеком Анкары в Ливии. Реакция Турции на отставку Сарраджа, казалось, подтвердила разногласия между двумя лидерами. Несмотря на то, что Эрдоган сказал, что «подобное развитие событий, услышав такие новости, расстраивает»,  апресс-секретарь президента Ибрагим Калын несколько дней спустя  пояснил, что  Саррадж ранее говорил Эрдогану о том, что он может пойти такой шаг. «Отставка не повлияет на соглашения между Турцией и Ливией, учитывая тот факт, что это решения правительства, а не решения одного человека», — добавил Калын. Он, в частности, направил четкий сигнал, заявив, что «… Правительство национального согласия уже готово сотрудничать с турецкими компаниями в области инвестиций в инфраструктуру, строительства больниц, здравоохранения и транспорта, а также в других секторах, таких как энергетика». Позже Саррадж отменил свое решение уйти в отставку в октябре 2020 года и оставался на своем посту до тех пор, пока в марте 2021 года не был объявлен вотум доверия новому временному правительству.

Турция сыграла ключевую роль в военном успехе поддерживаемого ООН ПНС  против Ливийской национальной армии во главе с Халифой Хафтаром, пытавшимся захватить власть в Ливии. Турция направила не только оружие, боеприпасы и беспилотники, но и организовала отправку в Ливию сирийских наемников и джихадистов для борьбы с Хафтаром. Более того, 2 января 2020 года парламент Турции разрешил турецкому правительству направить военные силы в Ливию в соответствии с соглашением о сотрудничестве в области безопасности. Цель Хафтара по захвату Триполи была фактически сорвана после того, как Турция вмешалась со своими поставками многоцелевых беспилотных летательных аппаратов Bayraktar TB2, которые производила турецкая компания Baykar Makina.  Не секрет, что помимо поддержки идеологически близкого ему правительства Эрдоган неоднократно заявлял, что нефтяные и газовые ресурсы Ливии являются важными факторами интереса Турции к этой стране. Выступая на совместной пресс-конференции с Сарраджем в Анкаре 4 июня 2020 года, Эрдоган раскрыл свой план относительно нефтяных запасов Ливии. «Мы стремимся расширить наше сотрудничество, включая разведку и буровые работы, чтобы использовать преимущества природных ресурсов на ливийской территории», — сказал он. Турция и ПНС в ноябре 2020 года подписали договор о военном сотрудничестве и соглашение о демаркации морской границы. Морское соглашение, которое не признается ни одной средиземноморской страной, определяет турецко-ливийский континентальный шельф и исключительную экономическую зону (ИЭЗ), в то время как договор о военном сотрудничестве позволяет турецкому правительству размещать свои войска в Ливии. Совсем недавно Rönesans Holding, турецкая компания, которая построила  президентский дворец Эрдогана, подписала несколько выгодных соглашений с Ливией о строительстве нового терминала в международном аэропорту Триполи, трех электростанций и торгового центра после встречи турецкого президента с временным премьер-министром Абдулом Хамидом Дбейбой в Анкаре 13 апреля. Было также объявлено, что турецкая компания Aksa Enerji также подписала соглашение о строительстве электростанции со своим ливийским коллегой GECOL.

От себя рискнем предположить, что отставка Сарраджа была мало связана с какими-то трениями по бизнесу с Анкарой. Он просто потерял поддержку большинства полевых командиров и местных силовиков на фоне давления со стороны США. Тем более, что собственно главная тревожащая Анкару  тенденция по требованию вывода своих войск и прокси из Ливии никуда не делась и при новом правительстве. Новое  Правительство национального единства Ливии призвало Турцию в начале мая «сотрудничать» в вопросе вывода иностранных войск и наемников из страны, чтобы помочь укрепить семимесячное перемирие. «Мы призываем Турцию сотрудничать с нами, чтобы положить конец присутствию всех иностранных сил и наемников, чтобы сохранить суверенитет Ливии», — заявила министр иностранных дел Наджла аль-Мангуш. Она  выступил с таким заявлением в начале мая  на пресс-конференции вместе с министром иностранных дел Турции Мевлютом Чавушоглу, который находился с визитом в Триполи. Она подчеркнула «важность вклада Турции в прекращение боевых действий и стабилизацию режима прекращения огня на всей территории страны». Чавушоглу, со своей стороны, критиковал тех, кто «предлагает… турецкое присутствие в Ливии равносильно присутствию нелегитимных группировок». Сотрудничество между Турцией и Ливией в рамках военного соглашения, подписанного в конце 2019 года, «позволило избежать погружения Ливии в гражданскую войну», — добавил он.  Создание нового правительства породило осторожную надежду на то, что страна сможет выйти из конфликта и хаоса, охвативших ее после свержения и убийства давнего лидера Муаммара Каддафи в 2011 году. Однако продолжающееся присутствие иностранных боевиков и наемников, оцениваемое ООН в 20 000 человек, широко на Западе воспринимается как угроза переходному процессу, и новое правительство в Триполи  просто обязано на это реагировать.

55.82MB | MySQL:105 | 0,480sec