Об отношениях между Сомали и Сомалилендом на фоне выборов

Избирательный кризис в Сомали и недавние парламентские выборы в Сомалиленде ослабили двух действующих президентов, которые вернулись к патриотической риторике, оставляющей мало места для потенциального сближения. Однако ситуация может сработать в пользу их оппонентов, которые более сговорчивы к возобновлению диалога. Избирательное соглашение, кропотливо согласованное сомалийским премьер-министром Махамедом Хуссейном Робле 27 мая, отличается новым подходом  в деле интеграции северного региона Сомали, известного как Сомалиленд, в избирательный процесс, который должен привести к избранию нового сомалийского президента к концу июля. И это при том, что Сомалиленд, в одностороннем порядке провозгласивший независимость в 1991 году, де-факто находится вне этого процесса и не желает быть его частью. Чтобы обойти этот неудобный факт, соглашение от 27 мая предусматривает назначение представителей Сомалиленда из Могадишо — в силу статьи 2 Сомалийского избирательного соглашения члены Избирательной комиссии Сомалиленда (SEC) должны быть назначены президентом Сомалийского сената Абди Хаши и заместителем премьер-министра Сомали Махди Махамедом Гуледом, оба родом из Сомалиленда. Затем SEC должна назначить делегатов, которые будут голосовать на выборах будущего парламента Сомали, который должен выбрать преемника уходящего президента Махамеда Абдуллахи Махамеда (Фармаджо), срок которого истек 8 февраля.  Действующий глава государства Фармаджо уже заявил, что выставит свою кандидатуру на президентские выборы.   Компромисс был достигнут в ходе продолжавшегося последние четыре дня в столице страны Могадишо заключительного раунда переговоров по выборам, которые велись с декабря минувшего года, отмечает новостной портал «Гарове». Нынешнее соглашение открывает путь к скорейшему проведению всеобщих выборов, дата которых пока еще не названа.
В свою очередь новостной портал «Сомали гардиан» указывает, что подписание электорального документа стало возможным после того, как сторонам удалось достичь договоренностей по двум ключевым вопросам — формированию и персональному составу избирательных комиссией и условиям проведения голосования в ряде региональных округов. Федеральное правительство сделало в обоих случаях ряд уступок региональным властям, что усиливает их позиции в избирательном процессе.     Работа парламента проходила в условиях, когда в Могадишо 25 апреля с боями вступили отряды мятежников из числа оппозиционных военных. Они требовали немедленного проведения парламентских и президентских выборов, которые должны были пройти в минувшем феврале. Власти пошли на соглашение с оппозицией, и президент Формаджо поручил премьер-министру Сомали Махамеду Хуссейну Робле возобновить переговорный процесс с лидерами регионов по скорейшему проведению парламентских и президентских выборов. При этом глава государства указал, что основой для консультаций является принятое 17 сентября 2020 года соглашение, которое определяет формулу и принципы проведения выборов. На премьера также была возложена ответственность за обеспечение всего переговорного процесса.

Всего через четыре дня после того, как напряженные переговоры привели к соглашению от 27 мая, которое должно было вывести Сомали из избирательного тупика, Сомалиленд спокойно провел свои собственные парламентские и выборы (которые не признаны международным сообществом). Это обновление парламента опоздало примерно на десять лет (последние по времени парламентские выборы состоялись в 2005 году), но, тем не менее, оно ознаменовало поражение правящей партии «Кульмие», тем самым открыв путь к возможной смене президента на выборах, намеченных на конец следующего года. После избрания Мусы Бихи Абди  президентом Сомалиленда в ноябре 2017 года, его федеральный оппонент  Фармаджо, который сам пришел к власти в феврале того же года, позвонил своему соседу, чтобы поздравить его. Кроме того, они накоротке встречались в Аддис-Абебе и Джибути. Но их  «медовый месяц» был недолгим, и отношения с Сомалилендом быстро испортились после того, как разразился территориальный конфликт с Пунтлендом — регионом, соседним с Сомалилендом, входящим в сомалийскую федерацию. С тех пор эти два лидера вернулись к националистической риторике, которая оставляет мало возможностей для диалога, и все последующие посреднические усилия потерпели неудачу. Действительно, соседние страны и государства Персидского залива активно использовали соперничество между Бихи и Фармаджо в своих собственных интересах, фактически уничтожая любую возможность примирения. В этом случае надо отметить принципиальные изменение обстановки на этом направлении. Президент Сомали Фармаджо, находящийся на грани потери власти, ищет финансовую поддержку из новых источников в аравийских монархиях. Наследный принц ОАЭ согласился на переговоры с ним, но при этом сохраняет осторожность. Дело в том, что попытки Фармаджо сблизится с Абу-Даби вызваны тем фактом, что Доха резко охладела к нему. Поездка катарского посланника Мутлака бен Маджеда аль-Кахтанив в Африку в начале мая имела тройную цель. В течение нескольких дней он руководил усилиями по возобновлению дипломатических отношений между Найроби и Могадишо  и инициировал диалог с противниками уходящего президента Сомали   Фармаджо. Эта поездка, но главное — ее неудовлетворительные итоги, по-видимому, ознаменовала окончание тесных отношений между Фармаджо и его традиционно самым лояльным финансовым спонсором в лице Дохи. Катар больше не скрывает своего раздражения по поводу его роли в избирательном кризисе в Сомали. Мандат Фармаджо истек 8 февраля, и, почувствовав, что ветер изменился, уходящий глава государства быстро обратился за помощью в другие места, в частности в Персидском заливе. По ряду данных, Фармаджо обратился к ОАЭ два месяца назад через своего советника по национальной безопасности Абди Саида Али, чтобы попытаться заручиться поддержкой наследного принца Мухаммеда бен Заида Аль Нахайяна (МБЗ). Но, как сообщается, это процесс происходит не так быстро, как хотелось бы Фармаджо, и в настоящее время переговоры ограничиваются лишь обменом мнениями между младшими дипломатами. Отношения между двумя странами были бурными с момента избрания Фармаджо в 2017 году. Вскоре после его прихода к власти Абу-Даби обвинил сомалийского президента в том, что он встал на сторону Дохи в их десятилетней политической и дипломатической ссоре. Дипломатические отношения между ОАЭ и Сомали никогда не разрывались, но эти две страны, обе входящие в Лигу арабских государств, уже четыре года находятся в серьезной ссоре. Ей способствовали несколько событий. В 2018 году принадлежащая ОАЭ логистическая компания Dubai Ports World (DP World) пообещала соседней Эфиопии 19% акций порта Бербера в Сомалиленде, которым DP World управляет с 2016 года. Сомалиленд, объявивший себя независимым в 1991 году, не признан Сомали. Этого заявления было достаточно, чтобы разозлить Могадишо. В следующем месяце сомалийские силы безопасности изъяли 9,6 млн долларов наличными из гражданского самолета ОАЭ в аэропорту Могадишо. Напряженность в отношениях между Фармаджо и Абу-Даби вновь возникла в контексте институционального и избирательного кризиса, охватившего Сомали после истечения срока полномочий действующего президента. Фармаджо в феврале  в тонко завуалированной манере, обвинил Абу-Даби в поддержке одного из двух своих самых ярых противников, президента федеративного штата Пунтленд, Саида Абдуллахи Дани. Президент, теряя своих союзников и свой импульс, больше не может быть уверен в том, что сохранит ключи от «Виллы Сомали», президентской резиденции и офиса. МБЗ, прекрасно понимая это, оставил дверь открытой для переговоров, оставаясь при этом осторожным в раздаче обещаний. И Фармаджо, и Бихи сейчас находятся в тяжелом положении в своих странах. Фармаджо, который с сентября прошлого года подвергается жесткой критике за то, как он справляется с избирательным кризисом, ни в коем случае не гарантирует, что он удержится у власти после запланированных на июль выборов, а Бихи расплачивается за свои авторитарные методы. Но, в отличие от своего южного соседа, он сразу же признал свое поражение после того, как две оппозиционные партии одержали победу на парламентских выборах в Сомалиленде и объявили о создании коалиции против  партии «Кульмийе» 6 июня. По обе стороны границы выборы нового президента Сомали будут рассматриваться как решающий шаг на пути к возможному возобновлению диалога между двумя странами. В отличие от жесткой позиции Фармаджо и Бихи, их оппоненты, по-видимому, настроены более примирительно. Ряд кандидатов на президентских выборах в Сомали, таких как Абдирахман Абдишакур, даже зашел так далеко, что похвалил Сомалиленд за эффективную организацию выборов. А сомалийский министр по делам молодежи и спорта Хадиджо Махамед Дирийе, заявил, что Сомали «следует учиться» на примере, приведенном Сомалилендом.

55.86MB | MySQL:106 | 0,436sec