К вопросу о подписании «Шушинского» соглашения между Турцией и Азербайджаном. Часть 3

15 июня, вслед за Саммитом НАТО в Брюсселе и за встречей на полях с лидерами стран-членом Альянса, включая президента США Джо Байдена, президент Турции Р.Т. Эрдоган отправился в Шушу, где состоялась его встреча с главой Азербайджана И. Алиевым.

В ходе этого визита, между двумя странами было подписано, назовем его по месту подписания, «Шушинское» соглашение.

Полный перевод этого документа, который был опубликован турецкими СМИ, а также комментарии нижеподписавшегося к нему, содержатся в предыдущих частях нашей публикации (Часть 2 доступна по ссылке на сайте ИБВ: http://www.iimes.ru/?p=77942).

Если резюмировать сказанное в предыдущих частях публикации, то следует отметить, что «Шушинское» соглашение является «тяжелым фундаментным камнем» в здание турецко-азербайджанской интеграции.

Это Соглашение предполагает или закладывает основу для того, чтобы между странами наличествовало бы следующее, уже сейчас или в обозримой перспективе:

  • Пусть и независимая, но скоординированная внешняя политика.
  • Коллективная безопасность сторон, с формальной оговоркой про соответствие Уставу и решениям ООН.
  • Тесное сотрудничество и взаимодействие между вооруженными силами стран.
  • Общее экономическое пространство – пусть и без перехода (пока) на единую валюту, однако, со свободным перемещением товаров. Иначе говоря, Таможенный союз Турция – Азербайджан.
  • Общее пространство перемещения рабочей силы – создание закладывается через переход на взаимные поездки по внутренним удостоверениям личности, а также через упрощение процедуры легализации граждан одной страны на территории другой страны.
  • Объединение усилий в сфере разработок новых технологий и обмен ноу-хау.
  • Скоординированная работа в сфере реализации региональных интеграционных проектов (Тюркский совет) и в осуществлении крупных региональных проектов. В частности, речь идет об общем участии в создании коридора Восток – Запад, который должен вписываться в китайскую инициативу «Пояс и путь» (кстати, таким образом, помимо всего прочего, Турция хочет создать привязку к Китаю, которой можно будет балансировать возникающие между сторонами разногласия – прим.).
  • Скоординированная и совместная работа в сфере мягкой силы в третьих странах – как на уровне соответствующих организаций, так и зарубежных диаспор Турции и Азербайджана. Не надо говорить о том, в какой стране мира проживает крупнейшая азербайджанская диаспора и какое она имеет там административное и финансовое влияние.

Это лишь краткое резюме всего изложенного в «Шушинском» соглашении, целью которого является, как следует из написанного, объединение и процветание Тюркского мира. Разумеется, этот союз – не направлен против других стран, как указывается в документе, однако, он направлен на изменение регионального расклада сил. На этом этапе, это – задача минимум для подписантов.

Кроме того, то, что этот документ должен представлять собой не просто юридическую, но и духовную скрепу между двумя народами, которые, на самом деле, — один, следует из отсылок к словам лидеров двух стран – М.К.Ататюрку и Г.Алиеву.

Перед собой мы видим промежуточный итог упорной, последовательной тридцатилетней работы Турции после распада Советского Союза. Не поленимся ещё раз повторить то, что, вплоть до настоящего времени, конкурентной политики со стороны России предложено не было.

Отдельно стоит ещё раз повторить и то, что турецкие военные базы за рубежом – это объекты, принадлежащие и контролируемые Турцией. Однако, это – своего рода, «приданое» на тот момент, когда НАТО решит к Турции «посвататься».

Выражаясь проще: сейчас целый ряд стран постсоветского пространства войти в НАТО не может по формальным признакам и под жестким блоком России.

Однако, никто не мешает (по крайней мере пока и неясно, что в этом смысле будут означать слова  Д.Пескова «мы будем следить» — И.С.) Турции создавать объекты своей инфраструктуры за рубежом. Допустим, по следам событий в Нагорном Карабахе – в Азербайджане (что было, очевидно, ценой вопроса – И.С.). Или же – на Украине, для чего пока ещё нет «триггера», но нельзя исключить его появления, поскольку «хорошие предпосылки» имеются. Или же в Киргизии – для чего, опять же, предпосылки уже показались. Под ними имеется в виду конфликт с Таджикистаном в начале мая месяца этого года, который нельзя считать урегулированным.

Объем создаваемой за рубежом Турцией инфраструктуры, при этом, совершенно не важен. Принципиально лишь наличие межгосударственного соглашения, небольшая территория, флаг над ней вывешенный и контингент. При наличии этих условий, дальше объем присутствия может уже наращиваться.

А дальше возникает вопрос: США / НАТО хочет заниматься «сдерживанием» России (и, кстати, не будем забывать, что и Китая – тоже -И.С.). Причем своими руками делать они «черной работы» делать не хотят, как, допустим, показала та же ситуация в Афганистане, где НАТО пытается «оставить на хозяйстве» Турцию. А у Турции – готовность к тому, чтобы быть «на острие» — есть. А если ещё возникнет и опорная инфраструктура на постсоветском пространстве, то диалог между США / НАТО и Турцией может пойти в совершенно другом, нежели нынешнее, направлении (см. по этому поводу заключительную часть публикации, полностью вписывающуюся в эту мысль – И.С.).

В конце концов, в последние годы, точек сближения между Турций и НАТО в военно-политической сфере – весьма ограниченное количество. Это ещё дополняется и тем, что между сторонами – разное понимание и приоритеты угроз. При наличии же веских «инфраструктурных доводов» со стороны Турции, может произойти серьезное сближение позиций и вес Турции в НАТО (и так располагающей второй по численности армией в НАТО) может заметно вырасти.

Это произойдет в том случае, если Турции удастся нарастить свое присутствие на постсоветском пространстве и это присутствие станет уже ощутимым как для России (все постсоветское пространство), так и для Китая (Центральная Азия).

«Шушинское» соглашение, в этом смысле, формирует крепкую основу, на которой уже можно предпринимать и дальнейшие шаги.

Тем не менее, уместно обратиться и к тем оценкам, которые звучат и со стороны Турции.

В частности, в качестве характерного примера, обратимся к публикации ведущего англоязычного издания Турции, широко распространяемого в среде зарубежных дипломатов и организаций, — газете Daily Sabah, авторства главы Фонда политических, экономических и социальных исследований Турции (SETAV) Бурханеттина Дурана. Статья вышла 17 июня под характерным заголовком «От Брюсселя до Шуши дипломатия Эрдогана набирает обороты».

Заметим, что в этой публикации Шуша и Нагорно-Карабахский конфликт является лишь одним из многих кейсов, с которыми имеет дело Турция, проводящая «широким гребнем» свою внешнюю политику.

Цитируем автора (выделяем наиболее интересные фрагменты):

«Турция, в последнее время, проявляет высокую активность на международной арене, поэтому все внимание было приковано к саммиту НАТО и к встрече президента Реджепа Тайипа Эрдогана с президентом США Джо Байденом. Делегация высокого уровня во главе с министром иностранных дел Мевлютом Чавушоглу нанесла неожиданный визит в Триполи для проведения ряда критически важных встреч.

Не секрет, что различные иностранные заинтересованные стороны в Ливии, недовольные военным присутствием Турции в стране, призывают к выводу «всех иностранных сил».

В преддверии недавнего саммита НАТО правительству национального согласия Ливии было важно противостоять такому давлению.

Таким образом, визит турецкой делегации послужил напоминанием всем заинтересованным сторонам о том, что турецкие силы не являются иностранным элементом.

В конце концов, без вмешательства Анкары не могло бы быть ни переходного правительства, ни Второй Берлинской конференции.

Турецкие войска, освободившие ливийскую столицу от неминуемой оккупации генерала Халифы Хафтара, нельзя приравнивать к российской группе Вагнера или наемникам из Чада и Судана».

Заметим то главное, что полностью вписывается в наши рассуждения выше – Турция создает опорные пункты в регионе и декларирует то, что она не является чужой в странах этих пунктов. В данном случае, речь идет о Ливии, исключительное положение турок в которой подчеркивается автором сравнением с Россией, с Чадом и с Суданом.

В отношении встречи между президентами США Дж.Байденом и Турции Р.Т.Эрдогана автором указано следующее:

«Чрезвычайно важной была и встреча президента Турции со своим американским коллегой в Брюсселе. В конце концов, Байден не проводил двусторонних встреч ни с одним лидером в бельгийской столице — за заметным исключением Эрдогана.

Отдельно отметим, что передовая статья «Bloomberg», в которой утверждалось, что Турция давно отказалась от Запада, и призывала Байдена разорвать связи с Анкарой на саммите НАТО, была полнейшей чепухой.

Напротив, язык тела и заявления двух лидеров на саммите свидетельствовали о том, что взаимодействие было весьма позитивным.

Действительно, президент США сказал журналистам, что у него был «очень хороший» разговор с Эрдоганом после их 45-минутной встречи с глазу на глаз».

Это наблюдение автора, некоторым образом, контрастирует с нашими суждениями относительно того между США и Турцией отсутствует стратегическая повестка в отношениях. Однако, нельзя и совсем уж сбрасывать со счетов замечание автора о том, что Р.Т.Эрдоган стал единственным лидером, с кем американский президент встретился в формате «один на один». Пусть даже и встреча продолжалась лишь 45 минут.

Вот, что на этот счет утверждается автором: «Глобальная система движется в направлении, которое требует от НАТО и США укрепления отношений с Турцией.

Вот почему области сотрудничества, такие как управление аэропортом Кабула и Ливия, должны были преобладать над областями разногласий.

Именно это и произошло в Брюсселе. Те, кто предвкушает схватку Байдена и Эрдогана, сделают все возможное, чтобы сохранить аппетит к встрече президента США с президентом России Владимиром Путиным.

Позиция Байдена в Бельгии, похоже, соответствовала призыву Эрдогана открыть «новую главу» в отношениях между Турцией и США».

И далее: «Президент Турции ясно дал понять, что двусторонняя встреча прошла в позитивной атмосфере: «Мы договорились использовать каналы диалога эффективно и регулярно, как и должны делать два союзника и стратегических партнера. У нас получилось очень полезное и искреннее обсуждение. Мы видим, что есть сильное желание ознаменовать начало эффективного периода сотрудничества во всех областях на основе взаимного уважения и интересов». Он добавил, что «нет никаких проблем в отношениях Турции и США, у которых нет решения».

Опять же, рассматривая выступление Р.Т.Эрдогана после встречи с Джо Байденом, заметим, что в нем не было конкретики. Что, в принципе, роднит эту встречу с переговорами между Байденом и Путиным (если вывести за скобки возвращение к своей работе послов – И.С.) – так это то, что стороны обменялись разногласиями, существующими с обеих сторон и договорились о том, что по этим разногласиям они будут работать.

Вот, собственно, ровно это и имеет в виду турецкая сторона, когда, раз за разом, перечисляет имеющиеся разногласия с США и с Западом, если смотреть на вопрос шире.

При этом, турецкое руководство считает себя ценным, если не одним из ключевых, членом Западного сообщества. Поэтому автор концентрируется и на других контактах, которые были у турецкого лидера в Брюсселе. Даже если они не выходили за рамки совместного «селфи».

Цитируем: «Двусторонние встречи Эрдогана с лидерами Великобритании, Франции, Германии и Греции также были сосредоточены на областях сотрудничества. Примечательно, что Эрдоган и президент Франции Эммануэль Макрон заговорили о совместной работе в Ливии и Сирии. Кроме того, необходимо принять во внимание, что в заключительном коммюнике упоминается сирийский кризис и содержится приверженность мерам безопасности Турции. Брюссельский саммит запомнится как событие, которое укрепило позиции Турции в западном альянсе».

Последнее предложение – пожалуй, главный вывод, который был сделан автором в этой части публикации, описывающей визит Р.Т. Эрдогана на Саммит НАТО в Брюсселе. Однако, многими наблюдателями подчеркивается неслучайность того, что из Брюсселя турецкий президент отправился именно в Шушу. В этом смысле, подчеркивается, что Р.Т. Эрдоган заручился поддержкой Запада или, на худой конец, получил выражение интереса и непротивление действиям Турции в регионе, где Турция «балансирует Россию и Китай».

И, вообще говоря, если из Брюсселя турецкий лидер, как ни крути, много очков не привез, то в полной мере это было компенсировано визитом в Шушу.

Цитируем турецкого автора: «Последующая поездка Эрдогана в Шушу, в свою очередь, отразила новые реалии турецкой внешней политики. Я был в составе официальной делегации, которая на этой неделе прибыла в Азербайджан, чтобы отпраздновать победу этой страны в Нагорном Карабахе в ее культурной столице Шуше. Эта поездка мгновенно стала символом братских уз и общей судьбы между Турцией и Азербайджаном. Действительно, Эрдоган абсолютно заслужил присоединиться к своему коллеге Ильхаму Алиеву в тот радостный день. Президент Турции внес ценный вклад в освобождение Шуши после 27 лет армянской оккупации, точно так же, как он предотвратил падение Триполи, сделав возможным создание ливийского переходного правительства».

И далее — заключение:

«Последние дипломатические контакты Турции в Триполи, Брюсселе и Шуше отражают ее новую глобальную и региональную роль. В дальнейшем, Анкара еще больше сконцентрируется на возможностях сотрудничества на Кавказе и в Центральной Азии. Это стремление следует рассматривать как попытку содействовать стабильности и торговле в регионе, а не как шаг против России или Ирана. В заключение, Эрдоган продолжил укреплять недавние внешнеполитические шаги своей страны своими встречами в кулуарах саммита НАТО и поездкой в ​​Шушу».

Итак, если резюмировать позицию турецкой стороны, то, прежде всего, стоит отметить, что для неё Шуша – это уже пройденный этап и она смотрит вперёд. Причем не только в своих отношениях с Азербайджаном, но и по всему спектру своих вопросов.

Неслучаен тот приоритет, который турецким автором уделен ситуации в Ливии, потому как присутствие Турции в Ливии – это краеугольный камень все турецкой политики в регионе. Не будет опорной базы Турции в Ливии – не будет и всей её политики под кодовым названием «Синяя Родина». Что же до Сирии, то сирийская гражданская война – это наибольшая для Турции уязвимость. Турция просто «обречена» участвовать в урегулировании сирийского конфликта, тратя на это свои ограниченные ресурсы, как политические, так и финансовые.

Что же до Шуши – это, возможно, самая яркая и самая многообещающая победа Турции в регионе не только за период правления Р.Т.Эрдогана в стране, но и, возможно, за весь период новейшей истории страны – с момента окончания Холодной войны. И Шуша обещает стать той осью, вокруг которой Турция будет заново «закручивать» свои отношения с Западом. Она стала одновременно и демонстрацией возможностей Турции, и подтверждением её нового статуса, о чем, собственно, и пишет турецкий автор в своей публикации.

55.88MB | MySQL:105 | 0,461sec