Агропродовольственный сектор Судана как фактор внешнеполитического влияния

На фоне разворачивающегося в последние месяцы геополитического противостояния между США, Россией и другими мировыми игроками за установление влияния в Судане, основное внимание общественности уделяется фактору военно-морского присутствия в этой ключевой стране африканского региона, а также финансово-экономические взаимоотношения (в контексте санкционной политики США и финансовой помощи по линии международных институтов). Кроме того, пристальное внимание приковано к теме контроля за ресурсной базой с учетом роли и потенциала Судана в экспорте углеводородов (ОПЕК+), а также добыче золота и других ценных металлов.

С приходом администрации Джо Байдена  стартовал новый этап американского внешнеполитической игры с Суданом, который четко прослеживается как курс на дальнейшее сближение и давление на суданские власти по поводу роли России, что привело с апреля с.г. к новому обострению по этим наиболее известным трекам противостояния и интересов внешних игроков.

При этом, примечательно, что агропродовольственный сектор на нынешнем этапе противостояния отчетливо не рассматривается внешними игроками в числе стратегических факторов установления влияния, по крайней мере на открытом поле. Хотя, безусловно, он играет важнейшую роль в экономике и социально-политической жизни Судана.

В частности, агропродовольственный сектор составляет 30% от ВВП Судана и создает рабочие места для 43% населения страны. Таким образом, он играет важную роль в обеспечении социально-политической стабильности. Именно рост продовольственных цен и последовавшие вслед за этим социальные протесты привели к смене многолетнего режима президента Омара аль-Башира весной 2019 года. И сегодня, по данным экспертов ООН, Cудан может столкнуться с новой волной острого недоедания, особенно в период так называемого «неурожайного», «тощего» сезона с июня по сентябрь текущего года, когда население вынуждено использовать накопленные с прошлого сезона запасы продовольствия. По данным Всемирной продовольственной программы ООН, в течение лета 9.8 млн суданцев будут испытывать острую потребность в продовольственном обеспечении, что составляет 23% населения страны. Отметим, что это исторически рекордный уровень недоедания, впервые зафиксированный в Судане. При этом, основными триггерами продовольственного кризиса являются климатические катаклизмы (засуха, наводнения), экономический спад ввиду ранее введенных санкций и отсутствия инвестиций и наконец последствия недавно урегулированного конфликта (мигранты и внутренне переселенные лица).

На фоне обострения продовольственной ситуации, правительство активизирует призывы к внешним игрокам активнее инвестировать в сельское хозяйство Судана.  В частности,  министр сельского и лесного хозяйства в середине июня вновь призвал к созданию благоприятного инвестиционного климата для привлечения частного сектора в агробизнес. Однако, при кажущейся позитивности этой повестки, на поверхность всплывают довольно чувствительные вопросы национальной безопасности. В частности, речь идет о попытках крупных транснациональных компаний из богатых арабских стран, Китая и Турции скупать пашенные земли Судана для производства там ориентированной на интересы инвесторов и внешний экспорт продукции. В частности, по данным экспертов Всемирного банка, в Судане иностранными компаниями скуплено 760 тысяч гектаров земли, большая часть которых приобретена после 2000 года и используется преимущественно для производства кормов для животных и биотоплива. Также, в процессе переговоров находится целый ряд новых сделок на приобретение суданской земли площадью 3.4 млн гектаров.

Важно при этом понимать, что несмотря на огромный сельскохозяйственный потенциал и ресурсы, cуданские власти используют их крайне нерационально. В частности, ввиду отсутствия современных технологий и средств на ведение эффективного сельского хозяйства (резистентные семена, удобрения, современная сельхозтехника), урожайность в Судане ниже среднемировой и одна из самых низких даже в регионе. Среди важнейших сельскохозяйственных культур, по которым Судан лидирует на мировом уровне – сорго (зерновая культура), арахис и хлопок. В частности, по данным Министерства сельского хозяйства США (USDA), третьим в Африке после Нигерии и Эфиопии производителем сорго (3.7 млн тонн в 2019-2020 гг. и прогнозируемый рост до 5-5.5 млн тонн в ближайшие два-три года). Это около 8% мирового производства сорго. При этом, по сельскохозяйственному потенциалу Судан является крупнейшим в мире и мог бы стать безоговорочным лидером в производстве этой зерновой культуры – в стране под сорго выделено 6.8 млн гектаров земли, что составляет 17% общемировой площади засеянной сорго пашни (40 млн гектаров) и на порядок больше чем в соседних Нигерии и Эфиопии (5 и 1.8 млн гектаров соответственно). Проблема однако заключается в низкой урожайности – в Судане она равна 0.54 центнера на гектар, что почти втрое ниже среднемирового значения (1.44).

Аналогичная картина складывается и при анализе рынка производства арахиса (и соответственно, арахисового масла). По этой продовольственной номенклатуре Судан является одним из мировых лидеров и производит ежегодно 2.83 млн метрических тонн, что составляет почти 6% общемирового производства и ставит Судан на второе место в Африке после Нигерии (4.4. млн тонн) и 4 место в мире (вслед за лидерами – Индией и Китаем). Но потенциал наращивания производства арахиса колоссальный. Судан использует 12% мировых земельных ресурсов под выращивание арахиса и имеет один из самых низких показателей урожайности – 0.9 центнеров с гектара, при том что среднемировая урожайность составляет 1.7 центнеров c гектара, а в Китае она достигает 3.78 центнеров, то есть в четыре раза выше, чем в Судане.

Наконец, по производству хлопка (0.31 млн метрических тонн в 2019-2020 гг.) Судан является четвертым производителем в Африке после Бенина, Мали и Камеруна, однако его доля в общемировом производстве хлопка минимальна – менее 1%. Разумеется, Судан априори уступает таким лидерам на хлопковом рынке как Китай, Индия, Бразилия, CША и Пакистан, но в сравнении с центральноазиатскими странами вполне конкурентоспособен и здесь уступает только Узбекистану (1.34 млн метрических тонн в год).

Таким образом, при должном инвестировании, притоке новых технологий и создании современной инфраструктуры управления продовольственной цепочкой, Судан имеет высокий потенциал по росту производительности своих главных профильных культур (сорго, арахис и хлопок), а также других видов продовольствия для обеспечения национальной продовольственной безопасности. Это обстоятельство, а также наличие у Хартума обширных земельных и почвенных ресурсов может послужить важнейшим триггером обострения конкурентной борьбы на аграрном рынке Судана — как среди транснациональных компаний, так и ведущих мировых игроков, активно борющихся за право установления своего влияния в этой важной стране региона.

Отметим, что на данном этапе наиболее активное и деятельное участие в агропродовольственном секторе Судана демонстрирует именно Китай. Судан с самого начала был вовлечен в орбиту самого амбициозного и масштабного китайского инфраструктурного проекта «Один пояс – один путь». Весной 2021 года Китай сформулировал свою новую стратегию в Судане, которая включает четыре основных элемента сотрудничества – здравоохранение, инфраструктурные связи, зеленое развитие и торговля и инвестиции. По треку «зеленое развитие», Китай с 2019 года активно инвестирует в производство хлопка, который производится в китайско-суданской специальной зоне аграрного развития, в которую инвестируют китайские компании. Китай как ведущий в мире производитель и экспортер хлопка стремится перенести это ресурсоемкое производство в другие страны, включая Судан, и начал выстраивать здесь полноценную глобальную цепочку поставок и производства, включая торговлю и выход на рынки. В этот проект вовлечено 200 тысяч суданских фермеров. Другой новый китайский проект в агропроме Судана связан с формированием современной индустрии животноводства (150 тысяч голов верблюдов и 600 тысяч коз), что содействует формированию экономически рентабельных хозяйств. Наконец, Китай инвестирует в дальнейшее наращивание производства арахиса – и здесь по урожайности и производительности суданское производство не уступает мировым лидерам-производителям арахиса. Наконец, Пекин активно инвестирует в новые технологии, в частности внедряет в Судане новую сеть спутникового мониторинга в целях раннего предупреждения стихийных бедствий и климатических катаклизм, угрожающих аграрному сектору. На фоне успехов китайской экономической дипломатии на агропродовольственном фронте Судана остальные крупные игроки пока не вступали в эту нишу и разворачивают свою главную активность на военно-политическом и энергетическом направлениях.

55.88MB | MySQL:106 | 0,380sec