Об интервью короля Иордании Абдаллы II корреспонденту CNN Фариду Закарии

21-25 июля 2021 года король Иордании Абдалла II посетил с официальным визитом США, где провел переговоры с американскими официальными лицами. Король Абдалла II стал первым арабским лидером, принятым президентом США Джозефом Байденом. В центре переговоров была палестинская проблема и новая конфигурация сил в регионе после войны в Газе в мае с.г. Согласно официальному коммюнике Белого дома переговоры Дж.Байдена и Абдаллы II продемонстрировали «несокрушимую стойкость» американо-иорданского стратегического партнерства, являющегося одним из столпов стратегии и дипломатии США на Ближнем Востоке. Приверженность Байдена этому партнерству стала критически важной для короля Иордании Абдаллы II  в период, когда иорданско-израильские отношения достигли нижней точки при бывшем премьер-министре Израиля Биньямине Нетаньяху. Отношения Иордании с США также переживали не самые лучшие времена при бывшем президенте Дональде Трампе. В ближневосточной стратегии Трампа Иордания отошла на второй план. Главными партнерами Вашингтона в 2016-2020 годах были Израиль и монархии Персидского залива. Целью его политики было всемерное укрепление позиций Израиля в регионе путем признания этого государства со стороны арабских стран. Осуществлялась данная политика путем заключения «соглашений Авраама» с ОАЭ, Бахрейном, Суданом и Марокко. К процессу политического признания должна была подключиться и Саудовская Аравия, но в последний момент наследный принц Мухаммед бен Сальман отказался от этой идеи. Установление прямых связей между еврейским государством и государствами ССАГПЗ подрывало позиции Иордании как эксклюзивного посредника между Израилем и арабским миром.

Израильско-иорданские связи существенно ухудшились при Нетаньяху. Неприятие бывшим израильским премьером решения палестинской проблемы путем образования двух государств, его отказ прекратить расширение израильских поселений на оккупированных территориях, его открытое неприятие Арабской мирной инициативы 2002 года (мирный план саудовского короля Абдаллы) довели отношения между Амманом и Иерусалимом до точки замерзания.  Однако совсем недавно стали наблюдаться признаки улучшения. В начале июля король Абдалла II посетил Тель-Авив, где провел переговоры с новым премьер-министром Израиля Нафтали Беннетом, в ходе которых было подписано соглашение о разделе водных ресурсов. Вскоре после этого Иорданию с визитом посетил министр иностранных дел Израиля Яир Лапид. По словам израильского журналиста Бена Каспита, «Израиль составил большой список договоров, которые будут способствовать реабилитации двусторонних отношений. Новое правительство сделало ряд жестов доброй воли, включая водное соглашение при условии, что Амман позволит израильским фермерам обрабатывать свои участки, которые правительство возвратило Иордании в 2019 году». Все это было бы невозможно без прихода Байдена к власти в США и ревизии политики Трампа. Американский визит был важен для иорданского короля, чтобы показать, что ХКИ снова является стратегическим партнером Вашингтона.

25 июля король Абдалла дал интервью корреспонденту CNN Фариду Закарии, в ходе которого высказал ряд идей и соображений по поводу палестинской проблемы, арабо-израильского урегулирования, сирийской проблемы и ситуации в самой Иордании. Прежде всего, Закария задал своему собеседнику вопрос об отношениях с Израилем, упомянув при этом, что «бывший премьер Нетаньяху был жестким переговорщиком, а Нафтали Беннет и вовсе отрицает путь двух государств (создания в Палестине двух государств – еврейского и арабского – авт.)». Абдалла II упомянул в ответе, что после майской войны в Газе встретился с главой Палестинской национальной администрации Махмудом Аббасом и премьером Израиля Нафтали Беннетом, а также провел переговоры с генералом Бени Ганцем. Он отметил, что остается оптимистом в решении палестинской проблемы. Он сказал: «Возможно, это новое правительство Израиля и не является идеальным. Но я остаюсь оптимистом. Я провел эти переговоры не только для того, чтобы улучшить отношения между нашими странами, в которых накопилось немало проблем, но и для того, чтобы снова сблизить израильтян и палестинцев, и результаты меня очень обнадежили».

Следующий вопрос американского журналиста звучал так: «Думаете ли вы, что ситуация, при которой израильтяне пользуются суверенитетом над Западным берегом, а палестинцы там не имеют никаких прав, может продолжаться долго? Израильтяне могут сказать: «Смотрите, мы являемся высокотехнологичной страной, мы сделали рывок в экономике. Мы по существу великая держава, нас признали многие арабские государства. Зачем нам теперь двигать палестинский вопрос?»». Король Абдалла II отметил, что это всего лишь «хрупкий фасад». Различие нынешнего конфликта от всех предыдущих войн, начиная с 1948 года, состояло, по его мнению, в том, что впервые он приобрел черты гражданской войны на территории самого Израиля. Во многих городах отмечались столкновения между израильтянами-евреями и израильтянами-арабами. По его словам, если палестинцы потеряют надежду на мирное урегулирование, неизбежен новый цикл войны, еще более разрушительный.

Фарид Закария упомянул о высказываниях советника Нетаньяху Дори Голда о том, что «Иордания должна начать думать о себе как о палестинском государстве, так как палестинцы составляют в ней 60-70% населения. Таким образом, она сможет легко абсорбировать население Западного берега». Иорданский монарх констатировал, что бывший советник Нетаньяху «принадлежит к числу людей, которые проводят в жизнь свою повестку в ущерб другим». Он сказал: «Иордания это Иордания.  Мы на своей родине имеем общество, состоящее из разных этнических и религиозных групп. Я, кроме того, сомневаюсь в цифрах, приведенных Голдом. Палестинцы не хотят жить в Иордании. Они хотят остаться на своих землях, иметь свой флаг над домами, свою футбольную команду. Вы хотите вытеснить всех палестинцев с Западного берега и загнать их в Иорданию, создав нестабильность на нашей стороне границы? Для нас это является «красной линией» и мы не позволим за нее переходить». Он отметил, что отрицание решения проблемы путем создания двух государств и «доктрина одного государства» таит для Израиля еще больше вызовов и угроз.

Прозвучал также вопрос и об отношениях Иордании с Сирией, учитывая, что Башар Асад победил в гражданской войне и остался лидером этой страны. Король Абдалла II достаточно уважительно выказался о президенте САР. Он отметил, что Башар Асад надолго останется сирийским лидером, и что большинство сирийского народа поддерживает его как президента, сумевшего восстановить мир в стране. Он также сказал, что «Иордания всегда хотела  сменить не президента Сирии, а его методы управления». По словам монарха, сотрудничество между двумя арабскими государствами будет развиваться. Для того чтобы дать ему новый толчок, правительство в Аммане готовит пакет соглашений по торговле, электроэнергии (несмотря на собственные проблемы, САР экспортирует электричество в Иорданию), водным ресурсам и сельскому хозяйству.

Король Абдалла II ответил на вопрос Закарии о его взаимоотношениях с президентами США Трампом и Байденом. По словам монарха, он «имел тесные отношения со всеми американскими президентами, невзирая на личности. Это потому что мой отец учил меня уважать саму должность президента, статус главы государства и не только в Америке. Что касается Джозефа Байдена, то мы знакомы очень давно. Когда я был еще очень молодым человеком, мой отец взял меня в визит в США. Во время посещения Конгресса я познакомился с молодым сенатором Джозефом Байденом. Мне приятно вести с ним переговоры, наблюдатели говорят, что есть особая химия в наших отношениях. Мой сын во время посещения США, когда Байден был вице-президентом, встречался с ним  у него дома. Так что между нами семейная дружба».

Далее американский журналист спросил собеседника о ситуации в самом королевстве. Он в частности отметил: «Иорданию часто рассматривают как островок стабильности в очень сложном соседстве. Недавно прошла информация о предотвращенном государственном перевороте. Какие угрозы стабильности государству Вы видите в перспективе?». Король подчеркнул, что за прошедшие годы его страна столкнулась с многочисленными вызовами: региональными войнами, волной беженцев, эпидемией коронавируса. Все это не смогло не сказаться на экономической и политической обстановке в самом королевстве. При этом некоторые личности, по его мнению, стремятся использовать горькие чувства народа и его законную обеспокоенность за ухудшение своего положения для реализации своих амбиций. «Мне очень грустно, что среди этих людей оказался мой брат. При этом он сделал ряд шагов в самой дилетантской и безответственной манере. Ряд эгоистичных личностей использовали амбиции моего брата, толкнули его на антигосударственную деятельность. Спецслужбы представили соответствующие доказательства, включая записи разговоров. Очень легко использовать обеспокоенность народа для достижения персональных целей, но если Вы искренни перед самим собой, спросите, а что я реально могу сделать для народа? Если Вы являетесь членом королевской фамилии, у Вас есть привилегии, но на Вас также накладываются определенные ограничения. В конце концов, политика – это прерогатива монарха».

На вопрос Фарида Закарии о возможном саудовском следе в попытке переворота в Иордании король ответил, что «никакого вмешательства из-за рубежа не было. Это внутреннее дело самой Иордании».

Таким образом, Иордания, несмотря на внутренние проблемы, вновь восстанавливает свой статус «незаменимой державы Ближнего Востока». Несмотря на небольшую территорию и отсутствие природных ресурсов она, благодаря взвешенной внешнеполитической линии и особым отношениям с США и Израилем продолжает оставаться одним из ключевых игроков региона.

51.52MB | MySQL:101 | 0,349sec