Алжир получает американский «мандат» на африканскую политику

С подачи США алжирское руководство усиливает внимание к африканской политике. Это становится очевидным сразу из трех событий, произошедших в самом конце июля текущего года – турне по странам Африки министра иностранных дел АНДР Рамтана Ламамры, и двухдневных визитов в Алжир заместителя руководителя американского Госдепа Джоуи Худа и председателя ливийского Президентского совета Мухаммеда Юнеса аль-Манфи.

Заметим, что в ходе двухдневного визита в Алжир 25 – 26 июля заместителя госсекретаря США по делам Ближнего Востока Дж.Худа руководство АНДР попыталось добиться одобрения своей позиции у Вашингтона по всему комплексу региональных вопросов.

К этому алжирских лидеров подталкивало привезенное им в Алжир обнадеживающее послание следующего содержания: «Президент Соединенных Штатов Джо Байден проявляет явную готовность к укреплению дипломатических отношений с Алжиром, включая общие интересы в регионе Магриба, острые проблемы войны в Ливии и борьбу с терроризмом в Сахеле.

Президент Байден очень серьезно относится к работе с Алжиром над нашими общими целями в отношении Ливии, где обе страны стремятся к выводу иностранных сил и возвращению суверенитета ливийскому народу, чтобы (ливийцы) могли определить свое собственное будущее».

Напомним, что на протяжении последних лет Вашингтон несколько дистанцировался от вмешательства в события в этой стране, ограничиваясь нанесением ударов по террористическим группам, связанным с запрещенными в РФ «Исламским государством» и «Аль-Каидой» (обе организации запрещены в России).

Между тем, американский дипломатический посланник встречался в Алжире с рядом высокопоставленных функционеров режима, включая министра иностранных дел Рамтана Ламамру, премьер-министра Аймена Бенабдеррахмана и т.д., чтобы обсудить ряд весьма серьезных международных вопросов.

В целом алжирские лидеры восприняли его появление на своей территории как важный для себя знак одобрения. Впрочем, по одной из основных тревожащих руководство АНДР проблем – «деколонизации Западной Сахары» и давления в отношении Марокко оно испытало разочарование. Вместо выражения явной поддержки Алжир получил обтекаемые формулировки вроде того, что данный вопрос необходимо решать через ООН, чтобы прийти «к соглашению, приемлемому для всех сторон, и которое приведет к региональным миру и стабильности».

Между тем, с подачи Вашингтона Алжиру может представиться гораздо большее поле для набивания «шишек», чем Западная Сахара – Сахель. По данным алжирских источников, США визитом Худа продемонстрировали АНДР готовность дать карт-бланш на операции в Сахеле против джихадистов ввиду сокращения французской сферы влияния там и расширения «серых зон».

Соответственно, США, не желающие втягиваться в местные конфликты и одновременно желающие еще больше уменьшить авторитет Парижа в мире вообще и в Африке в частности, не против предоставить зону ответственности здесь той же АНДР.

При этом Франция, ощущая свою неспособность и ненужность удерживать под своим контролем весь Сахель, демонстрируя это заявленным к концу года выводом своих сил из Мали, и концентрируясь на защите стратегически важного для нее уранового Нигера, кажется, также не возражает против такой перспективы.

У Алжира же, кажется, нет иного выхода, кроме как самостоятельно заняться обеспечением собственной безопасности по периметру его границ, состояние которых все больше напоминает ему положение осажденной крепости. И в ближайшей перспективе оно действительно может стать таким в случае дальнейшего ослабления французского военного присутствия в регионе.

В условиях, когда отношения с Марокко максимально приблизились к ситуации полноценного конфликта, Туниса на глазах погружающегося в нестабильность, в приграничье которого с Алжиром обосновались джихадисты, на фоне объявленного ухода французов из Мали и неопределенности в Ливии положение АНДР становится все более угрожаемым.

Соответственно, алжирское руководство намерено активно противостоять этим вызовам и демонстрируемая ему американская поддержка его в этом окрыляет.

Что касается появления 28–29 июля в Алжире аль-Манфи, то это представляется неслучайным: Ливия видится представителям руководства АНДР одним из главных источников угроз и они, подготовив последний визит, открыто гарантировало Триполи проведение парламентских и президентских выборов в декабре текущего года, чтобы добиться стабилизации этой страны и не допустить, чтобы с ее территории для Алжира исходила какая-либо угроза.

При этом после аудиенции с аль-Манфи алжирский президент Абдельмаджид Теббун открыто подтвердил готовность своей страны поддержать ливийцев в их «процессе выхода из кризиса». По его словам, «позиция нашей страны в отношении происходящего в Триполи принята на международном уровне – окончательное решение кризиса в Ливии — это проведение выборов, которые придадут больше легитимности Национальному совету и президенту».

В этой связи «Алжир поможет ливийцам услышать голос своей страны», «у нас нет амбиций и видения, кроме тех, что ливийцы желают для своей страны».

Причем, вероятно, самым красноречивым моментом данной встречи стала допущенная Теббуном оговорка относительно гарантий обеспечения ливийцам абсолютной поддержки «безопасности на юге Ливии, который является частью общей безопасности двух стран».

Последняя ремарка весьма показательна, поскольку именно через южную ливийскую границу в страну проникали иностранные наемники, особенно суданские и чадские, многие из которых поддерживали в межливийском конфликте фельдмаршала Халифу Хафтара.

Также Теббун отметил, что две страны готовятся открыть пограничные посты и что на встрече они обсудили соответствующие «технические аспекты».

Речь прежде всего идет о пунктах пересечения границы на участке Дебдаб – Гадамес. Кроме того, согласно алжирским источникам, в ближайшее время АНДР намерена завершить переговоры о возобновлении морских грузовых перевозок между Триполи и Алжиром.

Разумеется, что эти заявления нашли полную поддержку у аль-Манфи, поскольку благодаря этому АНДР сможет оказывать более оперативную помощь своему союзнику.

И на этом фоне Р.Ламамра предпринял продолжительный африканский визит. Пункты его остановок говорят сами за себя: 27 июля он встретился с президентом Туниса Кайсом Саидом, далее глава алжирской дипломатии был принят в Аддис-Абебе президентом Эфиопии Сахле-Ворк Цведе, откуда прибыл в Судан.

Это турне он завершил Египтом, страной, которая имеет большое значение на региональной шахматной доске благодаря своему традиционному весу на африканском континенте.

Показательно, что столь обширный визит Ламамры был осуществлен всего через две недели после его возвращения к руководству МИД АНДР с несвойственной для алжирских бюрократических учреждений скоростью.

Заметим, что все указанные страны имеют прямое отношение к ливийским делам. Тунис, Судан и Египет прямо граничат с Ливией и непосредственно вовлечены в ее дела, политически и экономически, а последние две страны – и в плане военном.

Однако Ливия – только одна из многих алжирских проблем.

Что касается Эфиопии, то как страна, имеющая доминирующие позиции в Африканском союзе, она важна АНДР не только по ливийским делам, но и как страна, способная повлиять на ее конкуренцию с Марокко и решение западно-сахарского вопроса.

Не обнадеживают АНДР и сигналы на ее восточной границе. Так, хотя влияние Алжира в Тунисе почти никогда не ставилось под сомнение, но усиливающийся кризис в этой стране не может не волновать руководство АНДР.

Напомним, что тунисский президент Кайс Саид накануне уволил премьер-министра страны, приостановил работу парламента и ввел чрезвычайное положение.

Алжирские источники отмечают, что хотя оно и объявлено «временным», но тем самым в Тунисе усиливается политическая нестабильность, которая обещает быть продолжительной.

Соответственно, АНДР, полагавшаяся на этого соседа в международных делах, рискует потерять в его лице влиятельного проводника своих интересов в регионе.

Более того – с тунисской территории все чаще алжирская сторона испытывает усиление различных вызовов – от потока контрабанды до джихадистского вызова.

Причем эта проблема также тесно увязана с ливийской, решение которой выглядит сложным, поскольку Алжир после свержения президента Абдельазиза Бутефлики более двух лет фактически отсутствовал на ливийском поле.

Однако согласно алжирским источникам, АНДР готовится в ближайшие месяцы и годы исправить это упущение и активизироваться в регионе, причем визит Худа, кажется, его к этому аккуратно подталкивает.

И Ливия – лишь одно из направлений, которым Алжир не может ограничиться ввиду тесной связи происходящих там процессов с соответствующими процессами в Сахеле.

Другим серьезным источником напряженности для Алжира остается Мали, и кризис в этой стране также тесно увязан с ливийской проблемой.

Более того – запланированный к концу текущего года вывод французских войск, оказавшихся неспособными побороть там террористов и сепаратистов, и искусственно склеить эту разваливающуюся страну, создает вакуум безопасности с перспективой дальнейшего расширения там и по всему региону Сахеля неконтролируемой официальными властями «серой зоны».

И возможность превращения севера Мали в оплот джихадизма и туарегского сепаратизма вызывает растущее беспокойство у руководства АНДР.

Тем более, что это происходит в момент общего оживления действий террористических групп в регионе, ввергших в «малийское» состояние другие страны региона – Буркина-Фасо и Нигер.

Соответственно, перед Алжиром уже стоит задача не только играть прежнюю важную роль в Мали, но и в регионе в целом, сделав для себя региональную обстановку более определенной.

Между тем, времени для возвращения АНДР былого влияния у Рамтана Ламамры немного, ведь внешнеполитические вопросы сегодняшнего дня носят все более неотложный характер. Так, сейчас Алжир почти по всему периметру его границ находится в беспрецедентном кризисе в области безопасности.

Причем во многом туда он загнал себя сам. Речь, к примеру, идет о происходящем на глазах повышении градуса конфронтации с Марокко, когда в ноябре 2020 года Алжир «разморозил» западносахарский конфликт.

Однако вопрос состоит в том, насколько хватит у Алжира ресурсов для осуществления подобного контроля, чего не удалось сделать более авторитетным международным державам.

Сейчас руководители АНДР окрылены знаками внимания со стороны США, смущающими их льстивыми речами о «союзе», которые, впрочем, прежде неоднократно звучали и перед другими странами от Южного Вьетнама до Грузии, и которые известно к чему привели. И стоит ли Алжиру обольщаться подобными сиюминутными выражениями одобрения? Ведь никаких гарантий Вашингтон ему как заявленному «антитеррористическому союзнику» в данном случае не дает.

Как бы там ни было, расширение внимания к африканской политике может дать руководству АНДР ложные ощущения относительно своей способности выстроить собственную безопасность в Северной Африке и Сахеле.

52.53MB | MySQL:103 | 0,483sec