Ситуация в Судане и Южном Судане: июль 2021 г.

30 июня совместная миротворческая миссия ООН и Африканского союза в Дарфуре (Minuad) объявила, что завершила вывод своего персонала из этого региона на западе Судана. Уже 2 июля пришли известия, что оставленные миротворцами базы были разграблены местным населением, что в очередной раз продемонстрировало хрупкость ситуации в этом регионе, жившем с 2003 г. в условиях гражданской войны.

С января с.г. Minuad постепенно вывела из Дарфура 8 тысяч человек персонала и организовала передачу 14 своих баз суданским властям. Все это происходило на фоне неоднозначного политического переходного процесса и острейшего экономического кризиса после падения в апреле 2019 года режима Омара аль-Башира. В ООН рассчитывали, что базы Minuad будут использованы во благо местного населения, однако 8 из них были расхищены неизвестными.

Minuad была развернута в Дарфуре в 2007 г., четыре года спустя после начала кровавого конфликта между силами режима Омара аль-Башира и восставшими против него национальными меньшинствами. По данным ООН, за первые годы конфликта погибли около 300 тысяч человек, свыше 2,5 млн стали беженцами.

Решение о выводе Minuad вызвало волну критики и манифестации протеста, поскольку ситуация в Дарфуре до сих пор оставляет желать лучшего. Хотя центральные власти обещали обеспечить мир и безопасность в регионе, жители Дарфура сомневаются в их способности сделать это в условиях непрекращающихся межэтнических столкновений, число которых только выросло после вывода Minuad. Ранее присутствие миротворцев привело к заметному уменьшению числа столкновений.

В Хартуме были подготовлены специальные подразделения для охраны бывших баз Minuad, но их развертывание было задержано из-за нехватки финансирования. Развертывание армейских подразделений в Дарфуре было предусмотрено соглашением между переходными властями Судана и несколькими группами повстанцев, подписанным в октябре 2020 г.

4 июля Судан призвал к прекращению огня в эфиопской провинции Тыграй и диалогу с Эфиопией. В момент интенсификации боев в Тыграе он предостерег против региональной нестабильности, которая может стать следствием 8-месячного конфликта в приграничном регионе. «Суданское правительство глубоко озабочено развитием событий в Эфиопии. Это может иметь негативные последствия на региональную стабильность», — утверждалось в правительственном коммюнике. В нем предлагалось «всем сторонам в соседней Эфиопии прекратить боевые действия и вернуться за стол переговоров». Переходное правительство Судана утверждало, что «не пожалеет никаких усилий» для того, чтобы работать со всеми сторонами внутриэфиопского конфликта для того, чтобы разрешить его.

Боевые действия в Тыграе развернулись с начала ноября прошлого года после того, как премьер-министр Эфиопии Абий Ахмед направил туда войска для того, чтобы сместить региональные власти, вышедшие из Фронта освобождения народа Тыграя (ФОНТ). Лауреат Нобелевской премии мира 2019 г. обвинил военное крыло фронта – Силы обороны Тыграя (СОТ) — в организации атак на базы правительственных войск. Эта операция переросла в длительный конфликт между СОТ и армией Эфиопии, которую поддержали формирования соседнего региона Амхара и войска Эритреи, которая граничит с Тыграем.

Несколькими днями ранее СОТ вновь установили контроль над региональной столицей Мекеле, которую эфиопская армия удерживала с 28 ноября 2020 г. К тому времени СОТ удерживали значительную часть территории Тыграя.

Вечером 10 июля по меньшей мере 5 человек погибли в результате взрыва в популярном спортивном клубе «Аль-Амир» в Порт-Судане, 6 человек получили пулевые и ножевые ранения. Одновременно имела место попытка атаки на один из отелей в Порт-Судане, но ее удалось отразить. По данным медицинских источников, инциденты стали следствием племенного конфликта. Согласно местным СМИ, эти и предшествовавшие им инциденты были связаны с отказом местного племени хедендоа, связанного с народностью бедджа, присоединиться к подписанному в октябре 2020 г. в Джубе соглашению между Хартумом и группами повстанцев. Хедендоа опасаются, что не получат достаточное представительство в региональных законодательных и исполнительных органах.

12 июля в ходе визита в Москву глава МИД Судана Мариам аль-Махди подтвердила, что соглашение о создании пункта материально-технического обеспечения (ПМТО) ВМФ России в Судане, достигнутое при прежнем режиме О.аль-Башира, будет изучено в парламенте. С этим достаточно противоречивым соглашением все очевидно – пошел обычный суданский торг, особенно на фоне многочисленных американских финансовых вливаний, сделанных за последние месяцы. Теперь все это можно охарактеризовать одной фразой – кто больше? «У нас в настоящее время правительство, отвечающее на новый законодательный механизм, — утверждала она после встречи с Сергеем Лавровым. – Суданские законодатели обсудят этот документ».

Договоренность о подписании этого соглашения была достигнута в ходе визита в Москву в 2017 г. президента Судана Омара аль-Башира. В 2019 г. последний был низложен под давлением суданской «улицы». Соглашение вызывает массу вопросов, поставленных в наших предыдущих статьях. Главный из них – зачем иметь ПМТО в замкнутой акватории, которую всегда можно блокировать? Кто-то в России, явно не учитывая суданский политический контекст, объявил в декабре 2020 г. о подписании соглашения со стороны РФ. Оно предусматривало строительство ПМТО в Порт-Судане. Что называется, смотрите выше.

Судан в эпоху О.аль-Башира несмотря на всю очевидную одиозность этой фигуры регулярно получал поставки оружия из России и Китая при том, что оно вопреки заверениям российских должностных лиц активно использовалось в Дарфуре.

16 июля в Париже было объявлено, что 20 стран, дававших кредиты Судану, пришли к соглашению о том, как облегчить долговое бремя этой страны. «Вчера поздно вечером завершились переговоры, которые позволили нам прийти к ожидавшемуся многие годы историческому соглашению по ведению дел с долгом Судана», — заявил глава Парижского клуба Эммануэль Мулен. «При общей сумме кредитов (от стран-участниц Парижского клуба – авт.) в 23,5 млрд долларов мы аннулировали (долг – авт.) на сумму в 14,1 млрд и реэшелонировали выплаты по остатку», — сказал он. Э.Мулен также является главой французского казначейства. По его словам, предусматривается, что в дальнейшем долг по остатку в значительной его части будет также аннулирован.

Это объявление вписывается в более широкий процесс, проводимый под эгидой МВФ. Он предусматривает списание долга Судана в ближайшие годы на более чем 50 млрд долларов, что составляет 90% от общего объема долга страны. Его большая часть была аккумулирована при режиме О.аль-Башира.

«Это означает поддержку мировым сообществом перехода к демократии в Судане», — подчеркнул Э.Мулен. Этот переход стал возможным после падения режима О.аль-Башира в 2019г. и прихода к власти переходных властей, в состав которых вошли представители гражданских и военных.

Процесс облегчения долговой нагрузки Судана начался в мае на международной конференции в Париже, в ходе которой президент Франции Эммануэль Макрон объявил, что его страна списывает суданский долг ей в объеме около 5 млрд долларов.

 

В Южном Судане 24 июля было объявлено, что генеральный секретарь правящей партии Движение освобождения суданского народа (ДОСН) Джемма Нуну Кумба стала первой женщиной, которая возглавила парламент страны. Соответствующее заявление сделал президент Южного Судана Сальва Киир, являющийся также председателем ДОСН. Недавно парламент этой страны был «реконструирован».

После достижения Южным Суданом независимости в 2011 г. Кумба занимала несколько государственных постов, в том числе она была губернатором штата Западный Экваториальный.

В силу мирных соглашений 2018 г., прекративших 5-летнюю гражданскую войну, парламент Южного Судана сначала был распущен, а затем в мае с.г. «реконструирован». Число депутатов в нем выросло с 400 до 450. 332 депутата в новом парламенте были назначены президентом страны С.Кииром, 128 – вице-президентом Риеком Машаром, 90 – другими партиями, подписавшими мирные соглашения.

26 июля Миссия ООН в Южном Судане (Unmiss) осудила внесудебные расправы, в результате которых были убиты 42 человека, в том числе несовершеннолетние. Она призвала власти провести расследования подобных случаев.

С 2013 по 2018 гг. в Южном Судане бушевала гражданская война между сторонниками С.Киира и Р.Машара, в ходе которой погибли свыше 380 тысяч человек.

С марта 2021 г. следователи подразделения по правам человека Unmiss зафиксировали убийства 29 человек, обвиненных в преступлениях в штате Уоррап на северо-западе Южного Судана, уроженцем которого является С.Киир. Там отмечались кровавые конфликты между различными этническими группами. Упомянутые в докладе Миссии лица были убиты сразу после выхода из тюрьмы. Еще 13 казней были совершены в середине июня в Озерном штате, что к югу от Уоррапа. Они совершались по приказам местных властей.

30 июля группа организаций, представляющих гражданское общество Южного Судана и объединенных в Народную коалицию за гражданские действия (НКГД) запустила кампанию с требованиями изменений стране после 10 лет независимости, в течение 5 из которых шла гражданская война, против коррупции и бедности. НКГД призвала южносуданцев мобилизоваться под ее «знаменами» с тем, чтобы «заставить услышать их голоса». «С нас достаточно войны, достаточно коррупции, достаточно экономических трудностей, достаточно пренебрежения к народу и ошибок руководителей», — сказал представитель НКГД Раджаб Мохандис, добавив, что если ничего не изменится, страна может вновь скатиться к войне. По его оценке, администрация президента С.Киира «полностью провалилась в своих делах», а мирное соглашение 2018г. «разрушается».

В краткой истории Южного Судана голос гражданского общества зазвучал впервые. НКГД представила 12-страничный документ, содержавший ее требования к властям. Их возможный ответ на эти требования на тот момент оставался неизвестным.

55.85MB | MySQL:105 | 0,616sec