Афганистан: перспективы экономического взаимодействия между новым правительством талибов и соседними государствами

Растущая пропасть между обещаниями, данными талибами в ходе мирных переговоров и реальностью вызывает все больше опасений среди соседствующих государств. В середине сентября радикальное исламистское движение «Талибан» (запрещено в РФ) объявило о первоначальной структуре своего правительства. Несмотря на многочисленные обещания создать инклюзивную систему с привлечением всех заинтересованных сторон, фактически лидеров движения не включили в состав нового органа ни женщин, ни этнические и религиозные меньшинства. В состав нового правительства даже не вошли видные представители предыдущих режимов, такие как Гульбеддин Хекматияр, Абдулла Абдулла и Хамид Карзай. Подобная тенденция не сулит ничего хорошего другим региональным игрокам, таким как Пакистан, Китай, Иран и республики Центральной Азии. Главным опасением всех соседей Афганистана является потенциальное использование его территории для тренировки боевиков и ведения трансграничной террористической деятельности. Однако для каждого соседнего государства есть более глубокие нюансы, связанные с вопросом экономического взаимодействия.

 

Иран

Иран перестраховывался и делал ставки, публично поддерживая предыдущее афганское правительство и успев наладить связи с «Талибаном» перед его приходом к власти. Ввиду противостояния с США, власти Ирана назвали вывод американских войск из Афганистана победой всего афганского народа. Эту идею также неоднократно озвучивали талибы и премьер-министр Пакистана Имран Хан. Власти Ирана хотят, чтобы США находились дальше от его границ и чтобы Афганистан не превращался в рассадник терроризма, тем самым давая западным силам повод для повторного вторжения в будущем. Иран и Афганистан взаимосвязаны в экономическом отношении более тесно, чем принято считать. Укрепление связей происходит в значительной степени незапланированным образом, что вызвано поиском Ираном экономических возможностей в своем собственном регионе, поскольку санкции США отрезают его от мировой экономики. В частности, роль, которую Афганистан играет на иранских валютных рынках, и статус Афганистана как основного пункта назначения иранского ненефтяного экспорта, предполагают, что Иран готов заплатить экономическую цену за успех «Талибана».

 

Китай

Пекин в первую очередь обеспокоен активностью Исламского движения Восточного Туркестана (ИДВТ) на территории Афганистана. Ранее власти страны прилагали усилия, чтобы убедить «Талибан» не позволять группам уйгурских боевиков действовать в регионе. Прагматизм и осмотрительный оптимизм являлись ключевыми составляющими видения Афганистана Китаем на протяжении последних двух десятилетий.

После встречи министра иностранных дел Китая Ван И с муллой Абдулом Гани Барадаром 28 июля 2021 года талибы провозгласили Китай своим ключевым партнером. «Талибан» также заинтересован в реализации инициативы «Один пояс, один путь», в том числе Китайско-пакистанского экономического коридора (КПЭК), так как данные маршруты проходят через территорию Афганистана, а следовательно будут способствовать развитию экономики страны. Китай принципиально заинтересован в расширении своего экономического присутствия в регионе и привлечении дополнительных партнеров для достижения глобальной гегемонии в геополитике и геоэкономике.

Однако, как бы Пекин ни был настроен в отношении нового афганского правительства, последние по времени события в Афганистане сигнализируют о том, что «Талибан» не намерен отказываться от своей жесткой идеологии.

 

Пакистан

Пакистан в данной ситуации имеет три повода для беспокойства:

Первый – это торговля. Объем двусторонней торговли с Афганистаном упал за последнее десятилетие с пикового значения примерно в 2 млрд долларов до 790 млн долларов в 2020 году из-за напряженных отношений между бывшими правительствами Кабула и Исламабадом. Но благодаря ряду инициатив нынешнего правительства Пакистана объем торговли увеличился до примерно 900 млн долларов.

Обе страны предприняли согласованные усилия по облегчению плавного развития двухсторонней торговли, когда поддерживаемая США администрация Ашрафа Гани все еще удерживала власть в Кабуле. Оба правительства назначили специальных посланников, состоялся ряд высокопоставленных визитов и встреч, которые поспособствовали росту торговли. Создание группы дружбы Пакистан-Афганистан в Национальном собрании Пакистана стало еще одним свидетельством твердой решимости Исламабада добиться региональной стабильности и взаимосвязанности. Когда у власти оказались талибы, главной проблемой осталась торговля. Пакистан теперь убежден, что экономическая деятельность является ключевым элементом, который нужно использовать в качестве оружия в его отношениях с Афганистаном.

Вторая проблема – это беженцы. В настоящее время Пакистан не в состоянии справиться с наплывом афганских беженцев, что подтверждают многочисленные правительственные источники. Однако Пакистан облегчает транзитное передвижение афганцев. Кроме того, Европейский союз выразил поддержку Пакистану в размещении беженцев. Причина этого проста: если Пакистан примет их так, как он принимал миллионы афганцев на протяжении 40 лет, они не станут проблемой для ЕС или Великобритании. Однако поступают сообщения, что в последние недели пакистанские силы безопасности депортируют афганских беженцев, в том числе женщин и детей.

Третья проблема – терроризм. Из-за нестабильности в Афганистане сохраняется постоянная угроза приграничным районам Пакистана. Страна в прошлом сильно пострадала от террористических атак. По некоторым оценкам, около 80 000 пакистанцев были убиты террористическими группировками, главной из которых является «Техрик-е-Талибан Пакистан» (ТТП, запрещена в РФ). По совпадению, афганские талибы освободили заключенных, содержащихся в тюрьмах при предыдущем режиме, в том числе множество боевиков ТТП.

Пакистан уже огородил большую часть своей границы с Афганистаном контрольно-пропускными пунктами, запрещающими ее беспрепятственное пересечение. Тяжелая военная техника уже стянута в горные районы у границы в ожидании возобновления террористической угрозы. Предпринимаемые правительством Пакистана меры не безосновательны: в столице провинции Белуджистан, городе Кветта, 5 сентября был совершен крупный теракт, в результате которого погибли трое военнослужащих и 15 получили ранения. Ответственность за атаку взяла на себя ТТП.

«Талибан» стремится к легитимизации нового правительства, а также к сохранению экономических взаимоотношений с соседнми государствами. При  отсутствии официального признания нового режима в Кабуле, торговля с Пакистаном продолжается, несмотря на наблюдающееся в последнее время снижение. Иран также возобновил поставки топлива в Афганистан. Фактически, торговля, хотя и невысокая, продолжается со всеми соседями. Однако вопрос заключается в том, будет ли правительство талибов признано соседними странами, и позволит ли официальный статус им в конечном итоге получить доступ к проекту «Один пояс, один путь» и рынкам за пределами страны. Стоит отметить, что действия талибов в течение нескольких недель после захвата власти значительно усложнили роль регионального блока. В тот же день, когда было объявлено о создании талибами нового правительства, в Пакистане прошла встреча на министерском уровне, в которой принимали участие главы внешнеполитических ведомств соседних государств (Китай, Иран, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан). Цель подобных мероприятий – согласовать способы взаимодействия с «Талибаном», гарантируя при этом, что талибам не дадут полную свободу действий. Это непростая задача. Отсутствие женщин и представителей этнических и религиозных меньшинств в новом правительстве, а также насильственный запрет протестов в совокупности демонстрируют огромную пропасть между обещаниями талибов и их выполнением. Нетрудно прийти к выводу, что аналогичная судьба постигнет и их обязательства не допустить использования афганской территории террористическими организациями. Как бы то ни было, за этот короткий срок движение укрепилось настолько, что сейчас стало очевидно – талибы будут контролировать Афганистан в краткосрочной и среднесрочной перспективе. Но понятие «легитимность» подразумевает создание системы управления и физической безопасности, приемлемой как для афганского населения, так и для соседних стран. В нынешнем виде дейстия «Талибана» не внушают доверия, и для официального признания, вероятно, потребуется принятие масштабного внешнеполитического решения.

52.62MB | MySQL:103 | 0,471sec