Издание «Единый подход Турции к обеспечению безопасности». Часть 13

В 2020 году в турецкий свет появилась книга «Целостный подход Турции к обеспечению безопасности». В подзаголовке книги значится «От энергетики – к здравоохранению, от миграции до внутренней и внешней безопасности, многомерная национальная оборона».

Книга была издана компанией оборонно-промышленного комплекса STM и созданным при ней издательством «Think Tech. Технологический мозговой центр».

Продолжаем разбираться с этим изданием. Часть 12 нашего обзора опубликована на сайте ИБВ по ссылке: http://www.iimes.ru/?p=79307.

Напомним, что мы остановились на то сценариях военного конфликта в Восточном Средиземноморье, целью которого является установление турецкой стороной контроля над (спорными) газовыми месторождениями региона.

Сценарий, описанный изданием, подразумевает начало активных действий именно со стороны Греции, которая привлечет на свою сторону Республику Кипр, а также Египет и Израиль. Ответными действиями Турции предусматривается блокирование силами её ВМФ израильских и египетских морских портов, плюс обозначение проникновения своих войск на 10-км глубину вглубь территории Египта, что будет впоследствии разменной монетой при переговорном процессе.

При этом, как можно понять турецких аналитиков, они считают, что Турция имеет значительное военное преимущество перед Израилем на морском театре военных действий. И лишь только вмешательство США, в той мере, в какой американцы захотят непосредственно втягиваться в этот конфликт, может привести к тому, что Турция окажется в затруднительном положении.

В этом сценарии есть два нюанса, на которые обращают внимание турецкие авторы. Первый – разумеется, фактор наличия у Израиля ядерного оружие. Число единиц его турецкими авторами оценивается приблизительно в 200 шт. Однако, судя по тональности турецкого автора, он полагает, что использование этого оружия, в случае развития ситуации согласно описанному сценарию следует считать, все-таки, маловероятным.

Второй нюанс, о котором говорят турки, заключается в том, что Израиль годами подталкивает американцев к переходу к активным действиям на Ближнем Востоке – в частности, по отношению к Исламской Республике Иран. Читай, к нанесению, совместными силами удара по ИРИ, с целью уничтожения иранской ядерной программы и отбрасывания Ирана в этом аспекте на годы назад.

Даже можно сказать, что, на определенном этапе, данный сценарий начал представляться уже далеко не умозрительным. Сложно сказать, как далеко зашли бы американцы в том случае, если бы Дональд Трамп оказался бы выбранным на свой второй президентский срок. В нынешней ситуации, мы видим кардинально отличающуюся от трамповской своей политику президента Джо Байдена. Безусловно, это надо считать важным дополнением к турецким расчетам в регионе Средиземного моря, возникшим уже после написания рассматриваемой нами книги.

Тем более, что Турция, в отличие от ИРИ, и член НАТО и вторая по численности армия в НАТО. Ну и, плюс ещё, турецкая армия является обстрелянной и постоянно участвует в разных военных конфликтах как на своей территории, так и за её пределами. При этом, разумеется, говоря «турецкая армия», подразумеваем и турецкие ЧВК. Так что, Турция, все же, представляется ничуть не менее крепким орешком в военном отношении, чем в политическом. А тут ещё можно добавить асимметричные рычаги влияния Турции на ситуацию и оказания ею давления на своих соседей. В особенности, из того же ЕС, кому не нужны приграничные конфликты через границу Турции с Болгарией и с Грецией.

Таким образом, турецкими авторами делается заключение о том, что ни Египет, ни Израиль себе не могут позволить войну с Турцией на море. Имея в виду турецкое преимущество и фактор того, что ни США, ни ЕС, по серьезному, за эти страны в Восточном Средиземном море «не впишутся».

Что же до Греции, то здесь ситуация и вовсе выводится за скобки. С полным отсутствием упоминаний возможной европейской реакции на происходящие события. Не говорится турецкими авторами ни о возможной вооруженной поддержке Греции со стороны главного антагониста Турции в ЕС – Франции, ни о возможных европейских экономических санкциях со стороны ЕС по отношению к Турции. Очевидно, что турецкие авторы издания не демонстрируют, по крайней мере, на страницах письменного источника опасения перед Европой. Опять же, подчеркнем, опасений именно, в первую очередь, экономического свойства. Потому как французским и турецким кораблям уже в первой половине 2021 года уже приходилось входить в трения на Восточном Средиземном море.

Можно, разумеется, считать изложенное выше – некоторым «шапкозакидательством» со стороны турецких авторов, но российским читателям стоит иметь в виду, что мы имеем дело с изданием, опубликованным со стороны влиятельного военного мозгового центра Турции.

А, следовательно, эти доводы, которые изложены выше, разумеется, со стороны определенных военных экспертов наличествуют. И, при подаче документов – предложений в соответствующие инстанции, заметным образом, детализируются. Разумеется, уже не опуская, как на читательской публике, изложения, более широкого и углубленного, возможных рисков со стороны ведущих мировых игроков и, соответственно, возможностей для Турции эти риски смягчить или исключить вовсе.

Опять же, существует ещё и фактор России, который снова не упоминается в этом контексте. Однако, при его рассмотрении, надо выходить за рамки географии Восточного Средиземного моря и углубляться во всю пышную палитру современных отношений между Российской Федерацией и Турецкой Республикой, включая факторы Прибалтики, Восточной Европы, Украины, Молдавии, Черноморского бассейна, Кавказа, Центральной Азии. Плюс ещё сюда надо добавить и Сирию, и, в определенной степени, Ливию. Так что, эти вопросы нуждаются совершенно в отдельном издании и выходят за рамки изложенного в рассматриваемой нами книге.

Следующий раздел книги озаглавлен как «Турецкое положение с точки зрения энергетической политики».

Сознательно пропускаем эту главу, имея в виду объем тех публикаций, включая книгу, посвященную турецкому топливно-энергетическому комплексу (вместе с достаточно подробными статьями, вышла в Институте Ближнего Востока), которые нижеподписавшийся посвятил вопросам турецкой энергетики.

И в этом смысле, турецкое издание, вряд ли, способно добавить что-то новое, даже с учетом 10-летнего периода с момента публикации ИБВ вышеупомянутой книги. Она доступна для скачивания на сайте ИБВ по ссылке: http://book.iimes.su/wp-content/uploads/main/tur2010a.pdf.

В свете вышеозначенных публикаций нет никакого смысла повторять за авторами слова про «энергетическую зависимость» Турции от России и о реализуемых страной планах по диверсификации источников поставок энергоносителей из-за рубежа и по поиску собственных месторождений. Разумеется, в пределах своих текущих возможностей, которые – далеко не безграничны. Иначе вместо так называемого «Западного коридора» поставки газа в Турцию, в том числе, через украинскую территорию, не родилась бы мысль о проекте газопровода «Турецкий поток».

Так что, повторим свою мысль, что турецкая диверсификация даже в среднесрочной перспективе может быть лишь только ограниченной, а не полномасштабной. Просто потому, что выпадающие, если даже посмотреть на эту проблему чисто теоретически, объемы стабильных поставок природного газа турецкой экономике восполнить нечем. Сроки строительства приемных газовых терминалов СПГ ограничиваются отсутствием необходимых финансовых ресурсов, которые могли бы позволить Турции куда как быстрее нарастить мощностью СПГ-индустрии.

Да и, кроме того, ситуация с ценами на газ в Европе последних недель четко показала, что долгосрочные соглашения на поставку газа с фиксированной формулой расчета цен, может играть не только в пользу Продавца, как годами твердят на все тех же турецких трибунах, установленных на различных энергетических форумах, конференциях и круглых столах. Она может защищать и интересы Покупателей, будучи куда как менее подверженной текущим колебаниям – с чем, собственно, Европа и столкнулась сейчас.

И это – безусловно, также наводить Турцию на размышления по поводу спотовых цен на газ и по поводу того, как могут развиваться сценарии в том случае, если Турция уйдет от долгосрочных соглашений на поставку газа с Россией, отказавшись в пользу краткосрочных сделок. И даже более того, турецкая переговорная позиция заметно ослабевает на наших глазах, в отношении возможного снижения цен на газ, которого турки от «Газпрома» постоянно добиваются.

В итоге, несколько расширив рамки издания, мы приходим к мысли о том, что текущая ситуация на европейском газовом рынке не может турецкой стороной игнорироваться, а, следовательно, возможны корректировки турецкой энергетической политики, которая может продемонстрировать, в определенных обстоятельствах свою уязвимость.

Переходим к следующей 3-й Главе, которая называется «Продовольственная безопасность и безопасность предложения в Турции и в мире».

Начинается эта Глава с раздела под заголовком «Ситуация с продовольствием в мире».

Опять же, пропускаем общую часть текста, посвященную исследованиям Продовольственной и сельскохозяйственной организации при ООН, а также некоторым базовым понятиям в этом смысле. Куда как больше нас интересует понимание именно турками для себя и своей страны продовольственной безопасности. При том, что внутри Турции нередко можно слышать обеспокоенные голоса на тему того, что страна импортирует все больше мяса из-за рубежа, а также пшеницы и даже фруктов и овощей. И громких слов со стороны турецкой оппозиции в сторону власти о том, что последняя «угробила» турецкое сельское хозяйство, допустим широкий импорт тех позиций, которые Турция, в силу своего географического положения должна быть в состоянии производить сама. Что, как утверждает оппозиция, в прошлом и было, в период до прихода ко власти Партии справедливости и развития.

Вот что на эту тему говорят эксперты турецкого издания:

«Что приходит на ум, когда мы говорим о безопасности пищевых продуктов: безопасность сельского хозяйства, фермеров, почвы, воздуха, воды, продукта, леса, окружающей среды, природы, короче говоря, безопасность жизни.

Когда мы говорим о безопасности фермера, мы понимаем все виды безопасности фермера. Если фермер не в безопасности, мы ничего не можем сделать.

Почва очень важна. Можем ли мы её защитить? Мы смотрим на все, что происходит, начиная с эрозии. Удобряем почву. Мы должны принять законодательные акты о том, что удобрения не будут выдаваться фермерам, у которых нет анализа почвы, и что анализ почвы будет проводиться в государственной лаборатории.

Если мы делаем это, мы не разрушаем почву, мы не разрушаем воду, мы не разрушаем окружающую среду, мы не уничтожаем людей и еду.

Мы говорим «защищать окружающую среду, природу, почву и воду», но цели в области устойчивого развития Организации Объединенных Наций вступают в игру с точки зрения того, как мы будем их защищать.

Половина мира голодна, другая половина накормлена вдвое больше. Так что, давайте внесем расточительство и совместное использование в повестку дня.

Сейчас мы живем в экстремальном мире. Изменились тяжесть, количество и частота стихийных бедствий. У нас катастрофические риски. У нас есть риски, которыми сложно управлять. Если будет наводнение, то будет и засуха.

Нам нужен закон, который гласит: «Я поддерживаю капельное орошение совместно с поставщиками капельного орошения в деревне». Устойчивость в сельском хозяйстве фактически является основой продовольственной безопасности».

Выделим здесь несколько ключевых моментов, которые касаются не мира, а уже самой Турции.

Прежде всего, в плане наличия запасов пресной воды, Турция далеко не является беспроблемной страной.

Так, ещё в начале 2000-х годов в столице Турции Анкаре, где поблизости нет крупных водных пресных массивов, были периоды засухи, которые сопровождались перебоями в поставках воды населению. В течение дня, вода отпускалась строго в определенное время, и больше в этих ситуациях везло тем зданиям города, где были свои собственные автономные резервуары (жилье элитного качества), которые позволяли смягчать ситуацию. Ситуация в дальнейшем была разрешена, однако, вопрос заключается в том, решена ли она для всей территории страны.

Далее, Турция не является беспроблемной страной с точки зрения климата и природных катаклизмов.

Всем ещё памятна беспрецедентная для Турции, по своему масштабу, ситуация с лесными пожарами.

Надо сказать, что в Турции они имеют быть место ежегодно, однако, такого рода масштабов автору припомнить не удается. Ежегодно планируемых мер по оперативному тушению и предотвращению распространения пожаров в 2021 году явно не хватило. Был ли здесь добавлен ещё и человеческий фактор (халатность при обращении с огнем) – без сомнения, но имели ли место поджоги со стороны сторонников Рабочей партии Курдистана, о которых полунамеками в эти дни можно было слышать – это совершенно отдельный вопрос. Равно как и то, что масштабы ущерба, нанесенного турецким зеленым массивам, ещё только предстоит оценить. Оставим политикам разговоры на тему того, что в обмен на каждое сгоревшее дерево будет посажено 10 саженцев – типичная риторика турецкой власти, которая любит всё «множить кратно» — ВВП, объемы экспорта, даже саженцы при общении со своими избирателями.

В Турции постоянно случают землетрясения, наводнения, оползни и засухи. Эти картины можно наблюдать по турецким СМИ ежегодно.

Говорим об этом именно в контексте турецкой продовольственной безопасности – с точки зрения возможного сужения площади турецких сельскохозяйственных площадей и качества турецкой почвы.

Подчеркнем, что Турция демонстрирует признаки неблагополучия в сфере животноводства и сельского хозяйства, по крайне мере, по меркам той климатической зоны, в которой она расположена. В магазинах – импортная говядина из стран Латинской Америки, прежде всего. С предложениями о налаживании крупных поставок выступает и Россия с предложением президента Р.Т. Эрдогана к президенту В.В. Путину о том, чтобы сходить в ресторан и ставшим знаменитым ответом последнего, что откликнется на это предложение, если там будет российская говядина.

О поставках из пшеницы говорить не приходится – мы не раз писали о том, что Россия куда как больше поставляет в Турцию пшеницы, чем та же самая Турция в Россию своих пресловутых помидоров. При этом много говорят об энергетической зависимости Турции от России, но почти не говорится о том, что есть и пшеничная зависимость.

Правда, здесь есть нюанс, который важно иметь в виду, когда смотришь на объемы поставок пшеницы из нашей страны в Турцию: дело в том, что Турция закупает пшеницу не только для внутреннего потребления, но и для своей мукомольной промышленности, которая поставляет свою продукцию дальше на экспорт, в частности, в страны Ближнего Востока и Северной Африки.

Ситуация, в этом смысле, в известной степени, напоминает ранее существовавшую отработанную схему поставки древесного кругляка в Турцию из России для нужд турецкой мебельной промышленности. Что характерно, далее произведенная мебель нередко реэкспортировалась не только в третьи страны, но даже и в нашу страну. Вызывая законные вопросы относительно целесообразности этой схемы для России.

Так что, с цифрами экспорта российской пшеницы в Турцию надо обходиться аккуратно, однако, факт остается фактом – немалая доля российской пшеницы оседает и потребляется именно на территории Турции.

52.52MB | MySQL:104 | 0,316sec