Спасет ли алжирскую «стабильность» отмена подоходного налога

В истории Алжира непрерывное повышение цен на все виды продуктов питания  и товаров первой необходимости, создавало почву для массовых беспорядков, которые уже неоднократно приводили к серьезным политическим изменениям.

Так, например, протесты 1988 г. во многом и вызвали попытку демократизации страны, кончившуюся военным путчем 1992 г., не пустившем исламистов к власти, а выступления 2019 г. не дали президенту АНДР Абдельазизу Бутефлике переизбраться на пятый срок.

Для противодействия повторения подобного сценария алжирские власти разрабатывают дополнительные меры сдерживания инфляции и недопущения  снижения покупательской способности своих граждан, которая особенно заметно снизилась после того, как во второй половине 2014 года на мировом рынке произошло снижение нефтегазовых цен, в результате чего резко сократились и экспортные поступления АНДР.

Напомним, что продажа за рубежом нефти и газа является единственным крупным источником поступления для Алжира иностранной валюты, составляя значительную часть ее бюджетных поступлений. Это усугубляло его растущую зависимость от импортных товаров, еще больше снижая покупательную способность у бедных и средних домохозяйств.

В последние годы этот эффект усиливается в результате пандемии коронавируса, и неофициально проводимой алжирскими властями в условиях нехватки средств денежной эмиссии. Стоимость товаров (особенно импортных) и услуг выросла за это время на порядок выше, чем в среднем на планете.

О том, насколько алжирские лидеры встревожены происходящим, наглядно говорят выдержки из речи самого президента АНДР Абдельмаджида Теббуна. Так, он открыто в своей речи на недавней встрече правительства и судейского корпуса обронил фразу «жить прилично», декларируя свою готовность улучшить условия жизни гражданам страны.

Тем самым он косвенно признал углубление серьезных проблем – увеличение числа бедных алжирцев. Причем это затронуло даже прежде привилегированную их часть. Например, на фоне резкого роста за последние два года стоимости товаров и услуг последнее по времени  повышение заработной платы на государственной службе, в которой заняты многие миллионы алжирцев, произошло в 2008 году.

В результате по официальной информации национальной статистической службы потеря покупательной способности данной категории с этого времени к концу 2020 года составила 88.88%.

Не лучшим образом выглядит ситуация и в частном секторе, по очень многим позициям в котором зарплаты не дотягивают до соответствующего вознаграждения государственных служащих.

В этих условиях власти АНДР решили повысить покупательную способность своих граждан. Обратим особое внимание на то, каким экзотичным образом они намереваются противостоять нынешнему ценовому вызову: алжирское правительство выступает за снижение общего подоходного налога. В первую очередь это касается пересмотра вознаграждения государственных служащих, которое может затронуть большинство работников страны и даже пенсионеров.

Об этом на минувшей неделе как о свершившемся факте заявил премьер-министр и министр финансов Аймен Бенабдеррахман. По его словам, меры, принятые на последнем заседании Совета министров, такие как «повышение индекса государственной службы» и снижение общего подоходного налога (IRG), позволят автоматически повысить заработную плату и покупательную способность граждан.

Однако заметим, что зарплата занимает одно из важнейших мест в налогообложении страны. Так, согласно данным Главного управления казначейства АНДР, в 2019 году его поступления от налогов на заработную плату оценивались в 774.512 млрд динаров (5.64 млрд долларов), что составляет около 12% всех бюджетных поступлений (то есть вместе с главной «кормящей» энергоотраслью), 28% от общих «обычных» налоговых поступлений и 62% от «прямых» налоговых взносов с граждан (в 2018 году – более 88%). В любом случае, их доля в алжирской экономике очень большая и критичная для бюджета АНДР.

Иными словами, если власти страны реализуют это решение, как запланировано в 2022 году, в бюджете образуется огромная дыра, которую нужно будет чем-то затыкать.

Использовать для этого средства, полученные от удорожания в 2021 году главного экспортного товара АНДР – природного газа – не выйдет. Дело в том, что большая часть подобных поставок до сих пор была привязана к долговременным газовым контрактам, предусматривающим сохранение прежних невысоких расценок, а свободных объемов для спотовых продаж в разы меньше.

Кроме того, алжирским властям придется потратить серьезные объемы средств на борьбу с последствиями нынешнего кризиса, включая пандемию коронавируса, спасение пострадавшего от нее бизнеса внутри страны, закупку дополнительных объемов продовольствия, решение неотложных инфраструктурных вопросов и удовлетворение по-прежнему избыточных аппетитов силовиков.

Иными словами, средств от экспорта нефти и газа будет явно недостаточно, чтобы решить все эти проблемы и одновременно «заткнуть» возникшую бюджетную дыру. Разумеется, можно использовать для этого остатки золотовалютных резервов, но это добьет их гораздо быстрее, чем рассчитывали местные оптимисты.

Между тем, для стабилизации ситуации в стране с  недопущением снижения покупательной способности алжирские власти намерены применить и другие меры. Так, премьер-министр АНДР объявил, что в ближайшее время будут реформированы законодательство о финансах и операции по регистрации государственных проектов. Цель – усиление над ними контроля и недопущения волокиты с государственными поставками и накручиванием стоимости товаров и услуг, из-за чего в теневой сектор за последние 20 лет ушли как минимум 8.9 трлн динар (более 70 млрд долларов).

Однако необходимо напомнить, что по указу Теббуна уже принимались подобные меры. Так, в январе 2021 года работники с зарплатой менее 30000 динар (250 долларов США) были освобождены от уплаты подоходного налога, но это не принесло реального облегчения бедным алжирцам, поскольку полученные ими средства немедленно «проедались», одновременно стимулируя дальнейший ценовой рост на товары и услуги.

Причем отмена или даже снижение подоходного налога в условиях, когда энергетический сектор не покрывает всех расходов страны, с одной стороны, будет способствовать новому инфляционному витку, программирующему немедленное удорожание всего и вся, снижая покупательную способность тех, ради кого и намечена данная реформа.

С другой стороны, это приведет к появлению у правительства новой головной боли и потребует от него поиска новых источников налогообложения.

Вопрос, каким образом будет в данном случае финансироваться социальное обеспечение страны в условиях, когда обязательные сборы с работников превышает две трети поступлений от прямых налогов.

Судя по всему, для компенсирования этого алжирским властям придется снова залезть своим же гражданам в карман, а именно через увеличение налогообложения недвижимого имущества. О необходимости этого уже в 2021 году заявил сам президент Теббун. Некоторые возможности для этого действительно имеются, поскольку, по данным алжирских статистических служб (Счетная палата) налог на собственность составляет всего 0.02% от суммы прямых налогов, полученных в 2018 году.

Однако даже если его увеличат в десятки раз, вырученные доходы и близко не перекроют доходов от подоходного («зарплатного») налога.

Также Аймен Бенабдеррахман считает необходимым увеличить покупательную способность граждан, развивая сектор воздушного транспорта: «стране, особенно регионам высокогорья и крайнего юга, необходимо больше аэропортов, операторов и авиакомпаний для удовлетворения всех ее транспортных потребностей».

Это должно привести к снижению нагрузки на наземные виды транспорта и автоматически вместе с этим уменьшить и стоимости доставки товаров и конечную их цену.

Однако при этом пока ничего алжирские власти не говорят об устранении основной причины стимулирования ее роста выше среднемирового – введенных ими же ограничений ввоза в страну импортных товаров. Они снижают на местном рынке конкуренцию и программируют завышение стоимости товаров национальными производителями.

Соответственно, руководству АНДР будет очень трудно компенсировать своему населению потерю покупательной способности, происходившую в последнее десятилетие.

Не случайно, что независимые алжирские экономисты и финансовые эксперты, комментируя последние по времени  правительственные меры по смягчению этого кризиса, выражают сожаления относительно «общих серьезных недостатков национальной экономической политики, включая ее денежно-кредитный и социальный сегменты, обменный курс и налогообложение».

По их мнению, снизить остроту проблемы может только комплексное и заблаговременное ее решение.

Однако время для этого, как представляется, уже упущено.

52.8MB | MySQL:103 | 0,612sec