К вопросу нормализации ирано-саудовских отношений

В последние десятилетия отношения между  Королевством Саудовская Аравия (КСА) и Ираном отличались особым характером. За это время контакты между двумя странами развивались. Менялся характер их взаимодействия. В тоже время, природа двусторонних отношений оставалась неизменной. Иран и КСА относились друг к другу с взаимным недоверием и подозрительностью.  Неудивительно, что в 2016 г. официальные отношения между Ираном и КСА были разорваны. Несмотря на это, спорадические контакты между двумя странами не прекращались. Изменение внутриполитической ситуации внутри КСА и Иране на фоне охвативших Ближний Восток событий подтолкнули страны к тому, чтобы начать процесс переосмысления характера двусторонних связей. В начале октября 2021 г. в арабские и западные СМИ стала просачиваться информация о возможной нормализации отношений между Ираном и КСА. После 2016 г. представители КСА и Ирана провели в Багдаде 4 раунда переговоров, в ходе которых обсуждались различные варианты  восстановления  двусторонних отношений. В первых числах октября 2021 г. министры иностранных дел КСА и Ирана последовательно сделали заявления о ведущихся между Тегераном и Эр-Риядом переговорах. Так, министр иностранных дел КСА Фейсал бен Фархан рассказал о том, что в 20-х числах сентября 2021 г. в Багдаде завершился 4-й раунд переговоров между представителями двух стран. Он подчеркнул особый характер этой встречи, которая впервые прошла после избрания нового президента Ирана Э.Раиси. Действительно уровень саудовско-иранских контактов был немного повышен. В работе 4-ого раунда приняли участие государственный министр КСА по иностранным делам Адель аль-Джубейр и секретарь Высшего совета национальной безопасности ИРИ Али Шамхани. Буквально через несколько дней после своего саудовского коллеги иранский министр иностранных дел Хосейн Амир Абдаллахиян  в ходе  выступления в  Бейруте сообщил о некоторых аспектах 4-ого раунда переговоров в Багдаде.  По словам иранского министра саудовско-иранские переговоры движутся в верном направлении. Высокопоставленный иранский дипломат заинтриговал всех присутствовавших, заявив о том, что между КСА и ИРИ были достигнуты специальные договоренности по особым вопросам двусторонних и региональных отношений. Правда их суть осталась покрытой завесой тайны. Как бы то ни было, прошедшая в сентябре в Багдаде серия саудовско-иранских встреч может в недалекой перспективе дать определенные результаты в плане нормализации двусторонних отношений. По оценке иракских экспертов, в ближайшие недели после окончания парламентских выборов в Ираке стоит ожидать 5-й раунд саудовско-иранских переговоров. Не исключено, что в отличие от прежних контактов, он даст конкретные результаты в виде официальных договоренностей по ключевым вопросам двусторонних отношений. Несмотря на то, что ирано-саудовские переговоры проходят в сугубо закрытом режиме, а суть обсуждаемых вопросов тщательно скрывается, ряд  признаков вторичного характера указывают на то, что в Эр-Рияде и Тегеране есть общее желание нормализовать характер двусторонних отношений. На данном этапе речь пока идет  об открытии консульских представительств, развитии торгово-экономического сотрудничества и поиска путей урегулирования конфликта в Йемене. Напомним, что до разрыва отношений между Ираном и КСА  ежегодный объем товарооборота двух стран в период с 2006 по 2016 гг. составлял 200 млн долларов. Что касается политической сферы, то политика двойных стандартов США в отношении Ирана и КСА побудила их к выходу на прямые контакты. В Иране уже порядком устали от политической игры США, которые одновременно оппонируют Ирану и пытаются возобновить с ним переговорный процесс по иранской ядерной программе. По оценке иранских политиков, подобные действия США продиктованы в первую очередь несогласованностью действий внутри американской администрации и отсутствием внятной общей позиции США и их европейских партнеров. После того как США демонтировали и вывезли с территории КСА комплексы ПВО «Пэтриот», внутри саудовского руководства окончательно сформировалось убеждение что в сегодняшней ситуации на Ближнем Востоке Эр-Рияд уже не может целиком полагаться на США в вопросах защиты своей национальной безопасности и обеспечения саудовских  интересов в регионе. Что же касается вооруженного конфликта в Йемене, то Иран и КСА в случае достижения согласованного политического решения вполне способны самостоятельно его урегулировать. Несмотря на серию вооруженных атак хоуситов в канун 4-ого раунда саудовско-иранских переговоров, Эр-Рияд намеренно сделал вид, что не  связывает йеменский кризис с ходом переговорного процесса. По оценке саудовских военных экспертов, атаки хоуситов не представляет прямой угрозы для национальной безопасности КСА.  Куда большую обеспокоенность садовские военные проявляют в отношении национальных нефтеперерабатывающих предприятий и нефтепромыслов, маршрутов доставки нефти в Персидском заливе в случае дальнейшей эскалации вооруженного конфликта в Йемене. Со своей стороны, иранский министр иностранных дел в недавнем интервью  American CNBC неожиданно заявил, что Тегеран никогда не видел пути решения конфликта в Йемене, кроме как политическими средствами. Несмотря на десятилетиями наработанный общий негативный фон в отношениях между КСА и ИРИ, в обеих странах всегда были силы несогласные с подобным STATUS QUO, который в сегодняшних условиях, может превратиться в STATUS QUO ANTE BELLUM. Любые изменения внутриполитического характера в обеих странах могут повлиять на нормализацию ирано-саудовских связей. Естественно, непростая история арабо-иранских отношений и религиозный фактор будут оказывать значительно большее влияние на этот процесс, чем в случае нормализации отношений Ирана с другими арабскими странами. Ваххабизм как государственная идеология КСА определил заведомо отрицательное отношение саудовских властей к Ирану. Возможно, в будущем, если наследному принцу КСА Мухаммеду  бен Сальману удастся реализовать свои планы общественного переустройства путем новой самоидентификации саудовского социума на основе идей партикулярного национализма, прежний характер связи дома Аль Сауд и ваххабизма может измениться. С другой стороны, после Исламской революции 1979 политизированная версия шиизма стала основой государственной идеологии и инструментом внешней политики ИРИ. На деле она сужает горизонты внешней политики Ирана и ограничивает возможности для маневра на Ближнем Востоке. Любые новации в этом плане могут также оказать влияние на изменение характера ирано-саудовских отношений. Изменение характера системы международных отношений и региональной политики, баланса сил на Ближнем Востоке непременно скажутся на характере ирано-саудовских связей. Если США поддержат создание новой системы безопасности в Персидском заливе с участием ИРИ, это может привести к сближению Ирана и Саудовской Аравии.

55.52MB | MySQL:105 | 0,470sec