О международной реакции на события в Судане

Соединенные Штаты объявили 25 октября, что приостанавливают выделение 700 млн долларов из фондов чрезвычайной помощи Судану после военного переворота против гражданского руководства страны. Оценим это как первый пока больше символический сигнал недовольства Вашингтона. «Соединенные Штаты осуждают действия, предпринятые в одночасье суданскими вооруженными силами. Арест гражданских правительственных чиновников и других политических лидеров, включая премьер-министра [Абдаллу] Хамдока, подрывает переход страны к демократическому гражданскому правлению. В свете этих событий Соединенные Штаты приостанавливают оказание помощи из ассигнований на чрезвычайную помощь в размере 700 миллионов долларов из фондов экономической поддержки Судана», — заявил представитель Госдепартамента Нед Прайс журналистам во время пресс-конференции. Прайс отметил, что эти средства предназначались для оказания помощи Судану в его демократическом переходе, и сказал, что Вашингтон оценивает свои следующие шаги по сближению со страной. Ранее в понедельник 25 октября Вооруженные силы Судана арестовали пятерых министров переходного кабинета, в том числе премьер-министра страны Абдаллу Хамдока. Генерал Абдель Фаттах аль-Бурхан — командующий суданской армией и председатель  Переходного суверенного совета (ПСС) — ввел чрезвычайное положение по всей стране и объявил о роспуске ПСС и правительства. Хамдок заявил, что эти действия представляют собой «полный государственный переворот», и призвал суданский народ «выйти на улицы, чтобы мирно защитить свою революцию». Протестующие отреагировали на переворот, перекрыв дороги горящими шинами в столице Хартуме, и были встречены стрельбой со стороны армии, в результате чего, по меньшей мере, три человека погибли и 80 человек получили ранения. Эти действия были осуждены рядом государств,  Организацией Объединенных Наций и Африканским союзом, который с тех пор приостановил членство Судана в организации. Прайс добавил, что США считают этот шаг «военным переворотом», но не будут принимать решение о том, имел ли место переворот, потому что Вашингтон уже действует в соответствии с решением о перевороте 1989 года, когда бывший президент Омар аль-Башир пришел к власти. Особо обидно для Вашингтона, что действия суданских военных произошли на следующий день после того, как посланник США на Африканском Роге Джеффри Фелтман встретился с аль-Бурханом и Хамдоком и выразил поддержку демократическому переходу под руководством гражданских лиц. Фелтман также осудил действия суданских военных, назвав их «совершенно неприемлемыми» и заявив, что это «ставит под угрозу помощь США» стране. Несмотря на паузу в оказании чрезвычайной помощи, Государственный департамент заявил, что продолжит оказывать Судану гуманитарную помощь. США являются крупнейшим гуманитарным донором Судана и в 2021 году предоставили стране помощь в размере почти 377 млн долларов. «Наша гуманитарная приверженность народу Судана не изменится», — сказал Прайс. Он добавил, что еще слишком рано говорить о том, будет ли Вашингтон вводить санкции в отношении суданских чиновников, но что США «готовы прибегнуть к любым мерам», чтобы привлечь к ответственности «тех, кто занимается насилием, тех, кто несет ответственность за срыв пути Судана к демократии». Езид Сайг, старший научный сотрудник Ближневосточного центра Малкольма Х. Керра Карнеги, сказал, что события понедельника окажут негативное влияние на усилия Вашингтона по поддержке демократического перехода. Тем не менее, несмотря на объявление о приостановке помощи, Сайг отметил, что США могут не зайти так далеко, чтобы ввести санкции. «Сокращение помощи США окажет  плохую услугу для экономики Судана, но гораздо хуже будет восстановление официальных санкций или блокирование доступа Судана к [Международному валютному фонду] и другим международным источникам помощи и кредитов — это было бы близко к сокрушительному удару, от которого, я подозреваю, США пока воздержатся. В конце концов, США и [Европейский союз] наградили Вооруженные силы Египта признанием и огромной финансовой помощью после того, как они пришли к власти в 2013 году», — сказал Сайг. Он добавил, что «региональные державы, включая Египет, ОАЭ и Саудовскую Аравию, а также Израиль, могут лоббировать смягчение реакции США и ЕС и помочь суданским военным противостоять давлению». Члены Конгресса США также осудили захват власти в Судане военными, а сенатор Крис Мерфи, который является членом Комитета по международным отношениям Сената, призвал освободить гражданских лидеров Судана и вернуться к демократическому переходному процессу. «После десятилетий страданий при коррумпированном и репрессивном режиме Омара аль-Башира народ Судана обрел надежду на демократическое будущее, но этот военный переворот ставит это под угрозу. Соединенные Штаты и наши региональные партнеры должны послать четкий сигнал суданским военным, что неспособность предпринять эти шаги ставит под угрозу будущее экономической помощи стране», — говорится в заявлении Мерфи. Ну собственно этот сигнал последним по времени решением Госдепа и был послан, но на этом пока все. В совместном заявлении конгрессменов Грегори Микса, Майкла Маккола и сенаторов Джима Риша и Боба Менендеса законодатели заявили, что военное вмешательство было «ошеломляющим предательством» суданского народа и представляет значительную угрозу для развития отношений между Суданом и США. «Неспособность хунты изменить курс приведет к ужасным последствиям. Мы будем продолжать взаимодействовать с администрацией для оценки последствий для наших отношений с Суданом, включая немедленную приостановку дальнейшей международной финансовой помощи и другие соответствующие меры», — заявили они. В декабре прошлого года Конгресс США принял закон, который включал восстановление суверенного иммунитета Судана, который защищает Хартум от судебного преследования в американских судах за прошлые террористические нападения и устраняет серьезное препятствие для инвестиций в эту африканскую страну.

Американские аналитики в свою очередь примерно таким же образом оценивают происходящее.  Военный переворот в Судане может поставить под угрозу переход северо-восточной африканской страны к демократии, спровоцировав беспорядки и помешав усилиям Хартума по облегчению бремени финансовой задолженности.  Переворот последовал за месяцами эскалации напряженности между военными и гражданскими правительственными чиновниками Судана. Напряженность между Хамдоком и аль-Бурханом обострилась после того, как часть военных, лояльных свергнутому президенту О.аль-Баширу, безуспешно попыталась захватить контроль над переходным правительством в сентябре, когда оба лидера обвинили друг друга в неспособности реализовать политику, необходимую для проведения демократических выборов и перехода к полному гражданскому правлению. Хамдок, в частности, обвинил военных лидеров в неспособности очистить армейские ряды от сторонников аль-Башира и провести адекватные реформы, в то время как аль-Бурхан обвинил гражданских лидеров в отказе «поставлять основные товары и услуги суданскому народу». Рост цен на топливо, воду и продовольствие, наряду с нехваткой пшеницы и медикаментов, только еще больше ухудшил политическую ситуацию в последние недели. Некоторые противники переворота сообщили в социальных сетях, что военные лидеры сначала получили молчаливое одобрение на захват власти из Египта, Израиля, Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратов. Эти государства, вероятно, поддерживают стабильный Судан, возглавляемый военными, в целях сохранения существующих геополитических и экономических союзов и региональной безопасности (об этом поговорим ниже — авт.). Военный переворот может спровоцировать многомесячные беспорядки в Судане, угрожая переходу страны к гражданскому правлению и, в свою очередь, ее доступу к международной финансовой помощи. Международные доноры неоднократно предупреждали, что финансовая поддержка критически зависит от мирного перехода к гражданскому правлению. В результате государственный переворот рискует усугубить гуманитарный кризис в Судане, если международное сообщество откажется от финансовой поддержки. В то время как  аль-Бурхан неоднократно выражал свою приверженность гражданскому правительству, фракционность внутри вооруженных сил и крайние меры, на которые они  пошли, чтобы сохранить контроль над переходным периодом, свидетельствуют о том, что военные лидеры не готовы уступить власть в ближайшем будущем. В то время как военные лидеры, вероятно, назначат новое технократическое гражданское правительство для надзора за переходом, они, скорее всего, выберут должностных лиц, которые готовы сохранить за  военными дальнейшее влияние, даже после проведения выборов. Однако, учитывая политическую историю Судана, продемократические коалиции почти наверняка окажут решительное сопротивление военному правлению посредством продолжающихся демонстраций, сидячих забастовок и протестов. На данном этапе неясно, будет ли достаточно назначения нового гражданского правительства и ускоренных сроков проведения новых выборов, чтобы успокоить суданские продемократические группы. В зависимости от того, насколько военные готовы применить жестокие репрессии (и до сих пор сообщения о стрельбе полиции в толпу являются убедительным свидетельством того, что в настоящее время происходят репрессии), устойчивое противодействие военному захвату может означать месяцы жестоких демонстраций, напоминающих протесты 2019 года против аль-Башира. Если военные решат добиваться урегулирования путем переговоров, чтобы положить конец беспорядкам (как это было в 2019 году), формирование новой военно-гражданской переходной коалиции, скорее всего, столкнется с теми же проблемами фракционности, которые преследовали старую администрацию, и обещание аль-Бурхана о выборах в июле 2023 года может снова оказаться пустым звуком.

Теперь об обвинениях в соцсетях об участии тех или государств в последних по времени событиях в  Судане? Сначала об «израильском следе». Он, безусловно, сильно преувеличен просто в силу самого беспроигрышного «жупела» израильского «врага» среди большинства суданцев. Судан конечно входит сейчас в список приоритетов нового главы Моссада на африканском континенте, о чем ему отдельно на прошлой неделе указал премьер Н.Беннет, но главным приоритетом все-таки являются лоббистские усилия по положительному решению  в отношении предоставления Израилю статуса наблюдателя при Афросоюзе. Решающие баталии на эту тему развернуться в январе-феврале следующего года. При этом почву для такого рода рассуждений о причастности Израиля к госперевороту в Судане дает факт того, что  гражданские лица и военные в ПСС также расходятся во мнениях по поводу подписания постоянного соглашения с Израилем. Визит «второго номера» в военной иерархии и командующего Сил быстрой поддержки (RSF)  Хамдана Дагало (Хемити) в Тель-Авив с 8 по 10 октября продолжает разделять десять членов ПСС. В сопровождении брата вице-председателя, ПСС генерала Миргхани Идриса Сулеймана, он  провел ряд встреч с руководством Израилем в сфере безопасности и политическими деятелями, которые стремятся юридически  подтвердить процесс нормализации и соглашение, подписанного двумя странами в конце прошлого года под давлением администрации Трампа.  Эта очень предварительная договоренность, которая  до сих пор не привела к официальному дипломатическому признанию Суданом Израиля. Отметим также, что ПСС пока  просто отменил в апреле закон о бойкоте Израиля, который датировался 1958 годом. Эта поездка Хемити вызвала переполох в ПСС. После падения режима Омара аль-Башира в 2019 году контакты с Израилем являются исключительной прерогативой военных членов ПСС и, в частности, Хемити. Однако гражданские члены ПСС, некоторые из которых рассчитывают на политическую карьеру после переходного периода, гораздо более чувствительны, чем их военные коллеги, к общественному мнению, которое в подавляющем большинстве враждебно относится к восстановлению дипломатических отношений с Израилем. Умеренная исламская партия «Умма» и партия Баас полностью выступают против нормализации отношений с Израилем, как и министр иностранных дел Мариам аль-Садик аль-Махди, которая является дочерью основателя «Уммы» Садика аль-Махди. Обе партии, также занимающие министерские посты в правительстве, имели до переворота  влияние в ПСС: «Умма» там имела свою креатуру в лице Мухаммеда Хасана аль-Таиши, в то время как еще один член правительства физик Сиддик Тавер все еще связан с партией Баас. В попытке расширить свои контакты в Хартуме 13 октября израильское правительство Нафтали Беннетта направило своего министра регионального сотрудничества Иссауи Фрея в Абу-Даби, где в преддверии церемоний, посвященных годовщине признания ОАЭ Израиля, он встретился с министром юстиции Судана Насром ад-Дином Абдель Бари. Будучи членом левой партии МЕРЕЦ и арабо-израильской общины, Фрей, тем не менее, ограничил обсуждения с Бари проектами культурного сотрудничества и избегал любых упоминаний о вопросах безопасности и дипломатических вопросах.

Теперь о позиции Каира.  Ни для кого не секрет, что глава ПСС Судана генерал Абдель Фаттах аль-Бурхан и президент АРЕ Абдель Фаттах ас-Сиси близки. На самом деле настолько близки, что кажется маловероятным, чтобы аль-Бурхан не предупредил своего египетского коллегу перед роспуском переходного гражданского правительства в понедельник и объявлением чрезвычайного положения по всей стране. Аль-Бурхан прошел часть своей военной подготовки в Египте. Его первая официальная поездка состоялась в Каире в мае 2019 года, всего через месяц после свержения бывшего президента Омара аль-Башира (1989-2019). Аль-Бурхан планировал поездку в Египет 24 октября, как раз перед тем, как прийти к власти. По совпадению, его самолет Gulfstream, принадлежащий компании Falcon Aviation Services (ОАЭ), Совет директоров которой контролируется правящей семьей Абу-Даби, вылетел из Каира в Хартум в тот же день. При этом достоверных данных о присутствии на борту аль-Бурхана нет. Как нет и четких данных об прямом участии египтян в этом перевороте. Военный переворот аль-Бурхана предсказуемо положил конец хрупкому соглашению о разделе власти между гражданским обществом Судана и  военными. Сделка, заключенная при посредничестве суданской «улицы» и международного сообщества через несколько месяцев после падения Омара аль-Башира в 2019 году, в последние недели достигла критической точки. Не последнюю роль в этом сыграло и изменение регионального баланса со времени свержения  аль-. Премьер-министр Эфиопии Абий Ахмед Али, который приложил все максимальные усилия для того, чтобы поставить бывшего сотрудника Организации Объединенных Наций Абдаллу Хамдока во главе гражданского правительства в Хартуме, находится теперь в еще большей изоляции, чем когда-либо. Ослабленный гражданской войной в провинции Тыграй на севере Эфиопии, которая бушует уже почти год, он теперь больше сосредоточен на внутренних проблемах, нежели чем на суданском досье.   Это не относится к президенту Египта. Ас-Сиси, который уже десять лет находится в конфликте с Эфиопией из-за плотины  «Возрождения» (GERD),  теперь еще и имеет сильного партнера в лице аль-Бурхана в Хартуме. До переворота переходные власти Судана пытались сохранить какой-то баланс между развитием отношений с Эфиопией и развитием военных контактов с АРЕ. Теперь этот баланс резко меняется в пользу Каира. По состоянию на вечер понедельника 26 октября ни Абий, ни ас-Сиси не делали никаких публичных заявлений по этому вопросу. Со своей стороны, международное сообщество быстро осудило переворот, а специальный посланник Соединенных Штатов по Африканскому Рогу Джеффри Фелтман первым выступил с заявлением. Повторим, что переворот — это пощечина американской дипломатии, поскольку Фелтман был в Хартуме всего за день до этого для встречи с переходными властями по поводу политического кризиса, который потряс страну в последние недели.   Позже в тот же день председатель Африканского союза (АС) Мусса Факи Махамат призвал к «немедленному возобновлению» диалога между военными Судана и его гражданскими политиками «в рамках политической декларации и конституционного декрета». Совет мира и безопасности Африканского союза уполномочен приостановить деятельность Судана в случае смены правительства, которая не соответствует конституции, как это произошло со страной в 2019 году. Египет также был отстранен от участия в  АС после военного переворота 2013 года, который привел ас-Сиси к власти, прежде чем был восстановлен почти через  год.

55.93MB | MySQL:105 | 0,441sec