О последствиях алжирского поражения по Западной Сахаре

Алжирские власти разочарованы принятым 29 октября решением Совета Безопасности ООН, согласно которому его члены договорились продлить мандат миссии этой международной организации по Западной Сахаре по проведению референдума в Западной Сахаре, несмотря на активные попытки противодействия АНДР.

Напомним, что алжирское  руководство пыталось убедить мировое сообщество свернуть ее и осудить Марокко за «незаконную колонизацию» этой страны. Неспособность добиться этого стало одним из крупнейших внешнеполитических поражений Алжира в последние годы.

В связи с этим алжирские источники с разочарованием указывают, что «большие державы несправедливо стали на сторону Марокко, спуская на тормозах незаконное его владычество над этой страной».

Говоря об этом моменте, следует заметить, что данное решение произошло на фоне двух важных для АНДР годовщин. Первая – 67-летие со дня начала вооруженной борьбы алжирских националистов за независимость от Франции (1 ноября). Вторая – годовщина с момента «разморозки» Алжиром западносахарского конфликта против Марокко.

В этом алжирские лидеры усматривают себе нанесение явного оскорбления, хотя с большой долей вероятности у членов Совбеза ООН такого намерения не было, и они лишь констатировали свое стремление сохранить по Западной Сахаре прежний статус кво, не желая решительно менять сложившееся положение дел. В том числе и потому, что за прошедший год алжирским прокси-силам там не удалось добиться сколько-нибудь заметных результатов, равно как дипломатия АНДР не смогла переломить в свою сторону отношение больших держав по данному вопросу.

Так, силы Фронта ПОЛИСАРИО, борющихся в Западной Сахаре против марокканской власти, не смогли занять ни одного более-менее крупного населенного пункта, хотя алжирские источники заявляли об этом, не упоминая, впрочем, их наименования. В свою очередь, марокканские источники вообще в большинстве случаев предпочитали не реагировать на такие утверждения.

Как бы там ни было, опасающийся ввязывать в реальное столкновение с Марокко Алжир, пытавшийся использовать против него западносахарские формирования, потерпел неудачу на пути достижения основной цели – ослабления своего регионального конкурента. Ему не удалось реально заинтересовать мировое сообщество возобновлением данного конфликта «низкой интенсивности», при котором его стороны предпочитают обмениваться дистанционными ударами. Тем более, что куда большую обеспокоенность «больших держав» вызывают другие «горячие точки», затрагивающие в первую очередь их собственные интересы.

В более же серьезное столкновение алжирские лидеры опасаются втягиваться, зная о заметном расширении мароккано-израильского военно-технического сотрудничества, особенно по поставкам в королевство ударных БПЛА и дронов-«камикадзе», ярко проявивших себя в ходе Карабахского конфликта 2020 года между Арменией и Азербайджаном.

Что же в ответ на это предпримет алжирское руководство и каковы будут последствия данного решения? Обратимся сначала к его официальной реакции. Так, МИД АНДР критикует «принятие Совбезом ООН резолюции 2602 (2021 г.) о продлении мандата МООНРЗС (миссии Организации Объединенных Наций)».

«Алжир выражает свое глубокое сожаление по этому поводу принципиально несбалансированного подхода, которому крайне не хватает ответственности и ясности из-за жестокого принуждения некоторых влиятельных членов этого совета. Алжир не поддержит эту предвзятую резолюцию, подкрепляющую непомерные притязания государства-оккупанта (Марокко, — авт.), в которой он поощряет создание помех процессу деколонизации Западной Сахары.

Из принципа и солидарности с братским народом Западной Сахары Алжир ожидает, что новый личный посланник генерального секретаря будет строго выполнять свой мандат при осуществлении резолюции 690 (1991 г.) относительно осуществления плана урегулирования, согласованного обеими сторонами конфликта, Марокко и Фронтом ПОЛИСАРИО и единогласно принятый Советом Безопасности (правда, непонятно, как он это по версии МИД АНДР будет делать, если сами алжирские прокси-силы нарушили 30-летнее перемирие – авт.).

Кроме того, Алжир надеется, что международное сообщество приложит все усилия для выполнения королевством и Сахарской Арабской Демократической Республикой (САДР) в качестве государств-членов Африканского Союза (АС) решение Совета мира и безопасности АС, принятое на его встрече на уровне глав государств и правительств 9 марта 2021 года, и содержащее призыв к обеим странам начать прямые и откровенные переговоры без каких-либо предварительных условий и в соответствии со статьей 4 Учредительного акта Африканского союза (АС). Любой подход, игнорирующий право народа Сахары на самоопределение и независимость, будет контрпродуктивным, несправедливым, опасным и только усилит напряженность и нестабильность в регионе», —  говорится в заявлении МИД АНДР.

Соответственно, принятая Советом Безопасности резолюция ООН расценивается алжирскими источниками как «создание минного поля».

При этом, объясняя свой проигрыш, алжирский МИД возмущается «коварством главы марокканской дипломатии, повлиявшего на форум Организации Объединенных Наций сделанным перед рассмотрением западно-сахарского вопроса призывом пересмотреть определение участников конфликта, в который он вовлек Алжир как заинтересованную сторону, приглашая ввести его в обсуждения наряду с Мавританией, Марокко и Фронтом ПОЛИСАРИО».

Также критикуются «низкие подковерные маневры королевского дворца и его сторонников среди влиятельных членов Совета Безопасности – прежде всего, Соединенных Штатов Америки и Франции, благодаря которым при поддержке промарокканских лоббистов в лице союзника Рабата – Израиля Марокко удалось продавить нужное себе решение».

В этой связи руководство АНДР выражает свое несогласие с этим предложенным «форматом круглых столов с участием соседних стран, продемонстрировавшем в прошлом прискорбную неудачу, о чем свидетельствуют результаты переговоры, как и встреча в декабре 2018 года во Дворце Наций в штаб-квартире ООН в Женеве под председательством бывшего специального посланника генерального секретаря ООН по Западной Сахаре, бывшего президента Германии Кёлера Хорста».

Подобное предложение, озвученное в адрес Алжира, как и его нежелание признавать себя стороной конфликта, понятно. В этом случае ему придется признать со всеми вытекающими последствиями, что именно он «разморозил», казалось бы, забытый уже конфликт.

Со своей стороны, Фронт ПОЛИСАРИО также решительно отверг «по форме и существу доклад Совета Безопасности, в котором отрицаются законные чаяния народа Сахары на независимость согласно соответствующим резолюциям Организации Объединенных Наций, в которых конфликт в Западной Сахаре рассматривается как проблема деколонизации, которая существует на уровне комиссии по деколонизации в течение нескольких десятилетий. Опираясь на опыт прошлого, когда Фронт ПОЛИСАРИО согласился положительно отреагировать на призыв международного сообщества к прекращению огня, чтобы дать возможность переговорному процессу, власти Сахары отказываются попадать в ту же ловушку на этот раз».

Между тем, сами алжирцы задаются вопросом: «почему члены Совета Безопасности ООН, занимающиеся вопросами Западной Сахары вместе с Королевством Марокко, сейчас выдвигают эту устаревшую карту прямого участия Алжира в конфликте, когда участники конфликта четко определены в соответствующих резолюциях ООН?»

И в этом руководство АНДР усматривает стремление «превратить конфликт в Западной Сахаре в конфликт между Марокко и Алжиром вопреки истории, резолюциям ООН и решениям Международного суда в Гааге о статусе бывшей испанской колонии. Это новый маневр для сохранения статус-кво и экономии времени при продолжении актов разграбления природных ресурсов сахарского народа».

Подобные замечания выглядят крайне наивными, ибо роль Алжира, использующего для «размораживания» западносахарского конфликта «беженцев сахрави» из лагерей, расположенных в его провинции Тиндуф, и где, по данным ряда зарубежных источников, осуществляется подготовка боевиков, стреляющих в марокканских военных, в этом конфликте очевидна.

Между тем, в связи с произошедшим у алжирского руководства отмечается некоторая обида на действия РФ и КНР, которые, по данным его представителей могли наложить вето, чего не сделали.

Впрочем, ему должно быть известно, что у России также могут быть пожелания к Алжиру относительно признания Абхазии и Южной Осетии, а также статуса Крыма.

В свою очередь, Пекин не желает раздражать Марокко и его близких партнеров, в том числе из стран Персидского залива, с которыми он также работает.

Между тем, произошедшее будет иметь серьезные последствия и для главы МИД АНДР Рамтана Ламамры. При его возвращении на данный пост одной из главных задачей было достижение дипломатических побед над Марокко, тогда как вместо этого мы видим провал.

В любом случае, очевидно, что алжирская авантюра по Западной Сахаре не сработала. И в этой связи перед руководством АНДР встает вопрос – что делать с размороженным конфликтом далее.  Разумеется, признавать себя побежденным оно не будет. В этой ситуации у него остается два варианта действий – сохранить данную неэффективную и накладную для АНДР во всех отношениях стратегию или попытаться по-настоящему «разогреть» конфликт.

Однако вступать в открытое «лобовое» столкновение с Марокко Алжир пока не готов и это, пожалуй, наименее вероятный сценарий развития событий. Впрочем, нельзя исключать, что власти АНДР усилят поддержку западносахарских боевиков с целью      активизировать их действия против Марокко.

 

52.84MB | MySQL:107 | 1,555sec