К вопросу о Саммите Тюркского cовета в Стамбуле. Часть 9.

12 ноября с.г. в районе Стамбула, на так называемом Острове демократии и свободы в Мраморном море, состоялся Саммит Совета сотрудничества тюркоязычных государств.

Продолжаем делать обзор этого мероприятия, которое представляется крайне важным не только для Турции, но и для значительной части постсоветского пространства, получается, включая Россию. Не будет преувеличением сказать, что 8-й по счету Саммит, теперь уже, Организации тюркских (в турецком языке – «турецких») государств, получился «историческим» и имеющим далеко идущие последствия.

Часть 8 нашей публикации доступна по ссылке на сайте ИБВ: http://www.iimes.ru/?p=81269.

Напомним, что, в прошлой части нашей публикации, мы продолжили рассмотрение основополагающего документа Саммита, который озаглавлен как «Видение – 2040» и, в частности, раздела, посвященного гуманитарному сотрудничеству, в части, которая касается сначала диаспоры, а потом уже информации и СМИ.

Заметим то принципиальное обстоятельство, что и в том, и в другом аспектах, документ говорит о необходимости консолидации: информационного пространства и производства контента, а также диаспор стран-участниц Организации тюркских государств.

Организацию тюркских государств, даже мы, нередко сравнивали с Европейским cоюзом. Однако, есть фундаментальная разница между ОТГ и ЕС. Сравнивая, разумеется, ЕС в нынешнем состоянии и ОТГ, в состоянии, мыслимом в (отдаленном или не очень) будущем на уровне основополагающих документов, можно прийти к следующим выводам.

И то, и другое, то есть и ЕС и ОТГ – это экономический союз между странами-участницами, где предусматривается свободное движение капитала, товаров и услуг, а также рабочей силы. И та и другая структура имеют общую инфраструктуру организаций развития. К примеру, банки и инвестиционные фонды.

В ЕС – общая валюта, про общую валюту стран ОТГ пока не говорится.

Да и сложно говорить, поскольку одно дело – это общеевропейский проект наиболее развитых государств мира и понятно, какое доверие и какой спрос будет вызывать евро, сразу после запуска этой валюты в обращение. Никому не надо доказывать, что вновь придуманное и вводимое в обращение евро – надежная валюта для расчетов и для инвестирования. За евро стоят одни из самых развитых экономик мира, включая Германию и Францию. Как мы все помним, лишь только запущенный в оборот евро стал мировой резервной валютой, сразу и по определению.

А прыгнуть от турецкой лиры, курс которой, по отношению к мировым резервным валютам вошел в штопор, к какому-нибудь тюркскому «динару» или «тенге» — это пока не просматривается. Хотя, конечно, — в уме у авторов документа «Видение – 2040». Однако, до этого пока ещё далеко, как и до создания общего Центрального банка ОТГ.

Немного отвлекаясь в сторону турецкой лиры, как возможного объединяющего фактора для тюркского мира, отметим ещё раз: турецкая валюта за последние дни, на момент написания статьи, пережила стремительное падение. Это стремительное падение, в свою очередь, привело к стихийным акциям протеса в ряде городов Турции, включая Анкару и Стамбул. Эти события, определенно нуждаются в комментариях и имеют несомненное влияние на перспективы проекта тюркского мира:

  1. Прежде всего, случившиеся «протесты» — ещё не протесты, а предвестники (возможных будущих) протестов, которые, впрочем, в любой момент могут в Турции разразиться. Турецкий бизнес, с кем нижеподписавшемуся в эти дни приходилось общаться, в буквальном смысле слова «хватался за голову» и, забыв про все на свете, только и смотрел на котировки лиры в режиме реального времени.
  2. Экономический договор между турецкой властью и населением об экономическом росте или, хотя бы, стабильности в обмен на голоса разрушен. То же касается уже и бизнеса, за исключением ограниченной группы, которая, как известно, богатеет всегда. Заметим то немаловажное обстоятельство, что крупный бизнес, вне зависимости от своих религиозных взглядов в эти дни, поддерживал стабильность в стране в виде однопартийного руководства. То же делал и бизнес средний – в Турции, вплоть до настоящего времени, существовала многочисленная прослойка среднего класса. Нынешняя ситуация в стране наносит удар именно что по бизнесу – возникает потребность в переменах и, главное, что у бизнеса для этого есть финансовый рычаг.
  3. Политическим договором — голоса в обмен на национальное величие и внешнеполитические успехи — заменить экономический договор не удается: экономика «сыпет вниз» быстрее, чем «взлетает» «звезда глобальной Турции». Сложно или практически невозможно увлечь людей идеей на фоне того, как они лишаются, к примеру, возможности выехать за пределы страны из-за того, что их заработная плата, в пересчете по новому курсу, на 30 или даже 40% меньше чем была ещё месяц назад. Или люди потеряли возможность покупать «импортное» при том, что импортные бренды – это, своего рода «фетиш» и показатель видимого благополучия его обладателя.
  4. Западные страны, в первую очередь, США, но и ЕС «сталкивают вниз» турецкую экономику, все понимая про природу власти президента Эрдогана и его Партии справедливости и развития в части, касающейся турецкой экономики. Они активно проводят политику «Эрдоган должен уйти», давя всеми силами именно на турецкую экономику. Заметим, что приход Р.Т. Эрдогана ко власти в Турции состоялся именно что при поддержке и явном одобрении со стороны Запада – под лозунгом «демократизации Турции» в части допущения ислама в политику страны и прекращения политики «воинствующей светскости» и «культа личности М.К.Ататюрка». Такая ситуация продолжалась до конца первого десятилетия 21-го века. Теперь же президент Турции для Запада – нежелательная фигура.
  5. Отправить в отставку очередное правительство для Эрдогана — не проблема: и правительство он менял и министров, включая своего зятя, бывшего министра финансов и казначейства, Берата Албайрака. Проблема в том, что проблема — не в правительстве.

Теперь вопрос: что власти в Турции делать дальше?

Были у неё мысли про досрочные выборы. Но они были бы хороши на фоне внешнеполитических побед и, хотя бы, отсутствия обвала в турецкой экономике. В условиях нынешнего разгорающегося пожара, идти на досрочные выборы — это суицид. Так что, пока — не до досрочных выборов.

Нужны перестановки в кабинете министров, знаковые отставки и, разумеется, заявления про западный след. Плюс кампания по борьбе за национальную валюту — как это было в 2018 году под лозунгом «все — на борьбу с инфляцией». Правда, все это — старые рецепты, которые, и в первый раз, сработали со скрипом… Звук скрипа сейчас — совсем другой.

Это к вопросу о том, может ли стать турецкая лира – общей валютой стран ОТГ. Или же стать «подпоркой» вновь создаваемой общей валюты. Отметим, что после разразившегося кризиса с турецкой валюты говорить об этом уже не приходится.

И тут мы подходим к тем различиям, которые прослеживаются между ЕС и ОТГ. Разумеется, они складываются из профиля стран-участниц. В случае ЕС, повторимся, речь шла о наиболее развитых и богатых государствах мира. Разумеется, их объединение предполагало группировку вокруг европейских ценностей и их продвижение в мире. К настоящему времени, как к ним не относись, но в мире есть то явление, которое именуется «европейскими ценностями». Хотя, повторимся, про их эрозию и нередко странное направление развития только ленивый не сказал – с невнятным мультикультурализмом и более чем внятным потаканиям разного рода ЛГБТ взглядам.

Однако, у европейцев нет идеи о том, чтобы, к примеру, формировать единую европейскую зарубежную диаспору, которая бы отстаивала европейские ценности и занималась бы их продвижением. В этом смысле, ЕС, как бы этот союз не брендировал бы себя, является, все равно, структурой, обращенной вовнутрь. «Закрытым клубом», вход в который — строго по «пропускам» и по «фейс-контролю» и который в агрессивной рекламе не нуждается. И безо всякой агрессивной рекламы, за счет своих экономических показателей, ЕС является привлекательным объединением для участия в нем настолько, что страны готовы поступиться своим национальным суверенитетом.

А вот ОТГ – это клуб развивающихся стран, которые не группируются вокруг своих нынешних экономических достижений. Даже самая развитая экономика ОТГ – Турция – сейчас переживает далеко не самые свои лучшие времена. Есть даже отсылки к ситуации 20-летней давности, когда Партия справедливости и развития приходила ко власти на фоне череды экономических кризисов и внутриполитических потрясений.

Хотя сложно отрицать наличие у турецкой экономики здоровой основы, но с 2010-го года Турция сошла со своей траектории роста. И даже если считать, что Турция в последние годы продолжает расти на чем настаивает руководство страны, утверждающее что «кризиса в стране нет» (иногда при этом говорится и про наличие «осознанного и продуманного плана»), все равно, чтобы добиться заявленной страной цели по вхождению в 10-ку крупнейших мировых экономик по ВВП темпы роста и развития должны быть двузначные, а не однозначные, которые показывает внешнему миру официальное Турецкое агентство по статистике в своих ежегодных бюллетенях.

Так что, ОТГ группируются сегодня вокруг идеи о построении «более справедливого и инклюзивного мира», в котором особое место занимает именно мир тюркский. На поляне различных межгосударственных объединений, ОТГ смотрятся структурой «революционного толка» с отчетливо экспансионистским характером своей деятельности. Который, ещё раз подчеркнем, в меньшей мере основан на успехах стран-участниц (не будем отрицать, впрочем, наличие у каждой из стран своих успехов – прим.), а в большей мере на том, что «международную систему надо модернизировать», включая кардинальную реформу ООН.

Отсюда и сентенции в «Видении – 2040» про необходимость консолидации деятельности зарубежных диаспор стран-участниц ОТГ. Даже более того, строго говоря, в документе говорится уже про единую диаспору тюркского мира.

Опять же, для сравнения тот же Китай, который то ли уже стал, то ли «с минуту на минуту» станет самым развитым государством мира – для того, чтобы быть услышанным Китаю не надо говорить про консолидацию своей зарубежной диаспоры, хотя она – и многочисленна, и влиятельна. Китай слышат из-за его несомненных успехов, по всему периметру, от экономических успехов до военных достижений. И нет сомнения, что чувство гордости за успехи Китая создает, безо всякой риторики, в зарубежных китайских диаспорах и вполне понятный патриотический настрой, основанный на очень серьезном базисе.

Однако, возвращаясь к ОТГ и сравнению организации с ЕС… То же и про молодежь: понятно, что в ЕС приняты некие общие подходы к образовательному процессу европейской молодежи. Есть то, что принято в европейском обществе и есть то, что не принято и даже табуировано.

Однако, в исполнении ОТГ те же положения о продвижении тюркских идей и ценностей смотрятся заметно более напористо и более экспансионистски. Что, впрочем, можно объяснить и молодостью организации, и необходимости отвоевания ею места под солнцем. Более того, тюркские ценности нередко в своем «правильном консерватизме» противопоставляются ценностям европейским, в своем «безудержном либерализме».

Вот именно последнее и является тем фундаментальным различием, которое существует между ЕС и ОТГ: европейский клуб – это «VIP-lounge» обращенный вовнутрь, тюркский клуб – это клуб развивающихся государств, стремящихся менять международную систему и обращенный вовне.

Будут ли у ОТГ свои общие структуры управления, включая допустим: тюркский Парламент, тюркскую Комиссию, тюркский Суд по правам человека и т.д.? – В «Видении – 2040» этого не просматривается. Все, разумеется, будет определяться динамикой развития организации. Однако, подчеркнем, что нынешний кризис с турецкой валютой отбрасывает идеи об экономической консолидации стран-членов ОТГ на несколько шагов назад.

Тем не менее, возвращаемся к рассмотрению положений «Видения – 2040». Следующий раздел документа озаглавлен как «Сотрудничество с некоммерческими организациями» (в оригинале: «с организациями гражданского общества» – И.С.).

Цитируем то, что вменяется в обязанность соответствующим институциям стран-участниц ОТГ:

«Создание условий для создания сетей и совместной работы организаций гражданского общества (НКО) из государств-членов с целью укрепления диалога между ними и обеспечения их активного участия в социально-экономическом и политическом развитии своих стран.

Вовлекать гражданские общества в деятельность Организации тюркских государств и других организаций тюркского сотрудничества, таких как TURKPA, TURKSOY, Тюркская академия и Фонд тюркской культуры и наследия, чтобы продвигать общие ценности, способствовать диалогу и взаимопониманию, а также способствовать развитию контактов между людьми внутри региона».

Четвертый, завершающий раздел «Видения – 2040» озаглавлен как «Сотрудничество в внешними Сторонами» и он начинается с сотрудничества с международными организациями.

«Расширять сотрудничество с международными и региональными организациями, а также с третьими странами с целью развития проектного и отраслевого партнерства для общей пользы и повышения узнаваемости и влияния Организации тюркоязычных государств как надежного международного игрока.

Укрепление институциональных отношений с ООН и ее органами, Организацией исламского сотрудничества (ОИС), Организацией по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) и Совещанием по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА), а также установление новых партнерских отношений с соответствующими региональными институтами. включая Европейский союз (ЕС), Организацию Черноморского экономического сотрудничества (ОЧЭС), Организацию экономического сотрудничества (ОЭС) и Вышеградскую группу.

Осуществлять совместные проекты со специализированными учреждениями ООН и в партнерстве с другими соответствующими заинтересованными сторонами для реализации Повестки дня в области устойчивого развития на период до 2030 года и достижения Целей устойчивого развития (ЦУР) в государствах-членах и во всем мире.

Обеспечить тесную координацию и совместные действия для защиты общих интересов государств-членов в рамках других международных организаций».

Опять же, наряду с теми, кого беспокоит создание и развитие Организации тюркских государств, есть множество тех, кто задает простой вопрос: ОТГ стремится к партнёрству со всеми международными игроками и, как организация, не направлены против кого бы то ни было. Чего уж тут беспокоиться по поводу существования ещё одной международной организации? Оставим этот вопрос пока открытым в контексте прозвучавшего выше касательно развития ОТГ как «надежного и влиятельного игрока на международной арене», как указывается в «Видении – 2040».

Следующий раздел «Видения – 2040» называется, как «Гуманитарное сотрудничество и сотрудничество в сфере развития». Заметим, что этот заголовок надо рассматривать в русле нынешнего слогана внешней политики Турции (в очередной раз прозвучал в материалах турецкого МИДа к парламентским слушаниям по вопросу бюджета турецкого внешнеполитического ведомства на 2022 год – прим.). Этот слоган звучит как «Гуманная и предприимчивая внешняя политика».

55.55MB | MySQL:105 | 0,488sec