О бюджете Сирии на 2022 год и процессе восстановления отношений с арабскими государствами

Правительство Сирии одобрило проект бюджета в 5,3 млрд долларов на 2022 год, поскольку страна продолжает бороться с глубоким экономическим кризисом. Бюджет, одобренный законодателями 15 декабря, представляет собой значительное сокращение по сравнению с бюджетом в 6,8 млрд долларов в этом году, поскольку государственные финансы продолжают сокращаться, что вызывает серьезные риски сокращения  размера субсидий на товары первой необходимости. Десятилетие войны, западные санкции и пандемия коронавируса опустошили сирийскую экономику, толкнув большую часть населения в нищету, поскольку стоимость сирийского фунта резко упала. За последние два года государственные расходы были сокращены более чем на 40%, причем сокращение угрожает важнейшей программе социальной поддержки. Бюджет на 2022 год, который все еще требует подписи президента Башара Асада, был установлен на уровне 13,325 трлн сирийских фунтов, что эквивалентно 5,3 млрд долларов США при расчете по курсу Центрального банка 2512 сирийских фунтов за доллар. Бюджет на этот год, рассчитанный по предыдущему обменному курсу в 1250 сирийских фунтов за доллар, составил 8,5 трлн сирийских фунтов (6,8 млрд долларов). В 2020 году он оценивался почти в 9 млрддолларов. Министр финансов Кенан Яги пообещал, что «политика социальной защиты является стабильной, и в будущем году в нее не будут вмешиваться с целью сокращения». Министр заявил, что в бюджете на 2022 год предусмотрено 5,53 трлн сирийских фунтов (2,2 млрд долларов) на программу социальной поддержки, которая включает субсидии по таким ключевым статьям, как топливо, пшеница, мука, сахар и рис. В прошлом году правительство выделило 3,5 трлн сирийских фунтов (2,8 млрд долларов) на социальную поддержку. «Правительство находится в процессе реализации новой формулы поддержки с целью предоставления ее тем, кто в ней больше всего нуждается», — заявил Яги. Бюджет также предусматривает выделение около 2 трлн сирийских фунтов на инвестиции и установил прогнозируемый дефицит на следующий год в размере 4,1 трлн сирийских фунтов (1,6 млрд долларов).

Несмотря на санкции, Сирия восстанавливает связи с рядом других правительств в регионе, стремясь привлечь инвестиции. В прошлом месяце состоялся визит  министра иностранных дел Объединенных Арабских Эмиратов Абдаллы бен Заида в Дамаск, самого высокопоставленного эмиратского чиновника, посетившего Сирию за десятилетие, прошедшее с начала гражданской войны в стране в 2011 году. В последние годы страны Персидского залива, несмотря на противодействие Вашингтона,  стремились возобновить отношения с Сирией, поскольку усилились опасения по поводу альтернативных региональных влияний со стороны таких стран, как Иран и Турция, которая занимает пограничные районы на севере страны.

В этой связи Дамаск возлагает большие надежды на проведение Арабской энергетической конференции в 2024 году, после того, как члены Организации арабских стран-экспортеров нефти (ОАПЕК) единогласно объявили, что Дамаск примет эту конференцию. Министры нефти из ОАПЕК также договорились на виртуальной встрече в Кувейте, что Сирия будет председательствовать в совете арабских производителей энергии в течение одного года, начиная с 2022 года, заняв место нынешнего председателя, Саудовской Аравии. Это решение рассматривается Дамаском прежде всего как серьезный сигнал со стороны  арабских стран по возможной реадмиссии Сирии в ряды ЛАГ.  Сирия была исключена из ЛАГ в начале гражданской войны, когда  некоторые монархии Персидского залива, видя в конфликте возможность свергнуть режим Башара Асада, поддержали оппозиционные силы. Сейчас, когда боевые действия утихли и Асад контролирует большую часть страны, соседи Сирии перестраиваются, движимые опасениями по поводу иранского и турецкого влияния, а также экономических последствий и последствий для безопасности, связанных с тем, что обнищавшее, разоренное войной государство останется изгоем на их границах границ. Король Иордании Абдалла II провел широко разрекламированный телефонный разговор с Башаром Асадом в октябре и лоббировал смягчение санкций в Вашингтоне.  Абу-Даби также протягивают руку помощи Дамаску. Ранее этим летом возобновились прямые рейсы между двумя странами, и Сирия занимала видное место на выставке 2020 года в Дубае. Эмиратские бизнесмены также посетили Дамаск для участия в торговых ярмарках. Поездка высшего дипломата ОАЭ в Сирию в ноябре была воспринята как кульминация этих усилий. Тем не менее, в то время как две страны обсуждали потенциальные инвестиции в реконструкцию, ОАЭ продвигаются медленно на этом направлении. В ходе этого громкого визита было достигнуто всего одно соглашение между группой нераскрытых эмиратских компаний о поддержке строительства солнечной электростанции в сирийской сельской местности. И причина в данном случае в открытом давлении на Абу-Даби со стороны США. В этой связи ряд аналитиков полагают, что такой осторожный подход ОАЭ делает решение ОАПЕК еще более принципиальным событием в усилиях по восстановлению связей с Дамаском. «Это большое дело. Это самый серьезный тест, который мы видели на сегодняшний день для реинтеграции Сирии», — считает Говард Шатц, старший экономист корпорации RAND.  Мало кто ожидает, что это решение позволит Дамаску превратиться из охваченной войной страны в региональный энергетический центр. Способность влиять на рынки нефти в значительной степени зависит от ОПЕК и ОПЕК+, где Саудовская Аравия и Россия являются доминирующими игроками. Производственные мощности Сирии всегда были невелики, и небольшие месторождения нефти и газа, которыми она располагает, находятся на ее северо-востоке, на территории, контролируемой поддерживаемыми США курдскими силами. Джихад Язиги, редактор доклада по Сирии, полагает, что «сирийская экономика действительно разрушена», а коррупция в основном пронизывает все аспекты жизни. «Банки почти не функционируют и не предлагают значительных кредитов, в то время как бизнесмены, которые могли бы выступать в качестве посредников при режиме… покинули страну», — добавил он. Но единогласное решение членов ОАПЕК может ознаменовать начало сдвига, особенно как показатель того, что арабские государства, которые были более нерешительными в своем подходе к Сирии, теперь определяют свою позицию более выпукло и акцентировано. Катар является одним из примеров страны, которая проголосовала за это решение, несмотря на то, что его министр иностранных дел совсем недавно публично поклялся не нормализовать отношения с Сирией на пресс-конференции с госсекретарем США Энтони Блинкеном. Шатц сказал, что решение ОАПЕК было как политическим, так и экономическим. «Это начало официального процесса нормализации ведения бизнеса с Сирией. Если я политически связанный инвестор в Персидском заливе, то моя самая важная забота в Сирии — это не санкции, а то, могу ли я вести бизнес в стране. Будут ли защищены мои инвестиции и будут ли соблюдаться контракты? Министры нефти также, похоже, выражают вотум доверия в том, что сирийское правительство будет готово через три года принять конференцию, когда, как ожидается, официальные лица из некоторых ведущих региональных союзников США прибудут в Дамаск», — объяснил он.  Карам Шаар, эксперт по Сирии и директор по исследованиям Центра операций и политики,  полагает, что решение ОАПЕК стало сигналом о том, что союзники США опережают подход администрации Байдена к Сирии. «Это не заявленная политика США, но неформальные сигналы, которые вы получаете от администрации США, заключается в том, чтобы позволить партнерам в арабском мире играть с более или менее эффективным подходом к Сирии. Но то, что происходит на местах, — это гораздо больше, чем просто игра»,  — добавил он. Белый дом между тем публично заявил, что не намерен восстанавливать связи с правительством Асада. Представитель Госдепартамента сообщил в этой связи, что администрация не поддерживает своих региональных партнеров в нормализации отношений с Дамаском. «Соединенные Штаты обеспокоены сообщениями о том, что Сирия играет ведущую роль в ОАПЕК и впоследствии принимает ОАПЕК в стране», — сказал пресс-секретарь, отвечая на вопрос о решении 15 декабря. Как администрации Обамы, так и Трампа стремились изолировать Асада как способ добиться политического урегулирования в Сирии. В 2020 году был принят двухпартийный «Закон Цезаря», разрешающий Казначейству США вводить санкции практически против любого, кто ведет бизнес с этой страной. В то время как Белый дом сохранил санкции в отношении Сирии, одним из неуловимых сдвигов стало его обязательство уделять больше внимания гуманитарным вопросам. В соответствии с этим в прошлом месяце администрация ослабила ограничения на взаимодействие неправительственных организаций с правительством Сирии и расширила виды деятельности, которые они могли бы осуществлять в стране. Еще до этого арабские союзники США, обеспокоенные приверженностью Вашингтона своей безопасности перед лицом угроз со стороны Ирана, с готовностью пошли на нарушения санкций в рамках гуманитарной деятельности. Для Иордании и Египта это был поддерживаемый США план поставок газа в Ливан по трубопроводу, проходящему через Сирию. Заявление ОАЭ о том, что они построят солнечную электростанцию в Сирии, также дало толчок  сотрудничеству по гуманитарным вопросам в рамках восстановительных работ. Один бывший сотрудник Госдепартамента сообщил в этой контексте, что, хотя администрация Байдена не отошла от политики своих предшественников в отношении Сирии, в том, как Вашингтон понимает подход к этой теме своих партнеров, могут произойти небольшие изменения: «В администрации осознают, что даже если мы определенно не готовы работать с Асадом, мы не можем заставить другие страны этого не делать». По словам еще одного источника в аппарате Сената США, который пожелал остаться анонимным, «США проигрывали, взаимодействуя только с оппозиционными силами, учитывая реальность сохранения власти Асадом. С дипломатической точки зрения мы слепы к тому, что происходит в районах, контролируемых режимом, и внутренней динамике режима. Но есть мнение, что было бы полезно иметь союзников, которые могли бы выступать в качестве посредников и информировать нас». Но решение ОАПЕК, скорее всего, проверит степень терпимости Белого дома к тому, чтобы его арабские партнеры более открыто взаимодействовали с правительством Асада. Недавнее негативное заявление Госдепа, в отличие от других, трудно объяснить чем-либо, кроме политических соображений. При этом некоторые аналитики также скептически относятся к тому, что арабские государства смогут показать серьезные  результаты в рамках нормализации отношений с Дамаском в среднесрочной перспективе.  «Арабские страны протягивают оливковую ветвь режиму Асада, не делая ему никаких уступок. Похоже, Башару Асаду удалось снизить ожидания всех», — считает Шаар.  В отношении того, что, вероятно, является самой серьезной проблемой региональной безопасности, присутствия иранских войск и доверенных лиц в Сирии, пока неясно, добиваются ли партнеры Вашингтона какого-либо прогресса в этом вопросе от Дамаска.  Согласно сообщениям саудовских СМИ в ноябре, Асад добился отзыва командующего контингентом КСИР в Сирии. Этот шаг был объявлен как «часть негативной тенденции, с которой сталкивается позиция Ирана в Сирии». Но другие аналитики этому факту большого значения не придают. «Объявление о том, что сирийское правительство изгнало его [командира], — это отличная история, которую режим может рассказать государствам Персидского залива, чтобы они почувствовали, что они прогрессируют. Сирийский режим исторически преуспевает в том, чтобы разыгрывать разных игроков друг против друга, — [и это] может создать нужное ощущение, которое заставит страны Персидского залива почувствовать, что они добиваются прогресса», — считает Наташа Холл, старший научный сотрудник Центра стратегических и международных исследований.

52.14MB | MySQL:103 | 0,485sec