О деятельности иностранных компаний в Ираке на фоне формирования новых органов законодательной и исполнительной власти

Ирак был исключен на этой неделе из Европейского списка стран с высоким риском отмывания денег и финансирования терроризма, что может помочь увеличить приток иностранных инвестиций в страну. Посол Европейского союза в Ираке Вилле Варджола провел  8 января переговоры с премьер-министром Ирака Мустафой аль-Казыми и сообщил ему «хорошие новости», заявив, что этот шаг «проложит путь к углублению финансового сотрудничества и инвестиций». Европейский дипломат не уточнил никаких причин для изменений, но критерии, по которым страна относится к юрисдикции с высоким уровнем риска, включают в себя неспособность воспрепятствовать криминализации отмывания денег, неспособность банков сообщать о подозрительных операциях и неспособность применять целенаправленные санкции. М.аль-Казыми приветствовал это решение, написав в Твиттере, что это «важный шаг в обеспечении эффективной иракской дипломатии для служения интересам страны. Правительственные и дипломатические усилия продолжаются на различных уровнях, чтобы служить нашим национальным интересам и добиться заслуженного статуса Ирака». Ирак был добавлен в список шесть лет назад, и с тех пор официальные лица в Багдаде призывали ЕС отменить это решение. В 2019 году законы Ирака о борьбе с отмыванием денег и финансированием терроризма были охарактеризованы ЕС как имеющие «стратегические недостатки». Министерство иностранных дел Ирака заявило, что этот решение ЕС проложит путь для «экономических партнерств, которые будут двигать колесо реконструкции и инвестиций». «Выход Ирака из списка стран с высоким уровнем риска представляет собой важный успех для иракской дипломатии, особенно для государственных учреждений, которые обеспокоены соблюдением Ираком стандартов международного права. Терроризм и финансирование терроризма являются международной проблемой, и для Ирака успешное выполнение критериев этого постановления отражает доверие международного сообщества к правительству Ирака», — заявил представитель МИД Ахмед аль-Саххаф.  Официальные лица в курдском автономном  регионе также заявили, что этот шаг поможет привлечь больше экономического сотрудничества между Ираком и остальным миром. «В последние годы КРГ [региональное правительство Курдистана] и федеральное правительство в Багдаде сотрудничали с нашими партнерами в международном сообществе в борьбе с финансированием терроризма и преступными сетями, включая незаконные валютные аукционы и неформальные предприятия по обслуживанию денежных средств. Успех, которого мы достигли вместе с вкладом Европы, должен стимулировать сотрудничество, чтобы обеспечить светлое экономическое будущее для наших поколений», — говорится в заявлении премьер-министра КРГ Масрура Барзани.

Между тем, изменение позиции Брюсселя в отношении требований к Багдаду имеет четкий французский след. В последние месяцы страна привлекла ряд иностранных инвестиций, в том числе в сентябре 2021 года, когда она подписала четыре контракта на сумму 27 млрд долларов с французской многонациональной компанией TotalEnergies на проекты в области нефти, природного газа, солнечной энергии и водоснабжения в южной провинции Басра. Подстегиваемая подписанием контракта с TotalEnergies, Иракская национальная нефтяная компания (INOC) теперь обречена стать лидером в партнерстве с иностранными фирмами, но нуждается в более прочной опоре в Багдаде, что подверглось испытанию в связи с разногласиями в руководстве компании  и шаткой правовой базы. И не последнюю роль в этом неустойчивом положении играли и возможные санкции с точки зрения обвинений в отмывании денег.  Таким образом, сейчас с   INOC, которая сформировала  в октябре прошлого года  ключевые партнерские отношения с TotalEnergies для участия в проекте французской компании  в Басре и Schlumberger для бурения 96 скважин на «Западной Курне 1», недалеко от Басры,  снята серьезная часть  санкционного давления.  Помимо этого Ирак также открыл счет в Азиатском банке инфраструктурных инвестиций, поддерживаемом Китаем, и внес на счет около 100 млн долларов для возможных будущих платежей за инфраструктурные проекты. При этом надо отметить, что Китай присматривается к энергетическим активам Ирака, но предыдущие неудачи вынуждают его действовать с осторожностью. Чтобы произвести правильное впечатление, Пекин уделяет особое внимание контрактам на строительство новых школ, которым способствовал  китайский бизнесмен Чэнь Сяньчжун, проживший в Ираке много лет. Китай, крупнейший в мире импортер иракской нефти, очень открыто заявляет о своих энергетических амбициях в Ираке, особенно с тех пор, как страна присоединилась к инициативе «Пояс и путь» (BRI) в 2019 году. Однако, стараясь избежать возможных негативных последствий из-за возможного давления на Ирак со стороны США, Китай переключил сейчас свое внимание на образовательную инфраструктуру. В конце прошлого года Sinotec и PowerChina заключили контракты на строительство 1000 школ в Ираке в рамках сделки, которая подпадает под действие соглашения «нефть в обмен на строительство», заключенного в 2019 г.  Подряд на строительство еще 7000 школьных зданий могут быть переданы Китаю в рамках сделки 2019 г. PowerChina, нефтегазовая и электроэнергетическая инфраструктурная компания, которая в настоящее время строит электростанцию в Румейле, на юге Ирака, получила контракт на строительство 679 школ по всей стране. Компания, которая является ведущим подрядчиком по сделке со школами, очень хорошо знает регион и даже имеет офис в Дубае, где исполнительный директор из ОАЭ Тарик аль-Беханди курирует ее иракские контракты. Ли Дазе, вице-президент PowerChina, в декабре лично отправляется в Багдад, чтобы официально заключить  новые сделки. Sinotec на переговорах была представлена в Багдаде ее региональным директором Ку Джуном. В основном задействованная в  Африке — у нее есть два отдела, занимающихся ее бизнесом на этом континенте, — эта компания, возглавляемая Гуанмин Цзинь, хочет воспользоваться возможностью своего контракта на строительство 321 школы в качестве первого шага на рынки  в Ираке, где она хотела бы развивать свою основную деятельность — строительство энергетической и гидротехнической инфраструктуры. Переговорам китайцев в Ираке способствовал местный китайский бизнесмен Чэнь Сяньчжун, который занялся текстильным бизнесом в Ираке еще до вторжения США в 2003 г. Сяньчжун пережил несколько кризисов своего бизнеса в годы после свержения Саддама Хусейна, такие как нападение на один из его ресторанов в Багдаде в 2005 г. или экспансия «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России), но он всегда возвращался в Ирак после стабилизации обстановки.   Он  принимал самое активное участие в переговорах по контракту на строительство школ, а также сейчас консультирует иракские компании, заинтересованные в том, чтобы взять на себя часть работ в этом проекте в качестве субподрядчиков. По мере продвижения вглубь Ирака стратегия Китая начинает приносить свои плоды. 30 декабря Китайская национальная химическая компания (CNCE) подписала контракт с министром нефти Ирака Ихсаном Абдулом Джаббаром Исмаилом на строительство нефтеперерабатывающего завода в Эль-Фао, недалеко от Басры. Контракт, который должен был быть передан консорциуму PowerChina и Norinco в 2018 году. При этом официальные китайские лица проявляют крайнюю осторожность в своих отношениях с заместителем генерального директора Государственной организации по сбыту нефти  Али аль-Шатари, полагая, что он может быть  сменен после формирования  нового правительства.

А этот процесс уже начался. 10 января новый парламент избрал суннитского депутата Мухаммеда аль-Халбуси спикером на первой сессии законодательного органа, проложив путь к выборам нового президента и формированию правительства страны. Первую сессию, на которой депутатам было поручено избрать нового спикера и заместителя спикера, пришлось отложить для обсуждения после того, как временный спикер Махмуд аль-Мешхадани заболел.

На второй сессии парламента аль-Халбуси был избран на второй срок спикером, победив Мешхадани, бывшего спикера первого парламента, в 2006 году. Согласно заявлению, за него отдали  голоса  200 депутатов.  На сессии разгорелись жаркие споры о том, кто  получил наибольшее количество мест. Поддерживаемая Ираном шиитская политическая коалиция «Фатх» и коалиция «Правовое государство», которую возглавляет бывший премьер-министр Нури аль-Малики, представили исполняющему обязанности спикера документ с просьбой о том, чтобы их коалиция стала крупнейшим блоком в парламенте. Законодатели от партии шиитского священнослужителя Муктады ас-Садра, которая заняла первое место на октябрьских выборах, решительно возражали против этой просьбы, отстаивая свою позицию крупнейшего блока. «Дебаты между шиитскими партиями о том, какой блок является крупнейшим в парламенте, сорвали сессию и вынудили к небольшой задержке», — сказал Джамаль Кожар, курдский законодатель. Ас-Садр — популист, который позиционирует себя как убежденный противник как Ирана, так и Соединенных Штатов. Его блок, уже самый большой в парламенте перед октябрьскими выборами, расширится до 73 мест с 54. Его главный соперник в течение многих лет, блок «Фатх», связанный с проиранской милицией, сократил свое парламентское представительство всего до 17 мест. Тем не менее, некоторые законодатели  могут еще оперативно сменить фракции, и руководство парламента в конечном итоге должна решить, какая из фракций является самой большой. Хаким аль-Замили, баллотировавшийся от партии ал-Садра, был избран первым заместителем спикера Халбуси. Шахван Абдулла из Демократической партии Курдистана (ДПК) был избран вторым заместителем. Поддерживаемые Ираном шиитские мусульманские партии отвергли итоги  выборов спикера парламента и депутатов, пообещав обратиться в Верховный суд, чтобы оспорить законность назначений. Но как полагают местные источники, эта попытка заранее обречена на неудачу. Напомним, что попытки проигравших шиитских партий оспорить итоги октябрьских выборов в конечном счет провалились.   После выборов спикера — по традиции араба-суннита — у парламента будет 30 дней, чтобы выбрать президента, который традиционно является курдом. Затем президенту будет поручено в течение 15 дней выбрать премьер-министра, традиционно представляющего большинство шиитской арабской общины, из крупнейшего парламентского блока. Критики этой модели, которая была создана при активном содействии США говорят, что система квот различных конфессий, называемая «мухасаса», укрепила этнические и религиозные разногласия по всему Ираку и привела к массовым, широко распространенным уровням коррупции по всему государственному механизму.

52.4MB | MySQL:103 | 0,502sec