О политике США в отношении Судана после военного переворота на фоне проблем реализации плана ООН по урегулированию политического кризиса

Помощник госсекретаря по делам Африки Молли Фи, посетившая Судан на прошлой неделе, раскритиковала военных лидеров страны за то, что они продолжают применять насилие против протестующих и арестовывают демократических активистов. Несмотря на то, что военные лидеры Судана публично заявили о готовности к диалогу для урегулирования политического кризиса, «их действия — усиление насилия в отношении протестующих, задержание активистов гражданского общества – говорят о другой истории и будут иметь последствия», — заявила она. 23 января суданские силы безопасности убили трех протестующих во время демонстраций, призывающих к гражданскому правлению. Двое протестующих были убиты в столице Хартума – один был ранен в грудь, а другой в голову, в то время как третий был убит в городе Вад Мадани, сообщил Центральный комитет врачей Судана (CCSD), который является частью продемократического движения. В результате последних смертей общее число протестующих, убитых с тех пор, как военные начали свои репрессии после переворота, достигло 76. Между тем, не все так однозначно в позиции Вашингтона в отношении суданского досье.  На прошлой неделе М.Фи отправилась в Судан вместе с новым специальным посланником США по Африканскому Рогу Дэвидом Саттерфилдом. Пара встретилась с генералом Абдель Фаттахом аль-Бурханом и другими ведущими военными лидерами, а также с группами, выступающими за демократию, и членами семей жертв. Их визит стал последним в усилиях Вашингтона по выводу страны из обостряющегося кризиса после военного переворота 25 октября прошлого года. Напомним, что переворот сорвал соглашение о передаче власти между армией и гражданскими лицами, заключенное после свержения давнего правителя Омара аль-Башира в 2019 году. Кризис усилился с тех пор, как премьер-министр Абдалла Хамдок ушел в отставку в начале этого месяца.  после того, как его усилия по преодолению разрыва между генералами и демократическим движением страны потерпели неудачу. Если проще, то военные отказались предоставить ему полный карт-бланш  на назначение руководителей спецслужб и части своих заместителей.   Фи и Саттерфилд предсказуемо осудили применение силы против протестующих во время своего визита и предупредили военных, что США «рассмотрят меры по привлечению к ответственности» тех, кто стоит на пути перехода к гражданскому правлению. При этом они, правда, не уточнили, какие именно меры они имеют в виду.  На прошлой неделе США объявили, что не возобновят замороженную экономическую помощь в размере 700 млн долларов, если не будет положен конец насилию и не будет восстановлено правительство, возглавляемое гражданским лицом. Это пока все рестрикции, которые американцы наложили пока на Хартум. Из этого оправданно следует вывод о том, что Вашингтон просто не имеет четкой стратегии своей деятельности на суданском направлении. Лишним  доказательством этого стала неожиданная отставка в начале января  спецпредставителя США Джефри Фелтмана, который курировал суданское и эфиопское досье. И ушел он в силу жесткой конкуренции внутри Госдепа в отношении путей решения этих двух кризисов.  При этом эксперты сомневаются в том, что санкции США реально смогут повлиять на позицию суданских военных. Марина Оттавей, сотрудник Центра Вудро Вильсона по Ближнему Востоку, на прошлой неделе сказала, что она сомневается, что отказ от помощи изменит расчеты суданских генералов: «Приостановление помощи или введение санкций, по-видимому, является основным инструментом политики США на данный момент, но оно не показало своей эффективности. Это во многом свидетельствует о бессилии Соединенных Штатов в отношениях с Суданом». После десятилетий статуса государства-парии при О.аль-Башире Судан вышел из изоляции в конце 2020 года, когда согласился на сделку при посредничестве США по нормализации отношений с Израилем. Администрация Д.Трампа пообещала Судану финансовые и дипломатические стимулы, и в декабре 2020 года Хартум был официально исключен из списка государственных спонсоров терроризма США (SST) спустя 27 лет.  Не имея внятных идей о том, как бороться с лидером переворота Абдель Фаттахом аль-Бурханом, в начале этого месяца Госдепартамент США начал диалог с комитетами сопротивления в Хартуме, которые активно выступают за прекращение военного режима. В начале января американские дипломаты связались с представителями комитетов сопротивления перевороту.  Эти комитеты, которые до сих пор намеренно были структурированы горизонтально, теперь начинают организовываться на национальном уровне, и в их руководстве начинают появляться ряд ключевых фигур. 5 января комитеты в Хартуме официально объявили своих шести представителей: Омара ЗахранаОсмана АхмедаМухаммеда ЭсматаМухаммеда АнвараФадиля Омара и Мустафу аль-Хади. Последний базируется за рубежом и является одним из членов, ответственных за координацию демонстраций на международном уровне. Организуя себя таким образом, комитеты сопротивления, как представляется, теперь способны воспроизводить лидеров, которые дадут коллективному Западу некий опору в Судане, которую надо будет поддерживать в рамках купирования последствий военного переворота. Таким образом, в сложившихся обстоятельствах появление некого структурироваанного  гражданского движения сопротивления является находкой для Вашингтона, который все еще не полностью отказался от идеи превратить Судан в модель успешного «демократического перехода» в противовес провалившейся афганской модели.  Прежде чем принять  приглашение американцев к диалогу, представители комитета проинформировали американских дипломатов о том, что они должны сначала завершить разработку своего устава, который точно будет отражать взгляды на ситуацию комитетов в Хартуме и в 17 других штатов страны. Хотя большинство комитетов согласны с необходимостью отстранения пяти военных членов Совета по суверенитету, реформирования армии и как можно скорейшей разработки новой постоянной конституции, остаются три камня преткновения. Они касаются продолжительности полномочий переходного периода (с предложениями от двух до четырех лет), сохранения или нет Совета по суверенитету и  текста конституции от 19 августа 2019 года и мирных соглашений в Джубе, которые были подписаны в октябре 2020 года правительством и десятком повстанческих групп. Первоначально запланированный на субботу 15 января, крайний срок для завершения работы над этим уставом комитетов сопротивления был перенесен позднее на 21 января, но единой позиции не удалось сформировать до сих пор. К тому же случился раскол еще в одной крупной  протестной группе  «Силы свободы и перемен» (FFC), и выходе из нее нескольких партий, в том числе крупной Юнионистской партии. Американские дипломаты не стали дожидаться завершения консультаций комитетов, встретившись 4 января с пятью представителями только комитета Хартума. Они на встрече подняли вопрос о возможности введения Соединенными Штатами индивидуальных санкций в отношении лидеров путча. Как только произошел переворот, Вашингтон перекрыл кран помощи, чтобы оказать давление на Бурхана и других генералов в Совете по суверенитету, и их примеру быстро последовали другие страны и финансовые учреждения, которые оказывали финансовую поддержку Судану. После восстановления Абдаллы Хамдока на посту премьер-министра в конце ноября 2021 г. Государственный департамент США разработал четырехэтапный график возобновления помощи, состоящий в хронологическом порядке формирования правительства, законодательного совета и конституционного суда с последующим уходом военных с политической арены. Таким образом, основной идей американцев остается создание некого альтернативного противовеса военным непосредственно в Судане, что может натолкнуться, прежде всего, на фрагментацию очень пестрого гражданского общества. Кстати часть «раскольников», которые вышли из FFS, уже начали переговоры с военными об условиях своей инкорпорации во власть. В какой-то степени этот план Вашингтона пересекается с новой инициативой ООН, которая уже вызвала сильно неоднозначную реакцию среди части суданских повстанческих группировок.   Кратко суть новой инициативы: ограниченная роль военных, создание  нового органа по суверенитету и переходной законодательной ассамблеи. Но, несмотря на оптимизм после того, как ООН начала переговоры по урегулированию продолжающегося политического кризиса, спровоцированного военным переворотом в октябре прошлого года, местные эксперты и оппозиционные группы опасаются, что эта инициатива изначально нежизнеспособна.  Суданские  источники сообщили, что предложение ООН, полные детали которого не являются общедоступными, включает, в том числе, отстранение военных от власти и роспуск правящего Суверенного совета во главе с генералом Абдель Фаттахом аль-Бурханом. В соответствии с этой  инициативой, которую поддерживают США, Великобритания, Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты, должен будет сформирован новый орган под названием Совет обороны и безопасности, который возглавит новый гражданский премьер-министр.  Переходная законодательная ассамблея также будет сформирована после консультаций с политическими партиями. При этом совсем неясно, какую конкретно роль будут играть военные, которые в настоящее время делят власть с гражданским правительством.  Источники уверены, что военные настаивают на своей ведущей роли в Совете обороны и безопасности. «Все еще ведутся переговоры о том, получат ли лидеры переворота полные гарантии своей безопасности  или будут участвовать в правительстве в рамках ограниченной и четкой  роли», — сказал один из источников, не вдаваясь в подробности. Офис Фолькера Пертеса, специального представителя ООН по Судану и главы ее миссии UNITAMS, опроверг существование такого предложения, заявив, что оно «абсолютно не соответствует действительности». «Мы ничего не обещаем. Мы не создаем инициативу, это зависит от суданцев», — заявили в офисе Пертеса. Но это скорее всего попытка избежать моментального провала своей инициативы в силу преждевременной огласки ее различных нюансов.   На прошлой неделе Пертес сообщил журналистам, что будут проведены консультации со всеми политическими и социальными субъектами, а также военными. Посредничество ООН было приветствовано военными, но оппозиционные организации встретили ее настороженно. Гражданское общество и группы протеста поставили под сомнение целостность ООН и способность Пертеса найти какие-либо значимые решения, в том числе и по причине его публичной поддержки ноябрьского соглашения между военными и Хамдоком.   Продемократические организации опасаются, что любое новое политическое соглашение будет повторением соглашения о разделе власти в 2019 году и, скорее всего, освободит военных лидеров от ответственности за их участие  в перевороте и насильственных репрессиях. Ассоциация суданских профессионалов (SPA), ведущая продемократическая группа, сообщила, что она приняла стратегию из трех «нет»: «Никаких переговоров, никакого партнерства и никаких компромиссов», имея в виду любые потенциальные переговоры с военными. «Мы продолжаем следить за передвижениями этого противоречивого человека Пертеса и его вмешательством во внутренние дела нашей страны, а также за тем, как мы стремимся решить наши проблемы», — заявил Валид Али, представитель SPA. Другая ключевая низовая сила, комитеты сопротивления, разделяет ту же озабоченность по поводу «неприемлемого внешнего вмешательства». «Наше будущее не может быть определено за закрытыми дверями под эгидой представителей Запада и разведки региональных и международных сообществ, которые навязывают Судану свою повестку дня. Судан переживает революцию, а не кризис, как говорит посланник ООН», — сказал член комитета Мухаммед Абдалла. И это после переговоров с представителями Госдепа, что еще раз напоминает нам о тезисе – «не верь словам, верь делам». «Силы свободы и перемен» (FFC), другая  продемократическая группа, взяла более мягкий тон в отношении инициативы ООН, заявив, что она условно согласилась на посредничество, но повторила аналогичную позицию в отношении военных. «Мы приветствуем инициативу ООН Волкера, если только она не призовет нас сесть с военными или провести с ними переговоры. Мы не будем повторять наш опыт и строить еще одно партнерство с военными, место военных-это только казармы», — заявил представитель FFC Вагди Салих во время пресс-конференции в Хартуме в начале этой недели. При этом два повстанческих лидера Аль-Хилу и А.Нур уже призвали Пертеса кардинальным образом пересмотреть пункты своей инициативы в плане дальнейшей роли военных. Собственно эти мнения четко говорить о двух вещах – фрагментации протестного движения и отсутствия у нее единой программы действий. Если не считать единогласного желания убрать военных из экономики и зайти туда самим. Но как только это случиться, эти новые «демократические лидеры» начнут драться уже между собой.  В данном случае в основе всех разногласий является попытка «гражданских» оседлать лакомые куски национальной экономики, которые сейчас  контролируют военные.

Еще одним препятствием для реализации инициативы ООН, является предыдущая неоднозначная  роль, которую Пертес сыграл в мирных переговорах по Сирии. В период с 2015 по 2018 год немецкий политолог был советником посланника ООН в Сирии и возглавлял целевую группу по прекращению огня Международной группы поддержки Сирии. Фирас аль-Халиди, который в то время представлял сирийскую оппозицию на международных переговорах и напрямую контактировал с Пертесом, в этой связи отметил, что суданский народ не должен повторять те же ошибки, которые были допущены в Сирии: «[Международные посредничества в Сирии] широко открыли двери для [иностранного] вмешательства и отобрали у сирийцев право собственности. По мере расширения мирных переговоров в них участвовало все больше конкурирующих стран, в том числе Россия, Иран, Турция, Катар и Саудовская Аравия, среди прочих. В конечном итоге это привело к провалу переговоров. Несмотря на мобилизацию против Асада в международном сообществе, усилия Пертеса позволили режиму маневрировать и выиграть некоторое время, поскольку эти переговоры не оказали на него давления. Я боюсь, что есть признаки того, что эта ошибка одного и того же человека будет повторена в Судане». Кэмерон Хадсон, бывший начальник штаба специального посланника США в Судане, считает, что Пертес работает с «репутационным дефицитом» с тех пор, как поддержал предыдущую сделку с военными, которая «по-видимому, освободила военных от ответственности за их переворот. Чтобы восстановить этот авторитет, всем действующим лицам было бы полезно, чтобы их считали более жесткими в отношении военных, чем в отношении гражданских лиц, чего до сих пор не было». Бывший дипломат считает, что шансы Пертеса на успех инициативы невелики, учитывая растущий общественный гнев против военных и слабую поддержку влиятельных международных субъектов.
«Безусловно, создается впечатление, что эта инициатива была запущена без полной подготовки и без участия всех необходимых заинтересованных сторон. Даже фундаментальный вопрос о том, кто возглавит эту инициативу, кажется открытым вопросом»,- полагает  Хадсон. По ее словам, выбор времени для инициативы ООН после отставки Хамдока, возможно, был необходимым шагом, чтобы помешать военным принимать односторонние решения, но любой реальный прогресс будет достигнут только за счет сокращения военной роли в правительстве. Если военные не предпримут определенных действий, чтобы продемонстрировать людям, что они реально готовы к своей внутренней реформе и реформе суданского государства, то нет оснований полагать, что новая версия старого партнерства достигнет какого-то внятного результата.

52.76MB | MySQL:104 | 0,588sec