Издание «Единый подход Турции к обеспечению безопасности». Часть 28

В 2020 году в турецкий свет вышла книга «Целостный подход Турции к обеспечению безопасности». В подзаголовке этой книги значится «От энергетики – к здравоохранению, от миграции до внутренней и внешней безопасности, многомерная национальная оборона».

Книга была издана компанией оборонно-промышленного комплекса STM и созданным при ней издательством Think Tech. Технологический мозговой центр.

Продолжаем разбираться с этим изданием. Часть 27 нашего обзора турецкого издания опубликована на сайте ИБВ по ссылке: http://www.iimes.ru/?p=83269.

Напомним, что в предыдущей части нашей публикации мы перешли к разбору главы под заголовком «Контроль и безопасность воздушного пространства: воздушные и ракетные системы обороны» и, в частности, подраздела, который посвящен имевшему место быть нападению дронов на предприятия саудовской компании Aramco.

Какой главный вывод просматривается в изложенном турецким изданием? – В том, что Турции необходима комплексная, эшелонированная система противовоздушной обороны. Чего у страны нет. При том, что Турция – это страна с мощными сухопутными войсками, флотом и ВВС – это «ахиллесова пята» страны.

И, заметим, что именно в этом состоянии пытаются удерживать Турцию её «западные партнеры». В лучшем для страны случае – в состоянии зависимости от блока НАТО, читай, США, который будет гарантором безопасности Турции с воздуха. В худшем для Турции случае – в состоянии, когда ПВО страны не отвечают современному уровню существующих угроз и не имеет прикрытия со стороны Запада. Причем, как продемонстрировал случай с атакой хоуситов на предприятия Aramco, угрозы, в наши дни, могут быть как со стороны государственных, так и негосударственных игроков.

Причем угроза для Турции исходит не только с севера и с востока страны, но и от даже от отдельных членов НАТО – в первую очередь, в этой связи, следует упомянуть Грецию. Которая в том, что касается воздушного пространства, имеет перед Турцией преимущество. Которое не дает Турции надежды на положительный исход её борьбы за то, что в стране обозначено как концепция «Синей Родины».

Каким образом, Турция может вырваться из этого зависимого состояния? – Турция это, собственно, и пытается делать своим первым шагом (который, впрочем, может оказаться и «последним» с учетом жесткой реакции со стороны США – И.С.) – а именно сделкой по С-400 с Россией. Неслучайно ведь эта сделка была настолько, без преувеличения – невиданно, болезненно была встречена со стороны США. Невзирая на все заверения турок о том, что С-400 не будет интегрироваться в системы НАТО, а, следовательно, не сможет и собирать «чувствительной» для блока НАТО информации.

Продолжаем анализировать турецкое издание. Вот, что говорит издание в развитие темы Aramco.

Как отмечает издание, готовясь к такой разновидности атак, компании ASELSAN и TUBITAK уже разработали систему защиты от дронов под названием İHTAR. Эксперт издания Мустафа Каваль поясняет эту систему следующим образом:

«У нас есть радар. Мы занимаемся радиолокационным обнаружением, затем переходим к более чувствительному отслеживанию с помощью электрооптики. При приближении (дрона) мы используем наведение шумов (Electronic Jamming) на определенном расстоянии и сбиваем ставший неуправляемым дрон. Мы делаем это с помощью метода, который мы называем «мягким убийством», не используя никаких боеприпасов».

Кроме того, как отмечает турецкое издание, существует лазерная система под названием Hard Kill (по аналогии со сказанным выше, «жесткое убийство»), над которой работают ROKETSAN, BİLGEM и ASELSAN. Кроме того, есть 40-миллиметровые боеприпасы для гранатомета, которые ASELSAN испытывает.

Эксперт издания Мустафа Каваль говорит:

«Каким был способ ликвидации атаки на Aramco? Для сбивания БПЛА требуется система, аналогичная системе ASELSAN İHTAR. С другой стороны, для других крылатых ракет также требуется система ПВО малой или средней дальности. Они также должны координировать свои действия друг с другом и работать вместе в цикле управления и контроля».

Эксперт издания Сытки Эгели говорит о том, что после атаки на Aramco, рассматривая систему в арсенале Саудовской Аравии, становится ясно, чего ей не хватает. Цитируем:

«Четыре радара Sentinel. Sentinel — это американский аналог радара ASELSAN Kalkan. Это — радар, который очень быстро сканирует поле на меньшем расстоянии. Однако, речь идет про малые дальности. Это больше похоже на управление огнем, а не на сканирование на дальних расстояниях.

Здесь возникла такая угроза: мы всегда думали о зональной обороне в противовоздушной и противоракетной обороне. Что в этом смысле оказывается предпочтительным? Я поставлю 3 — 5 систем с дальностью 300-500 км, всю страну буду защищать. Однако, когда мы смотрим на точечную защиту, возникает большое осложнение.

Прежде всего, какие цели вы будете защищать, какие из них важнее и критичнее, особенно в таких крупных и неблагоприятных по топографии странах, как Турция?

Во-вторых, вы будете защищаться с помощью разрывных боеприпасов, но (представим – И.С.), что то место, которое вы будете защищать, находится в центре города.

Вы не можете использовать их (эти боеприпасы – прим.) над городом, поскольку боеприпасы также наносят ущерб и тому, что снизу.

Вы можете использовать это (боеприпасы – И.С.) только для одиночных целей в центре поля, в более открытой местности. Сомнительно, чтобы их даже можно было использовать на нефтеперерабатывающем заводе, потому что они могли повредить то, что внизу (само предприятие, то есть – И.С.). Или вы запустите его (боеприпас, по траектории) наружу от цели. Таким образом, вы попытаетесь предотвратить (атаку) за пределами объекта.

Возникает очень серьезное осложнение, потому что количество стратегических и критически важных объектов инфраструктуры, которые вы будете рассматривать в стране с населением 82 миллиона человек, такой как Турция, возможно, исчисляется тысячами.

Установка точечной защиты на каждую из тысяч целей нерентабельна и нереалистична. Я думаю, что настоящий сдвиг парадигмы здесь заключается не в том, что используемая (для атак с воздуха – И.С.) технология — слишком радикальна или нова, а в том, как она используется, и в угрозе того, что ее использует даже актор ниже государственного уровня. Вот почему говорят об 11-м сентября для системы ПВО (речь идет об атаке на Saudi Aramco – И.С.)».

На самом деле, то, что здесь беспокоит Турцию – это террористическая угроза для страны №1, то есть, возможность такой комплексной атаки на инфраструктуру Турции со стороны Рабочей партии Курдистана.

Понятно, что переход Турции к активной фазе антитеррористической операции, после прекращения переговоров с РПК в 2015-м году, привел к тому, что эта организация, в значительной степени оказалась ослаблена. Но это – то, что касается атак непосредственно с территории Турции. Но штаб-квартирой РПК в Турции, все же, считается территория Ирака, где возможности Турции по «окончательному решению» вопроса являются достаточно ограниченными, даже в условиях регулярно проводимых Турцией трансграничных операций.

Кроме того, есть ещё и «сирийский филиал» РПК – Силы народной самообороны (СНС), которые пользуются военно-технической поддержкой со стороны США и представляют для Турции серьезную угрозу с сирийского направления.

Как пишет турецкое издание, из атак на «Aramco» со стороны хуситов можно извлечь очень важные уроки для Турции, которая в разное время подвергалась атакам беспилотников, особенно, со стороны террористических организаций, таких как — «Исламское государство» (ИГ, здесь и далее, запрещенная в РФ террористическая организация – И.С.) и РПК.

Эксперт издания, генерал-лейтенант в отставке Алпаслан Эрдоган считает, что атаки беспилотников станут одной из самых серьезных угроз, с которыми Турция может столкнуться в самом ближайшем будущем. Та же угроза распространяется на многие страны Ближнего Востока, о чем свидетельствуют атаки на Aramco. Стоит заметить то значение для саудовской экономики имеют эти предприятия. В том смысле, что они – и есть саудовская экономика, по которой был нанесен удар, по своей разрушительной мощи сравниваемый турецкими экспертами с 11-м сентября.

Эксперт издания, генерал-майор в отставке Рафет Севинч Шашмаз анализирует эту угрозу в регионе следующим образом:

«Страны-члены Совета сотрудничества стран Персидского залива закупают в США большое количество (систем) Patriot и THAAD, а также других систем противовоздушной и противоракетной обороны.

Недавно были проведены саммиты, особенно между США и государствами-членами Совета сотрудничества стран Персидского залива. Я думаю, что одна из причин, по которой Саудовская Аравия не смогла проявить должной реакции на эти атаки, заключается в том, что страны Персидского залива активно ведут деятельность против Ирана.

Насколько мне известно, страны Персидского залива, при поддержке США, создали в Абу-Даби центр под названием «Международный командный центр противовоздушной и противоракетной обороны». Однако, пока этот центр не очень эффективен.

Таким образом, после атак на Aramco США объявили, что они немедленно разместят дополнительные войска в Саудовской Аравии. «Все эти дополнительные солдаты будут личным составом, который мы направим в рамках противовоздушной и противоракетной обороны», — говорится в заявлении.

Поэтому в странах Персидского залива, в этом плане, — большие проблемы. Я не думаю, что Саудовская Аравия, в одиночку, способна предотвратить такое нападение, несмотря на то, что у нее есть оружие.

Во-вторых, Йемен и Афганистан — две очень тесно связанные страны. Как известно, лидер «Аль-Каиды» (запрещена в России) Усама бен Ладен, убитый в 2011 году, много лет жил в горных районах Йемена.

Говоря о Йемене и афгано-пакистанской границе, во всех этих регионах мы должны учитывать, что существует тесное сотрудничество между террористическими организациями, такими как «Аль-Каида», «Талибан» и ИГ  в чисто техническом плане.

Я не совсем понимаю, откуда у Йемена возникли такие возможности и потенциал (чтобы нанести удар по Aramco – И.С.). (Однако), террористические группировки в этих регионах очень переплетены друг с другом и имеют возможность сотрудничать по многим технологическим вопросам, включая использование дронов».

Следующий, завершающий раздел разбираемого нами издания называется как «Аэрофотосъемка НАТО».

Как отмечает издание, в системе противовоздушной и противоракетной обороны НАТО, одним из важных моментов, которые следует упомянуть в этом контексте, являются изображения, переносимые на «воздушную картину НАТО». Эксперт издания, генерал-майор в отставке Рафет Севинч Шашмаз отмечает, что работа над системой управления воздушным движением НАТО — очень сложна и затратна. Цитируем:

«Эта работа также требует значительных денежных средств из совместных фондов НАТО. Страны также имеют некоторые особенности в использовании совместных фондов НАТО. Это – действительно, огромная структура, включающая более 300 датчиков, более 40 типов радаров, около 160 стандартных интерфейсов, радиостанций, каналов связи, типов данных, 550 внешних систем, 800 локаций, охватывающая площадь 80 миллионов квадратных километров и включающая 27 операционных центров.

Система ACCS НАТО также является основным элементом деятельности NATIAMDS, и, конечно, все исследования должны быть очень хорошо скоординированы, чтобы сформировать аэрофотоснимок.

В НАТО — 11 ARS, будет еще 11, то есть, речь идет о 22 ARS. Кроме того, есть два CAOC, которые будут действовать вместе с Командованием воздушного компонента НАТО. Существует одна развертываемая система управления воздушным движением (DACCC).

Все это сначала создаст аэрофотоснимок, и если операция будет проводиться в соответствии с этим аэрофотоснимком, то после создания аэрофотоснимка в эту систему будет также установлена ​​ПРО на всех территориях альянса.

Все эти операции будут координироваться из командно-диспетчерского пункта в Рамштайне, то есть, из единого центра.

Кроме того, при пуске баллистической ракеты как с кораблей AEGIS, так и с наземных комплексов AEGIS на территорию альянса любым способом, в результате действий интегрированной системы, состоящей из спутника, AN-TPY2, SPY-1, существующих в наземных системах AEGIS, радаров SPY-1, имеющиеся на кораблях AEGIS в Средиземном, Черном или Эгейском морях, вы отреагируете в течение, может быть, 10 секунд после запуска этой ракеты.

Есть и некоторые последствия этого вопроса.

Например, из страны запущена баллистическая ракета, в которой — химическая и биологическая боеголовка. Вы отслеживаете ракету на ее орбите с помощью SPY-1 и AN-TPY2. Допустим, ракета летит в сторону Европы, вы ее обнаружили, вы поразили баллистическую ракету в воздушном пространстве Турции.

Каким будет эффект выпадения? По всем этим вопросам, есть много исследований в НАТО, и все эти исследования по ПВО оформлены как «соты»: защита чего обеспечивается, куда может упасть (боеприпас – И.С.), что можно сделать дополнительно и т.д.

Это — действительно сложная система для работы. И после интеграции всех этих систем, процесс принятия решений — тоже очень важен.

В качестве примера: в 2009 году я участвовал в учениях по противоракетной обороне Nimble Titan в США, в связи с этим мы посетили корабль AEGIS в Норфолке, США.

На корабле AEGIS командир дал информацию и показал РЛС SPY-1, напоследок я задал следующий вопрос: «Как командир корабля, какие у вас полномочия в этой системе, что вы можете сделать, будете ли вы нажимать кнопку?».

Он ответил мне следующее: «Я не имею большого участия, система — чисто техническая, радар, который вы видите, обнаруживает, отслеживает и дает необходимую информацию для уничтожения вражеской ракеты в воздухе. Остается только запустить ракету». Не следует игнорировать тот факт, что в столь коротком процессе принятия решений могут быть некоторые ошибки».

Эксперт издания Мустафа Каваль, с другой стороны, указывает, что ситуация, когда город был поврежден при нейтрализации ракеты, имела место в Израиле в 1990 году, и объясняет, как они анализировали этот вопрос в своей работе:

«Части ракет, выпущенных по Тель-Авиву, упали на город. При проектировании системы противоракетной обороны или системы ПВО нужно смотреть на побочные эффекты, особенно в баллистической ракете, куда попадут части ракеты, попавшие в воздух, это нужно анализировать в системе управления огнем (анализ мусора) и определить оптимальную точку попадания.

Вы должны соответствующим образом настроить точку, которую хотите поразить. В противном случае, может быть, она (ракета) нанесет меньше вреда, если долетит и врежется в землю. Вот почему существуют специальные инструменты и программное обеспечение для такого анализа.

У нас есть лаборатория системного анализа активности и моделирования. Сначала мы делаем моделирование всех систем ПВО. Мы определяем, какая цель будет активна на каком расстоянии, на какой высоте, время реакции и т.д.  Затем выявляются основные характеристики, такие как радар, связь, характеристики систем боевого управления, дальность полета ракет, а затем мы переходим к проектированию системы».

52.56MB | MySQL:103 | 0,475sec