Институт исследований национальной безопасности (INSS) провел 15-ю международную конференцию. Часть 5

Институт исследований национальной безопасности (INSS) Тель-Авивского университета 1-2 февраля с.г. провел 15-ю ежегодную международную конференцию «Время принятия важных решений». Становится традиционным выступление действующих и бывших руководителей государства на мероприятии, участниками которого являются видные эксперты из Израиля и США, а также некоторых арабских стран.

Институт позиционируется как независимый, влиятельный аналитический центр в Израиле и за рубежом, где он считается ведущей «фабрикой мысли» на Ближнем Востоке и в Северной Африке и одним из двенадцати ведущих аналитических центров в мире в области обороны и национальной безопасности. После того, как в мае 2021 г. INSS возглавил профессор Мануэль Трахтенберг, сфера деятельности и исследований Института вышла за пределы вопросов международных отношений и национальной безопасности путем создания новой программы социальных и экономических исследований. Новая программа наряду с существующей исследовательской деятельностью призвана повысить способность Института вносить свой вклад в формирование политики в области безопасности, экономики и общества с целью повышения устойчивости Государства Израиль.

Одна из секций конференции INSS была посвящена «Проблеме трайбализма в израильском обществе». В обсуждении приняли участие: бригадный генерал (в отставке) д-р Меир Эльран, старший научный сотрудник INSS; генерал-лейтенант (в отставке) Гади Айзенкот, бывший начальник Генерального штаба ЦАХАЛа и старший научный сотрудник INSS; профессор Мохаммед Ваттад, доцент и декан права Академического колледжа Цфата и старший научный сотрудник INSS; д-р Моран Наджид, руководитель отдела общества и государственного правления «Политического форума Кохелет»; д-р Гали Сембира, бывший генеральный директор «мозгового центра» «Шахарит».

М.Эльран рассказал об усилиях INSS, направленных на поиск решения проблем расколотого израильского общества. С этой целью 8 разных организаций, представляющих не только евреев, но и арабов, религиозных и светских, ашкеназов и мизраихим, выходцев из России и Эфиопии и др., в течение 8 месяцев проводили заседания в Zoom для того, чтобы выяснить – возможно ли найти общие основания для совместного существования в Израиле разных групп населения. О том, как это сложно, а для многих – невозможно, почувствовал на себе каждый участник проекта. Многие не выдержали испытания общением с представителями других национальных и социальных общин, противоположных точек зрения. Были случаи, когда участники продолжили совместные усилия по поиску решения проблемы расколов в израильском обществе, однако отказались подписывать итоговый документ, содержащий заключения, выводы и соответствующие рекомендации. Те, кто выдержал до конца проекта, определили три основные проблемы израильского общества – недостаточная сплоченность; отсутствие доверия друг к другу и системе государственного управления в целом; отсутствие должной организации управления в Израиле. Результаты такой совместной работы в виде памфлета были представлены президенту Израиля Ицхаку Герцогу.

Одним из участников социального эксперимента был Г.Айзенкот, который напомнил, что в Декларации независимости Израиля говорится о совместном строительстве государства на основе равноправия всех его граждан, евреев и арабов. Спустя 74 года Израиль стал мощным государством, способным отвечать на внешние вызовы. Однако основные споры ведутся по поводу национальных интересов страны. Два года назад все столкнулись с новым вызовом – пандемией коронавируса, которая углубила существующие в обществе расколы. Г.Айзенкот допускает, что выходом из сложной ситуации может быть возвращение к принципам, заложенным в Декларации независимости, – равноправному и полноценному гражданству для всех израильтян.

По мнению Г.Айзенкота, важным аспектом выхода страны из существующего кризисного положения является руководство, которое должно наполнить смыслом государственную политику, осознать, куда движется страна и каким способом привести ее к намеченным целям. Он считает, что Израиль должен быть сильным еврейским, демократическим, основываться на принципах равенства всех своих граждан. Руководство должно представлять всю страну, а не половину или четверть ее граждан. Проблема в достижении такого состояния лежит в политике, в информационной революции, препятствующей принимать смелые решения в стиле Бен-Гуриона.

Проф. Мохаммед Ваттад полагает, что необходимо понимать психологию национального меньшинства, которым является арабский сектор в Израиле. Эти люди в таких вопросах чувствуют себя объектом дискуссий; некоторые из них имеют привилегии в том смысле, что могут предложить новые параметры сосуществования в сложносоставном обществе. Он считает важным, чтобы в Израиле помнили о том, что все обладают, прежде всего, гражданской идентичностью, что по большому счету является национальной идентичностью (израильтяне), разделяемой всеми жителями страны. Другой идентичности в Израиле нет.

Что касается самого профессора, который является юристом, арабом, израильтянином и мусульманином, то он не считает себя представителем 2 млн израильских арабов (20% населения страны). Он объяснил это тем, что арабский сектор Израиля очень разнородный, как и еврейское общество. Среди израильских арабов также есть ортодоксы, светские и представители реформистского ислама, националисты и либералы, и пр.

По мнению М.Ваттада, главная проблема Израиля заключается в том, что люди из разных групп живут вместе лишь физически. Они ничего не знают о друг друге; и это связано во многом с историей и характером страны, в которой представлены разные школы политической мысли и культуры. Необходимо прилагать усилия на государственном уровне, что бы учить людей мирному сосуществованию. Сюда входит умение не требовать от представителей других общин того, чего они заведомо не смогут выполнить или не потерпят. Умение слышать друг друга также поможет гражданам жить в одной стране в мире и спокойствии.

Д-р Гали Сембира, бывший генеральный директор «мозгового центра» «Шахарит», продвигает идею создания в Израиле государства всеобщего блага, является феминисткой и ЛГБТК активисткой из сефардской общины. Она считает, что сейчас Израиль живет в период экстремизма. Многие люди считают, что демократия закончилась. Превалирует принцип, согласно которому, «если я не за столом, значит – в меню». Демография в Израиле в состоянии шторма – одни считают нужным включить в общество религиозный сектор или арабов, другие – исключить. В этих условиях необходимо подчеркивать идентичность израильтянина, что включает арабов, религиозных евреев, светских и пр. В этом, полагает она, заключается задача. По ее словам, эксперимент «плавильного котла» в Израиле провалился, теперь все погрузились в гипер мультикультурализм, политику идентичностей, страна и за это поплатилась. Однако то, что она называет «гибридными идентичностями», играют важную роль. Одни больше идентифицируют себя как сторонников консервативных взглядов, традиционного или религиозного мировоззрения. Во всех этих дихотомических теориях получается «гибридный Израиль». Гибридная идентичность означает восприятие человеком нескольких мировоззрений, которые определяют его жизненный путь. СМИ фиксируют определенный набор идентичностей – правые-левые, религиозные-светские и пр., тогда как необходимо делать акцент на сложности каждого индивида.

По мнению М.Эльрана, сейчас общество в Израиле достигло той стадии, когда необходимо подчеркивать место каждой общины в составе израильского общества, эти общины должны пользоваться определенной автономностью, особенно в условиях, когда государство не справляется (с тем же разгулом преступности в арабском секторе).

Общим заключением участников секции было то, что в Израиле люди должны получить возможность говорить то, что они думают без опасений за последствия, они не должны быть так запуганы. В этом случае они, может, и смогут жить вместе в одной стране. Израильтяне хотят видеть свою страну толерантной, процветающей, прогрессивной, справедливой и безопасной. Национальная безопасность и необходимость ее обеспечения – это то, что объединяет все разные общины страны.

Что касается проблем на международной арене, в ходе конференции обсуждалась тема «Напряженных отношений между Россией и Украиной». Уди Декель, управляющий директор INSS, спросил у посла Цви Магена, старшего научного сотрудника INSS, и бригадного генерала (в отставке), о «поведении России в отношении Украины» и как будет развиваться ситуация в Восточной Европе.

По словам Ц.Магена, «никто не знает, что у Путина на уме», и вообще, «речь идет не о таких незначительных вещах как Украина». В.Путин, напомнил он, выдвинул коллективному Западу список ультиматумов, которые имеют гораздо более серьезные и долгосрочные  последствия, и на которые вряд ли ожидается утвердительный ответ. «Вопрос заключается только в том, как долго Москва намерена их требовать, или же это начало для переговоров и она намерена пойти на компромисс. На этот вопрос ни у кого нет ответа. Россия при этом готова к развитию ситуации по любому сценарию. Украина представляет собой определенную проблему, но вряд ли В.Путин готов сражаться в полную силу. Учитывая военные силы с обеих сторон, даже если Россия выиграет войну, она понесет огромные потери, которые приведут к критике властей. Поэтому мала вероятность того, что В.Путин начнет полномасштабную войну на территории Украины. На Западе тоже так считают, хотя и не озвучивают это публично. Встает вопрос – что российский президент намерен делать вместо этого? В любом случае его требование – не Украина, а изменение мирового порядка как такового. НАТО как феномен должен поменять свою ориентацию. Нет иной супердержавы, кроме России, которая может диктовать условия».

У.Декель, полагает, что Россия, почувствовав ослабление Соединенных Штатов, решила действовать по принципу «либо сейчас, либо никогда».

По словам Ц.Магена, В.Путин нагло играет с Западом «кто моргнет первым». Если они не поддадутся, он тогда скажет «извините, мы ошиблись». «Но есть еще противостояние супердержав – США и Китая, который поддерживает позицию России в противостоянии с Западом». Поэтому не только Москва занимает позицию, согласно которой мировой порядок должен измениться. На Западе очень серьезно отнеслись к происходящему, и они обдумывают шаги, как «позволить Путину слезть с дерева, на которое он взобрался». В любом случае, «это процесс хорошо управляемый и контролируемый. Запад может пойти на некоторые уступки, но неизвестно, примет ли их В.Путин». «Запад предлагает России следующее: забыть о смене мирового порядка и заняться Украиной, например, не принимать ее пока в НАТО; снять санкции и даже помочь ей восстановиться; выступить вместе с Западом против Китая».

У.Декель вспомнил свой визит в Москву на конференцию по безопасности в 2015 г., «после вторжения в Крым». Тогда ему в Москве объясняли, что для русских – Крым это всегда была Россия. «В ходе изучения истории, – говорит он – действительно, это становится очевидным». В связи с этим он задает вопрос, «а как тогда быть с Украиной – это тоже часть России?»

По словам Ц.Магена, ответ зависит от того, какую часть российского общества спрашивать. «Есть очень тонкая прослойка интеллигенции в больших городах, которые являются прозападными, демократами и т.п., они не согласны с этим. Большая часть населения действительно поддерживает концепцию В.Путина, согласно которой самая большая катастрофа 20-го века – распад Советского Союза, поэтому он должен быть восстановлен. Они поддерживают восстановление империи. В этом контексте речь идет не только об Украине, а обо всех республиках бывшего СССР. Среди них Украина – самая важная, но большинство украинцев не хотят возвращения к русским».

У.Декель отметил позиционирование России также и на Ближнем Востоке, в частности, в Сирии, где недавно российские и сирийские ВВС совместно «продемонстрировали свое присутствие в невиданном ранее масштабе». Означает ли это намерение России изменить правила игры и на северной границе Израиля?

Ц.Маген считает, что «Россия просачивается в этот регион, и в 2015 г. у нее появился хороший повод это сделать». «Прежде всего, это был ответ на санкции, к тому же президент США сказал русским, что они не глобальная, а региональная держава. Теперь они пытаются доказать обратное, и действуют за пределами узких для них евразийских границ. А если они могут выйти за границы Евразии, то попадают только на Ближний Восток [точная цитата Ц.Магена], где они не хотят ограничиваться Сирией и нечто подобным. С помощью Сирии они пытаются усилить свое влияние на весь Ближний Восток. Сейчас они угрожают НАТО в Средиземном море».

Что касается вопроса, является ли это вызовом Израилю, который выступает на стороне США, то Ц.Маген полагает, что такой угрозы нет. Упомянутое выше совместное патрулирование российско-сирийских ВВС у границ Израиля «было направлено против США». «Когда Байден говорит о санкциях против России, Путин ему отвечает: «Ты хочешь войны? Она не закончится на Украине и Европе, а затронет Ближний Восток. Посмотри, что я делаю с твоими друзьями. Одновременно подмигивает своим друзьям, что он это не серьезно».

У.Декель заключает, что в России есть те, которые считают, что теперь они будут определять пределы конфронтации для достижения своих целей. Ц.Маген добавил, что «в России есть и те, которые, относительно Ближнего Востока и Израиля, готовы к бою. На протяжении последних лет, начиная с 2015 г., мы уже видели и слышали тех, которые заявляют Израилю, что он не должен атаковать иранцев и провоцировать русских. Вполне может быть, что это часть оппозиции Путину со стороны военных и представителей МИДа, которые не заинтересованы в том, чтобы он склонился к решению вопросов мирным путем, посредством компромисса. Вполне вероятно, что они готовят провокацию в регионе, чтобы бросить вызов Путину дома. В Москве есть политические стрелы, нацеленные на Путина, что является борьбой за преемственность власти». В любом случае, «русские демонстрируют свое присутствие на Ближнем Востоке, но они не хотят связываться с Израилем, чтобы обнаружить его возможности в регионе. Когда они захотели сблизиться с ним, они это получили, включая оперативное взаимодействие, однако иногда им нужно поиграть мускулами».

По словам У.Декеля, «синоним к слову провокация – действия России». В связи с этим вопрос, связано ли давление В.Путина на Запад именно сейчас с переговорами по ядерному соглашению с Ираном в Вене? По словам Ц.Магена, «Россия – партнер Ирана, и происходящее в Сирии является ярким примером союза между этими двумя, плюс Турция. Они сейчас сражаются за сирийский пирог, и Израиль стал частью этой сложной игры. Путин заинтересован в заключении ядерной сделки, и чтобы Россия играла важную роль… Переговоры в Вене являются важнейшим процессом мирового масштаба. Поэтому Путин выходит с различными идеями… Но для него результат не так важен, основное его намерение – использовать их в качестве рычага против США… Россия не хочет того, чтобы Иран стал ядерной державой»[i].

[i] INSS 15th Annual International Conference. https://www.inss.org.il/february-2-2022/

52.23MB | MySQL:103 | 0,533sec