О турецкой реакции на операцию РФ на Украине. Часть 3

24 февраля с.г. Российская Федерация начала специальную военную операцию, которая была обозначена, изначально, как операция по защите признанных Россией ДНР и ЛНР. Однако, как можно заметить, границы операции значительно расширились и по состоянию на момент написания данной статьи (5 марта) уже можно говорить об операции практически на всей территории Украины. Сменив в заголовке слово «Донбасс» на слово «Украина», продолжаем ранее начатый цикл публикаций, посвященный текущей (!) реакции в Турции на российскую специальную операцию.

Часть 2 нового цикла статей доступна на сайте ИБВ по ссылке: http://www.iimes.ru/?p=84136.

Продолжаем анализировать самые интересные и разноплановые материалы, которые посвящены в Турции военному конфликту на Украине.

Прежде всего отметим, что накануне состоялся телефонный разговор между президентами В.Путиным и Р.Т.Эрдоганом.

Разговору этому турецкие наблюдатели придавали большое значение, имея в виду многократные повторения тезиса о том, что Турция готова внести свою лепту в урегулирование конфликта на Украине путем миротворчества и предложения себя в качестве площади для переговоров между лидерами противоборствующих сторон – президентами В. Путиным и В. Зеленским.

Обратимся теперь к тем пресс-релизам, которые были опубликованы по итогам телефонного разговора между президентами. Вот российский пресс-релиз, опубликованный на сайте Кремля:

«Состоялся телефонный разговор Владимира Путина с Президентом Турецкой Республики Реджепом Тайипом Эрдоганом.

Владимир Путин информировал о ходе специальной военной операции по защите Донбасса, изложил принципиальные подходы и оценки в этом контексте, подробно разъяснил поставленные основные цели и задачи. Подчеркнуто, что спецоперация идет по плану и в соответствии с графиком.

При этом российские Вооруженные Силы делают все возможное для сохранения жизни и обеспечения безопасности мирных граждан, точечные удары наносятся исключительно по объектам военной инфраструктуры.

На этом фоне особой жестокостью и цинизмом отличаются действия националистических, неонацистских формирований, продолжающих интенсивные обстрелы Донбасса и использующих в украинских городах и населенных пунктах в качестве «живого щита» гражданских лиц, включая иностранцев, фактически взятых в заложники.

Подтверждена готовность российской стороны к диалогу с украинскими властями и с зарубежными партнерами в целях урегулирования конфликта. Вместе с тем обращено внимание на бесперспективность любых попыток затянуть переговорный процесс, что используется украинскими силовиками для перегруппировки своих сил и средств.

В этой связи подчеркнуто, что приостановка спецоперации возможна только в случае прекращения Киевом боевых действий и выполнения хорошо известных требований России.

Выражена надежда, что в ходе планируемого очередного раунда переговоров представители Украины проявят более конструктивный подход, в полной мере учитывающий складывающиеся реалии.

Президенты России и Турции констатировали важность поддержания контактов по линии дипломатических и военных ведомств двух стран.

Владимир Путин подтвердил готовность российской стороны оказать все необходимое содействие для безопасной эвакуации турецких граждан из районов боевых действий.

Акцентирован обоюдный настрой на продолжение взаимовыгодного российско-турецкого торгово-экономического сотрудничества.

Характерно, что Реджеп Тайип Эрдоган дал критическую оценку набирающей обороты в ряде западных государств оголтелой кампании по дискриминации русской культуры и ее деятелей.

Условлено о поддержании плотных контактов на различных уровнях».

Теперь, для сравнения позиций, обратимся к тому, что, по итогам встречи, было опубликовано турецкой стороной. Пресс-релиз, опубликованный на сайте Управления по внешним связям при Администрации президента Турции выглядит следующим образом:

Перевод неофициальный, выделение жирным шрифтом — авторское:

«Президент Реджеп Тайип Эрдоган провел телефонный разговор с президентом России Владимиром Путиным.

На встрече обсуждалось нападение России на Украину, давалась оценка турецко-российским отношениям.

Во время разговора, президент Эрдоган заявил, что они готовы как можно скорее способствовать решению украинской проблемы мирными методами.

Выразив, что срочное всеобщее прекращение огня не только уменьшит гуманитарные проблемы в регионе, но и позволит найти политическое решение, президент Эрдоган повторил свой призыв: «Давайте вместе проложим путь к миру».

Президент Эрдоган подчеркнул важность принятия срочных мер для обеспечения прекращения огня, открытия гуманитарных коридоров и подписания мирного соглашения.

Выразив, что находится в постоянном контакте с украинской стороной и другими странами, Президент Эрдоган заявил, что продолжит свои усилия для проведения всесторонних переговоров и достижения результатов».

Итак, как мы можем заметить, перед нами – два принципиально отличающихся между собой документа российской и турецкой стороны как по части как содержательной, так и по части расстановки акцентов.

Во-первых, российская сторона продолжает избегать того, чтобы называть происходящее на Украине «войной», настаивая на термине «специальная операция», что должно, по всей видимости, подчеркнуть временный характер российских действий, а также отсутствие намерений по тому, чтобы оставаться на территории Украины (вопрос, разумеется, заключается в том, что, с учетом тех или иных границ ЛНР и ДНР, признается Россией в качестве украинской территории – прим.).

В этом смысле, как видно из турецкого пресс-релиза, и это является общим, плюс-минус, для турецких СМИ, турецкая сторона использует другой «словарь» для характеристики российских действий. Речь идет о «нападении России на Украину».

Ещё одно важное послание, которое звучит в пресс-релизе президента России в адрес Турции заключается в том, что операция идет «по плану и по графику». Это означает, по сути, опровержение тезисов о том, что «атака России на Украину» «захлебнулась», столкнувшись с «решительным сопротивлением ВСУ». Надо ли говорить о важности того, чтобы все страны, которые Россия желает сохранить в своей обойме, понимали бы и принимали бы такую оценку развития ситуации.

Гуманитарный аспект ситуации в наши дни становится критическим: Европа начинается захлестываться волнами украинских беженцев. Таким образом, впервые за долгие годы «демократизации» целого ряда стран, ЕС на себе ощутит их последствия. До сих пор, выходя сухими из воды и перекладывая нагрузку на буферные страны. Если говорить, допустим, о той же Сирии, то перекладывая нагрузку на буферную Турцию и годами избегая сколь-нибудь серьезного вклада в обеспечение их жизни за пределами своей страны. Вряд ли серьезные потоки беженцев из Украины хлынут в Турцию, но отдельные «ручьи» — возможны.

Впрочем, в интересах Турции было бы избежать подобного развития ситуации, поскольку у неё и на сирийцев уже ресурса не хватает. И, кроме того, вряд ли, Турция заинтересована в том, чтобы «украинская Турция» и «российская Турция» пересекались бы уже не только на курортах, но и на улицах турецких городов, создавая взрывоопасную обстановку. Так что, следует ожидать того, что Турция будет собирать гуманитарную помощь на украинцев, но не будет заниматься их приемом на своей территории.

Тезис на предмет борьбы с нацизмом достаточно логичен в пресс-релизе президента РФ, однако, заметим, что он не нашел своего «подтверждения» закрепления в пресс-релизе турецкого президента. Оно и понятно, что упоминание об этом со стороны турок может рассматриваться в качестве оправдания проведения Россией своей операции. А вот от этого Турция стремится всячески воздерживаться.

Заметим, что в турецком пресс-релизе не содержится, ровным счетом, никаких оценок на предмет того, как следует расценивать действия России на Украине, за исключением слова «нападение». Хотя оно, само по себе, и так, достаточно эмоционально окрашено в цвета флага Украины. Это дает возможность Турции отвечать украинской стороне на её претензии за «бездействие турецкой стороны». К которому украинской стороной приравнивается и оказание лишь только гуманитарной помощи Украине со стороны Турции. С другой стороны, такая формулировка позволяет Турции продолжать свой диалог и с Россией, поскольку слово «нападение» не сопровождается словами осуждения.

Касательно переговоров между Россией и Украиной, опять же, видим достаточно заметные различия в оценках турецкой и российской сторон. В том смысле, что турецкая стороны говорит о переговорах и о восстановлении мира, как о самоценных шагах. Для России, как видно из пресс-релиза российского президента, нет мира без выполнения российских условий. При этом, как можно заметить, российская сторона достаточно скептически настроена в отношении переговорного процесса с Украиной, прямо обвиняя её в затягивании переговоров с целью получения дополнительной поддержки и перегруппировки сил.

Понятно, что тема турецких граждан на Украине, пусть даже о ней не так много говорят в эти дни в Турции, является для турок весьма критичной. По той простой причине, что турки активно ведут свой бизнес с Украиной. Флагманом торгово-экономического сотрудничества между двумя странами является, понятно дело, строительно-подрядный бизнес и крупные инвестиции в страну. А это требует присутствия на территории Украины большого количества граждан Турецкой Республики.

Мы не раз говорили о том, что, если Запад хочет столкнуть лбами между собой Россию и Турцию, а они, безо всякого сомнения, это хотят сделать, целью могут стать турецкие граждане, находящиеся на территории Украины, с последующим обвинением России в каком-нибудь «инциденте». Соответственно, России необходимо предпринять все меры к тому, чтобы вызволить всех находящихся на территории турок и обеспечить их отправку домой. При этом, можно даже сделать это публичным, чтобы показать, что Россия заботится о Турции и её гражданах, оказавшихся на Украине.

Важный момент для России заключается в том, чтобы собрать «пул» тех стран, которые не вводят против неё санкции. При этом, заметим, что российская сторона делает акцент на «продолжении взаимовыгодного сотрудничества в торгово-экономической сфере». Разумеется, данный тезис официально Турцией поддерживаться не может из имиджевых соображений. Равно как и из желания не привлекать к себе особого внимания со стороны Запада. Тем не менее, Турция отлично понимает, что она может «выйти в финал» на российском рынке, избавившись разом от большинства своих конкурентов и кратно нарастить поставки в Россию.

Однако, говорить, как мы сказали, Турция вслух об этом не может, посвятив чуть ли не весь пресс-релиз своего президента тому, чтобы говорить о режиме прекращения огня, об открытии гуманитарных коридоров и о том, чтобы урегулировать конфликт за столом переговоров в двустороннем и многостороннем форматах.

На самом деле, этот образ миротворца выручает Турцию и, полагаем, с пониманием воспринимается российской стороной. России сейчас не слова нужны, а сохранение Турции как центра торгово-экономического сотрудничества, имеющего широкий географический охвата, а также как логистического хаба – по сути дня «окна» в мир с учетом того, какое покрытие дают Стамбульский аэропорт и турецкие авиаперевозчики, прежде всего, Турецкие авиалинии.

Безусловно, самым тесным образом с этой темой связана публикация известного турецкого обозревателя газеты Daily Sabah Хаккы Оджала под заголовком «Запад (в конце концов) отключил Россию от мира».

Цитируем турецкого автора, выделяя наиболее интересные фрагменты публикации:

«Большинство читателей обычно не дочитывают остальную часть документа, когда видят ругательство. Это произошло 6 февраля 2014 года, когда, по-видимому, прослушивался и просочился наружу телефонный разговор между Викторией Нуланд, тогдашней помощницей госсекретаря США и Джеффри Пайеттом, тогдашним послом США на Украине.

В какой-то момент разговора Нуланд сообщает послу, что голландский дипломат Роберт Серри должен был быть отправлен в Крым для урегулирования конфликта между Россией и Украиной, и что тогдашний представитель ООН Генеральный секретарь Пан Ги Мун приводил к ней Серри перед поездкой в ​​Крым, добавляя, что «было бы здорово помочь склеить это дело и получить помощь ООН; и, знаете ли, к черту ЕС (в оригинале — «fuck the EU» — И.С.)».

Как только мы увидели слово на букву «f», мы полностью проигнорировали то, что Нуланд сказала перед этим или после этого. Супруга по преимуществу неоконсерватора господина Роберта Кагана объясняла послу сценарий, который готовила для Крыма. Она четко описывала, как (по ее собственным словам) «склеить эту штуку и попросить ООН помочь склеить ее».

По-видимому, «это дело», заключалось в нагнетании ситуации в Крыму, а то, к чему его собирались приклеить (с помощью ООН), — это то, что происходило на Украине с 2004 года под названием «цветные революции».

Вооруженное восстание, свергнувшее избранного президента Украины Виктора Януковича, убившее сотни невинных людей, полицейских, солдат и даже собственных героев революции, за три коротких года разорвало российско-украинские связи. Эти события напугали россиян в том, что касается исторической военно-морской базы в Крыму, и русскоязычное большинство региона на референдуме решило разорвать связи с материком, провозгласив независимость от Украины.

«Клей», о котором говорила Нуланд, должен был удержать Крым в составе Украины. Правительство США не отрицало правдивость просочившегося телефонного разговора — они только быстро указали пальцем на российские власти за его перехват и утечку. Да, наверное, это было. Но дело было не в этом. Дело было даже не в том, что происходящее в Крыму было частью общих дизайнерских представлений неоконсерваторов о геополитической карте мира. Суть заключалась в следующем: «Аууу, дама использует слово на букву «f»?»

Да, в то время, как и сегодня, ЕС был разделен, и Франция и Германия не желали вступать в борьбу с Россией. Их устраивало то, что Украина была задним двором России, а НАТО уже достаточно взъерошила России перья, расширив свои границы до границ Украины. ЕС хотел бы привлечь в свои ряды бывшие советские страны, просто создав экономически привлекательный регион.

Это было неприемлемо для неоконсерваторов, которым не терпелось расчленить Российскую Федерацию и Китай. У них были грандиозные планы начать смену режимов в этих странах и любых других, которые, по их мнению, пойдут им на пользу. Мы помним план президента США Джо Байдена по смене режима в Турции. Он без зазрения совести похвастался этим в интервью New York Times.

Если бы мы не остановились на слове «f», мы бы продолжили чтение директив Нуланд, чтобы добраться до напоминания Пайетта о том, что Россия не облегчит «склейку». Нуланд соглашается и напоминает ему, что она заручилась поддержкой тогдашнего вице-президента Байдена в отношении их плана по Крыму и, вероятно, на следующий день она услышит «молодчина и детали, которые нужно будет приклеить».

Тем временем, посол должен воздействовать на лидера оппозиции Владимира Кличко (украинский бывший профессиональный боксер и лидер украинской радикальной националистической группировки), чтобы переместить их восстание из Киева в Крым и Одессу. Он успешно это сделал: погибли сотни мирных жителей и силовиков, а российская армия начала оккупацию полуострова. До «склейки» российская армия в Крым не заходила. Но каким-то образом эти месяцы мирной политической деятельности по отделению от Украины и провозглашению независимости вычеркнуты из коллективной памяти западного мира и статей Википедии. Теперь мир, кажется, считает, что Россия вторглась в Крым, как только Янукович бежал из Украины в Россию».

52.62MB | MySQL:103 | 0,477sec