О турецкой реакции на операцию РФ на Украине. Часть 2.

24 февраля с.г. Российская Федерация начала специальную военную операцию, которая была обозначена, изначально, как операция по защите признанных Россией ДНР и ЛНР. Однако, как можно заметить, границы операции значительно расширились и по состоянию на момент написания данной статьи (5 марта) уже можно говорить об операции практически на всей территории Украины. Сменив в заголовке слово «Донбасс» на слово «Украина», продолжаем ранее начатый цикл публикаций, посвященный текущей (!) реакции в Турции на российскую специальную операцию.

Часть 1 нового цикла статей доступна на сайте ИБВ по ссылке: http://www.iimes.ru/?p=84124.

Продолжаем анализировать самые интересные и разноплановые материалы, которые посвящены в Турции военному конфликту на Украине.

Мы часто говорим о том, что невведение Турцией санкций в отношении России на фоне массового исхода западных и азиатских (под которыми, в первую очередь, подразумеваются японские и южнокорейские) производителей приведет к тому, что перед турецкими производителями на российском рынке откроются новые окна возможностей. Это – действительно так, однако, есть некоторые оговорки.

Прежде всего, надо заметить, что заместить Турция сможет лишь тем, что умеет делать сама. Разумеется, турками полупроводниковые технологии не освоены и выпадающую Юго-Восточную Азию они заменить не в состоянии. Турки не могут заменить собой выпадающих автопроизводителей, однако, в Турции существует множество местных производителей запасных частей к известным автомобильным маркам, которые дешевле оригинальных запчастей. Совершенно очевидно, что они довольно быстро найдут для себя нишу в России. То же касается и бытовой техники, выпускаемой турецкими брендами, которая может закрыть выпадающих немцев и корейцев. С тем лишь нюансом, что используемые там полупроводники – импортные. Хотя сложно предполагать, что у Запада есть возможность запретить перепродажу «телевизоров и холодильников» со своими компонентами в Россию. Все же контроль реэкспорта работает для куда как более крупных позиций, появление которых, однозначно, идентифицируется за рубежом – крупное и штучное оборудование и изделия. Как, допустим, те же БПЛА «Байрактары», скрыть поставки которых за рубеж невозможно.

Так что, стоит иметь в виду те ограничения возможностей Турции по замещению выпадающих стран, которые определяются её научно-техническими и производственными возможностями.

При этом, не следует думать, что турецкие компании будут помогать России преодолевать зарубежные эмбарго. Выражаясь проще, не надо думать, что на рынке России появятся по аналогии с «белорусскими креветками» ещё и «турецкие полупроводники». Турция не будет выступать хабом для контрафактной продукции из-за рубежа для поставок в Россию. Разумеется, есть теневая экономика и исключения, однако, мы говорим про легальный бизнес Турции, который очень тесно взаимодействует с Западом и не захочет таким образом «подставляться» под их неизбежную реакцию.

Но то, что Турция имеет она, с удовольствием будет «грузить бочками» ровно до тех пор, пока не наступят обстоятельства непреодолимой силы в виде запрета за стороны турецкого руководства.

Наступят ли такие обстоятельства, когда Запад включит «машину принуждения» по отношению к Турции с тем, чтобы та ввела ограничительные меры против России и ушла бы из неё? – Это отдельный вопрос.

Как показывает практика, у Запада есть рычаги для того, чтобы Турция отказывалась от своих национальных интересов и следовала бы в западном фарватере. Примером тому – те ограничения, которые накладывает Турция на свои торгово-экономические связи с Ираном под очень серьезным давлением со стороны США, невзирая на все возражения и всё сопротивление турецкой стороны. Сопротивление это было успешно американцами сломлено. Но, вплоть до настоящего времени, Турция, в определенной степени, остается хабом для сотрудничества с ИРИ, наряду с ОАЭ.

Вот только в случае с Россией у Турции есть аргументы и вопросы к Западу, посерьезнее чем было в случае с тем же Ираном.

Обращаемся, в этой связи, к материалу, опубликованному со стороны турецкого издания Daily Sabah 4 марта. Цитируем:

«Турция и США в пятницу договорились о дальнейших совместных усилиях, чтобы переговоры между Украиной и Россией принесли результаты.

Пресс-секретарь президента Ибрагим Калын и заместитель госсекретаря США Венди Шерман встретились и обсудили двусторонние отношения и региональные вопросы, а также Украину.

Было подчеркнуто, что война на Украине вызвала новый гуманитарный кризис и может иметь разрушительные последствия для всего региона и мира.

Кроме того, было подчеркнуто, что война должна быть прекращена без дальнейших разрушений, и что Турция находится в постоянном контакте со сторонами конфликта и готова вести переговоры.

Калын и Шерман также обсудили, как установить мир и стабильность в Сирии, Ливии и Афганистане, нормализовать отношения между Израилем и Турцией, а также нормализацию отношений между Турцией и Арменией.

Анкара и Вашингтон расходятся во мнениях по ряду вопросов, которые еще больше обострили двусторонние отношения в последние годы, от покупки Турцией российских систем противоракетной обороны С-400 до поддержки США сирийского отделения террористической группировки РПК, Отрядов народной самообороны, а также отказ США в экстрадиции лидера террористической группы Гюленистов (FETÖ) Фетуллаха Гюлена и некоторые другие юридические вопросы».

Итак, как можно перевести данную публикацию с дипломатического на русский язык? По всей видимости, следующим образом:

Американцы встретились с турками на предмет введения санкций в отношении России. Турки увели этот разговор в ту сторону, что вопрос должен решаться, в первую очередь, не путем санкций, а усаживания сторон конфликта – России и Украины – за стол переговоров. Касательно последнего, Турция предлагает свое (эффективное) посредничество сторонам конфликта и имеет «уникальное положение по убеждению обеих сторон».

Если Турция выйдет из этого положения, применив санкции по отношению к России, она утратит и канал диалога (о потерях турецкой стороны чуть позже). Таким образом, на взгляд Турции, если говорить о желании миротворчества, а не про причинение России «вреда ради вреда», то турецкая позиция является куда как более продуктивной, чем «тупое» санкционное давление.

И вот яркий пример того, что это «работает»: 6 марта должен состояться (на момент написания данной статьи ещё не состоялся) телефонный разговор между президентами В.Путиным и Р.Т.Эрдоганом. Представляется, что турецкой стороне весьма поможет в поддержании ими своей сбалансированной позиции, если будет объявлено о том, что В.Путин, в ближайшее время, посетит Турцию с визитом. Не говоря уже о совсем фантастическом варианте того, если В.Путин и Р.Т.Эрдоган согласуют встречу с президентом В.Зеленским на турецкой земле. Тогда Турция припишет себе «минуту славы миротворца» и ей легче будет «отбояриваться» от Западного давления по поводу санкций.

Второй момент, на который стоит обратить внимание, — это на то, что у Турции есть своя повестка в сфере безопасности. Что, как можно заметить из приведенного выше материала, Турция донесла до американской стороны и есть свои интересы. Речь идет о целом «букете» стран, включая Сирию, Ливию и Афганистан, а также Израиль с Арменией. И, в этом смысле, Турция, очевидно, хотела бы услышать американскую позицию на предмет этих проблем. Особенно, в том, что касается Ливии – которая прямо связано с темой Восточного Средиземноморья и территориальных споров между Турцией и Грецией / Кипром.

Совершенно предсказуемо, что турецкая сторона отдельно указала, что она «расходится» с США по целому ряду вопросов, включая те санкции, которые введены по отношению к Турции за покупку систем ПВО С-400. Хоть и не упоминается специально, но под «некоторыми другими юридическими вопросами» турецкая сторона, очевидно, подразумевает исключение страны из программы создания истребителя пятого поколения F-35, а также поставку запасных частей и услуг по техническому обслуживанию для истребителей F-16. Темы Гюлена и поддержки американцами Сил народной самообороны, которые считаются в Турции филиалом Рабочей партии Курдистана – дополняют картину турецко-американских разногласий. Это – та повестка, с которой Турция идет на любые (!) переговоры последнего времени с Соединенными Штатами Америки и её практически невозможно сдвинуть с этой повестки и поместить в американскую систему координат.

Без того, чтобы объяснить, зачем Турции вставать на американскую позицию с подробным подсчетом тех прибылей и тех убытков, которые получит страна, если она, допустим, завтра присоединится к западным санкциям и запретить российским авиакомпаниям использовать свое небо (читай, запретить авиасообщение), а также обеспечить уход турецких производителей и крупных инвесторов с российского рынка.

С учетом того, что мы видим из этой публикации, можно сказать, что американцы, в очередной раз, ушли с переговоров «не солоно хлебавши», потому что ничего не могут предложить Турции, по определению, именно в плане её, Турции, обеспокоенностей и её, Турции, проблем. Понятно, что то, что хочет Турция от США – это пересмотра её позиции по Турции, в принципе. Но, с учетом устойчивого антитурецкого взгляда в Вашингтоне, сделать это нельзя по определению. Единственное, что США остается – это пытаться давить на Турцию используя свои рычаги. Однако, Турция продолжает выскальзывать из-под этого давления, благодаря своей риторики, осуждающей действия Россию и миротворческие усилия между Россией и Украиной из категории «не догоню, так согреюсь». В том смысле, что для Турции даже миротворческие усилия, сами по себе, являются картой на переговорах с Западом, когда те упрекают Турцию в двойственной позиции. Можно сказать, что это – как раз тот случай, когда турецкая дипломатическая школа оказывается весьма эффективной для страны, которая не желает втягиваться в то противостояние, которое сулит ей множество проблем в том случае, если Турция присоединится к антироссийским санкциям.

Напротив, как мы сказали выше, если Турция удержится в рамках нейтралитета, то она может вывести свои торгово-экономические отношения с Россией на качественно новый уровень. Разумеется, как мы сказали, в рамках существующей у себе продуктовой линейки и уникальных торговых предложений.

Тем не менее, и здесь не без нюансов и не без потерь для турецкой стороны. Для иллюстрации обратимся к публикации издания «Daily Sabah» под заголовком «Украина и Россия отменили заказы на 200 млн долларов, что ударило по турецкой текстильной промышленности». Материал опубликован 4 марта.

Отметим, что, конечно же, челночная торговля, которая процветала в 1990-х и в 2000-х годах, между Россией и Турцией, в прежнем объеме, уже не существует. По крайней мере, это было до нынешней ситуации. Однако, тем не менее, свой определенный объем она сохраняет и, в свете происходящего, этот объем может быть снова наращен. В г. Стамбул есть «строго специальный» район Лалели, который, как раз, специализируется на том, чтобы отгружать самую дешевую из всех возможных категорий текстильной продукции за рубеж.

Цитируем материал:

«Производители текстиля и изделий из кожи в швейном районе Стамбула (Лалели – И.С.) страдают от вторжения России в Украину.

По словам представителей отрасли, клиенты в Москве и Киеве на прошлой неделе отменили заказы на 200 миллионов долларов.

Потери торговли усугубляет напряженность: официальные лица оценивают, что более 1 миллиарда долларов США окажутся в прямой опасности только для текстильной промышленности, если конфликт в Украине продолжится.

Мустафа Шеноджак, глава Стамбульской ассоциации экспортеров кожи и кожаных изделий, заявил, что заказы на «сотни тысяч пар обуви и тысячи кожаных курток» были отменены.

«Некоторые россияне говорят, что могут платить по прежнему курсу рубля. В противном случае они не могут платить», — сказал он.

В прошлом году (2021-м году – И.С.) на долю России и Украины приходилось более 1 миллиарда долларов турецкого экспорта кожаной обуви, курток, готовой и незавершенной одежды, а неофициальная «чемоданная торговля» (челночная торговля – И.С.) с центром в Стамбуле, по словам официальных лиц, почти в три раза больше.

Падение доходов от экспорта может увеличить дефицит счета текущих операций Турции, который увеличился после вторжения России на Украину на прошлой неделе из-за резкого роста цен на энергоносители и ожидаемого удара по туризму в этом году.

После множества заказов и контрактов с Киевом и Москвой в феврале «мы столкнулись с отменами… на сумму около 200 миллионов долларов (для отрасли)», — сказал Шереф Файат, глава швейной ассамблеи производителя одежды TOBB. «Это (то есть, потери заказов – прим.) может превысить 1 миллиард долларов, если эта ситуация сохранится».

Торговля Турции с Беларусью, Молдовой и Румынией также снизилась из-за неопределенности, сообщили Reuters руководители отрасли. Некоторые польские клиенты просили приостановить заказы, а некоторые россияне просили производить платежи на основе обменных курсов до вторжения и обвала рубля.

Данные показывают, что экспорт одежды, текстиля и кожи из Турции в 2021 году составил 718 миллионов долларов в Россию и 308 миллионов долларов в Украину.

По оценкам, «чемоданная торговля» на сумму 3 миллиарда долларов, в рамках которой мелкие торговцы из России, Украины и других бывших советских республик покупают товары в Стамбуле, упаковывают их в пустые чемоданы и перепродают домой, также пострадала.

«Мы уже начали производство к новому сезону, но теперь все остановилось», — сказал Гиясеттин Эйюпкоджа, глава Ассоциации промышленников и деловых людей Лалели, района Стамбула, в котором сосредоточена торговля чемоданами.

По словам Эйюпкоджа, русские и украинцы обеспечивают половину годового объема торговли Лалели. «У меня был один и тот же украинский торговый партнер в течение многих лет и открытый счет у него. Как я могу теперь просить его заплатить мне деньги, пока он изо всех сил пытается выжить?».

Итак, говоря о новых окнах возможностей для Турции заметим одну немаловажную вещь: резкое падение курса рубля по отношению к доллару и привязанной к ней лире привело к снижению покупательной способности населения, что конвертируется и на мелких торговцев из России, упомянутых выше, ведущих челночную торговлю с Турцией.

Вторая тема, это общее непонимание того, что из себя сегодня представляет российский рубль как валюта. Полагаем, что мало кто или никто вовсе не представляет по какому курсу следует проводить внешнеторговые сделки. Так как в любой момент рубль может себя обнаружить на очередном дне. В этой ситуации, понятно, что бизнес будет осторожничать, отменяя заказы (что и произошло, собственно) – потому как проще и дешевле переждать какое-то время, чем моментально разориться на курсовой разнице.

И понятна обеспокоенность турецкой стороны, для которой выпадающие объемы являются весьма существенными, причем, выпадение это – не только по клиентам из России, и из Украины, но и по всему региону. А новые возможности ещё предстоит создать, а создавать их можно только в условиях хоть какой-то определенности.

52.6MB | MySQL:103 | 0,603sec