О турецкой реакции на операцию РФ на Украине. Часть 13

24 февраля с.г. Российская Федерация начала специальную военную  операцию, которая была обозначена, изначально, как операция по защите признанных Россией ДНР и ЛНР. Однако, как можно заметить, границы операции значительно расширились и по состоянию на момент написания данной статьи (5 марта) уже можно говорить об операции практически на всей территории Украины. Сменив в заголовке слово «Донбасс» на слово «Украина», продолжаем ранее начатый цикл публикаций, посвященный текущей (!) реакции в Турции на российскую специальную операцию.

Часть 12 нового цикла статей доступна на сайте ИБВ по ссылке: http://www.iimes.ru/?p=84376#more-84376. Продолжаем цитирование тех заявлений, которые прозвучали в ходе совместной пресс-конференции, проведенной по итогам первого официального визита вновь избранного канцлера Германии О.Шольца в Турцию. Продолжаем цитирование информации, опубликованной на сайте президента Турции Р.Т.Эрдогана.

Напомним, что мы остановились на «чрезвычайно жестких правилах» применительно к экспорту немецкой продукции оборонно-промышленного комплекса за рубеж, о которых упомянул немецкий канцлер. Сделал он это в ответ на прямой вопрос президента Турции относительно поставок немецких двигателей для танков «Алтай» с разрешением их последующего реэкспорта в составе «готовой продукции».

Цитируем:

«Отвечая на вопрос о критике по поводу того, что Германия препятствует поставкам оружия Украине через НАТО, канцлер Федеративной Республики Германии Шольц сказал: «Как наши союзники и Германия, мы также оказываем финансовую поддержку Украине в целях самообороны. В вопросе самообороны, мы с 2014 года по настоящее время оказываем Украине финансовую помощь. Мы видим это в качестве нашей ответственности и в будущем. Мы также оказали помощь и в плане оборонного оружия».

После совместной пресс-конференции президент Эрдоган дал ужин в честь канцлера ФРГ Шольца».

Итак, какие выводы напрашиваются из приведенной нами в полном объеме информации с официального сайта президента Турции Р.Т.Эрдогана.

Прежде всего, Турция направляет четкий сигнал своим партнёрам на Западе, что она не будет делать больше того, что НАТО коллективно готов делать в ответ на «вторжение» Россию на Украину. И если НАТО открыто говорит о том, что не собирается участвовать в военном конфликте, то, вряд ли, можно ожидать большего и от самой Турции.

Заметим, что это – крайне важная информация для России. Почему крайне важная? Ведь можно было бы исходить из того, что Турция «маневрирует» между всеми игроками, стремясь, как говорит турецкая сторона «сохранить свою дружбу как с Путиным, так и с Зеленским». Таким образом, Россия, получается, может рассчитывать на то, что Турция не будет вводить санкции против России и, следовательно, останется одной из стран, придерживающихся в конфликте между Западом (Украиной) и Россией нейтралитета.

Все это так, но с двумя важными оговорками:

Первая оговорка заключается в том, что мы не знаем того, каков будет уровень давления, который будет оказан со стороны Запада на Турцию с тем, чтобы она присоединилась к санкциям? Вплоть до настоящего времени, Запад опасается «перегибания палки» в отношении Турции.

Возможно, из-за личности «упрямого» президента Р.Т.Эрдогана, возможно из-за того, что чрезмерное давление на Турцию будет выглядеть странно в условиях, когда тот же блок НАТО пытается продемонстрировать внешнему миру «единую сильную позицию». Если в этих условиях начать давить на Турцию, то монолитный образ Североатлантического альянса начнет разваливаться на глазах.

Кроме того, понятно, что Турция не может заменить собой на 100% выпадающие инвестиции и поставки товаров и услуг с Запада. В этом смысле, куда как большую опасность представляют те же Китай и Индия, которые могут поставить практически любое оборудование и товары, включая, допустим, выпадающую с российского рынка фармацевтику (та же турецкая отрасль изрядно зависит от Запада; в Турции – засилье западных компаний, с явно недостаточным уровнем собственного производства – И.С.).

Ещё одна важная тема: Турция, и так, раздражена тем, что на неё оказывается давление с введением санкций против её оборонно-промышленного комплекса и видных руководителей. Давление на Турцию в вопросе введения санкций против России (по крайней мере, на этом этапе), не принеся практического результата, может привести к резкой реакции турецкого руководства.

Кроме того, турецкое руководство может получить козырь в преддверии выборов 2023 года, президентских и парламентских, и попробовать сплотить вокруг себя избирателей с антиимпериалистической и антизападной риторикой. Таким образом, президент Р.Т. Эрдоган и его Партия справедливости и развития могут серьезно повысить свои шансы в преддверии выборов, на которых, как на Западе ждут, победит именно турецкая оппозиция. Ещё раз, подчеркнем, что Запад рассчитывает, что Р.Т. Эрдоган по итогам будущих выборов уйдет, а на его место придет прозападная оппозиция.

Второе важное соображение заключается в том, что Турции Запад может «продать» туркам идею о том, что она может оказаться крупным выгодоприобретателем от того, что Россия потерпит поражение в результате конфликта на Украине.

Опять же, заметим то, что речь не идет о военном поражении России на Украине. Сейчас, как можно судить, хорошим «счетоводам» на Западе должно быть понятно, что Россия не отступится от своей операции на Украине и не допустит прямого вмешательства третьих сторон. В этом смысле судьба Украины может быть предрешена.

Однако, вопрос заключается в том, что для Запада принципиально, чтобы для России победа в ходе операции на Украине оказалась бы «пирровой победой».

Опять же, что это означает: максимально возможное истощение российских военных сил и средств на украинском фронте, и, более того, недопущение того, чтобы за операцией последовал бы устойчивый мир на Украине – операцией на Украине ситуация не должна быть исчерпана.

На Западе могут рассудить таким образом, что за операцией на Украине, даже успешно (формально) завершенной российской стороной, должна последовать полноценная партизанская война с использованием всех доступных «подпольщикам» методов, включая партизанские методы ведения военных действий, которые будут отвлекать и истощать Россию.

Не надо говорить о том, насколько партизанские войны могут быть истощающими для экономики страны, где они ведутся, и насколько они подтачивают имидж страны на международной арене. В этом смысле, можно обратиться к многолетней борьбе Турции с Рабочей партией Курдистана. Последняя, конечно, — террористическая организация, однако, аккумулирует большой объем средств на Западе и продолжает свою вооруженную борьбу с Турцией.

Касательно российской экономики: совершенно очевидно, что Запад в обозримой перспективе, которая не исчерпывается ни краткосрочной перспективой, ни долгосрочной, не откажется от жесточайших (!) санкций в отношении Российской Федерации. В каком-то смысле, речь идет о том, чтобы превратить Россию во второй Иран, Северную Корею или Судан. Следует ожидать и того, что Международный уголовный суд «скажет свое веское слово» в отношении российского руководства.

Конфликт на Украине – это далеко не первый, и уже точно не последний акт этой пьесы, цель которой – не просто свержение нынешнего российского режима, но и расчленение страны на части с созданием на её территории ряда «новых независимых государств».

Может ли здесь Турция быть выгодоприобретателем? – Ответ очевиден, в особенности, с учетом тех даже не очень «подводных» «турановских» течений, которые в стране существуют.

Эти течения в Турции – весьма крупный «партактив», который «не выстрелил» на стороне Германии во Вторую мировую войну, но может получить второй шанс в ходе нынешнего противостояния с Россией, которая находится в очень серьезном меньшинстве и, по своим возможностям, — не чета Советскому Союзу.

Другой вопрос, что Турцию надо серьезно втянуть в эту «работу». С 2000-х годов между Россией и Турцией существует, в той или иной мере, соблюдающийся (с перерывом на «самолетный кризис» 2015 – 2016 г.) пакт о «ненападении» с невмешательством во внутренние дела друг друга.

Сейчас в начале 2020-х годов ситуация не то, чтобы изменилась, однако, она приобрела некоторые новые «исходные данные».

Турция значительно укрепилась. Более того, созданная при её лидерстве Организация тюркских государств имеет большой потенциал для роста. Будучи конкурентом российским интеграционным проектам, для ОТГ есть два пути – продолжать конкуренцию или войти с российскими интеграционными инициативами в «сочленение». Продолжение конкуренции, при условии поддержки ОТГ на международной арене, будет создавать условия для того, чтобы, сначала окончательно вытеснить Россию с постсоветского пространства, а потом уже «подступиться» к субъектам Российской Федерации.

Точкой входа в Россию мог бы стать Азербайджан, после подписания «многоуровневого» соглашения в г. Шуша с Турцией. Однако, своим визитом в Москву накануне начала спецоперации президент Азербайджана И. Алиев показал, что, по крайней мере, в настоящее время, он не настроен на то, чтобы ссориться с Россией.

Тем не менее, выразим убежденность в том, что Турцией и её интеграционный проект ОТГ имеют для Запада немалую перспективу. Другой вопрос, что этой перспективной надо правильно воспользоваться и «разыграть» эту игру вдлинную. А эта дорога точно не пролегает через бездумное оказание давления на Турцию на данном этапе. Можно ожидать, что Запад попробует отвести Турции другую роль в этой игре, за рамками оказания бездумного давления на страну с тем, чтобы она присоединилась к антироссийским санкциям.

Турция же, в свою очередь, как показывает пресс-конференция президента Р.Т.Эрдогана и канцлера О.Шольца, рассматривает нынешнюю ситуацию в качестве шанса укрепить свое присутствие в Европейском Союзе. Причем заметим, что речь идет не только о том, чтобы добиться пересмотра того же Соглашения о Таможенном союзе с ЕС или добиться безвизового режима для граждан Турции для поездок в Европу. Может казаться странной та же настойчивость, с которой Р.Т.Эрдоган говорит о том, чтобы открыть филиал Турецко-германского университета в ФРГ и, в особенности, кафедры богословия. Можно было бы расценить это как «прихоть» турецкого президента. Однако, на наш взгляд, ситуация здесь несколько сложнее.

Заметим, что хорошим тоном в Германии стало говорить о той важной роли, которую выходцы из Турции играют в жизни страны. И о том, что они, все чаще и чаще, занимают в стране достаточно высокие посты. А тут ещё и речь идет о том, чтобы Турция осуществляла бы в Германии преподавание богословия с воспитанием соответствующих кадров.

Можно сказать, что расширяющаяся в разные стороны Турция ищет «стратегический вакуум» и, в этом смысле, может направиться не только в сторону России, но и в сторону Европы. По крайней мере, попытки Турции двигаться в сторону Европы являются достаточно ярко выраженными. Но, конечно, Украина внесла очередные важные вводные во все геополитические расчеты.

Переходим к визиту президента Анджея Дуды в Анкару 16 марта и той информации, которая на сей счет была опубликована турецкой стороной.

Цитируем:

«Что касается войны между Россией и Украиной, президент Эрдоган сказал на совместной пресс-конференции с президентом Польши Дудой: «Мы договорились, что дипломатические усилия должны быть ускорены, чтобы положить конец войне. Как Турция, мы продолжаем наши попытки добиться прекращения огня».

Президент Реджеп Тайип Эрдоган и Президент Польши Анджей Дуда провели совместную пресс-конференцию после рабочего ужина в Президентском дворце Чанкая.

В начале своего, выступления президент Эрдоган заявил, что ему особенно приятно принимать у себя президента Польши Дуду, стратегического партнера и союзника Турции.

Отметив, что они обсуждали турецко-польские отношения, в частности, как на двусторонней встрече, так и на последующем расширенном рабочем ужине, президент Эрдоган сказал, что они всесторонне обсудили свое стремление к развитию отношений во всех областях во время официального визита президента Польши Дуды в Турцию в мае. в прошлом году.

Президент Эрдоган отметил, что сегодняшний рабочий визит президента Польши Дуды является конкретным свидетельством этой воли, и что в основном обсуждались события в контексте Украины и России, а также двусторонние отношения.

Отметив, что, как два союзника по НАТО, они подробно обменялись идеями, президент Эрдоган сказал: «24-го числа (имеется в виду 24 марта с.г.) состоится Саммит лидеров НАТО. На этом Саммите мы сможем найти возможность продолжить переговоры с того места, где остановились. Потому что процесс между Россией и Украиной продолжается. Что можно сделать нам как двум союзникам по НАТО? У нас также будет возможность снова определить, какие шаги можно предпринять».

Объясняя, что они поделились с президентом Польши Дудой своими оценками безопасности в Европе, президент Эрдоган сказал: «Мы согласились с тем, что дипломатические усилия должны быть ускорены, чтобы положить конец войне. Как Турция, мы продолжаем наши попытки добиться прекращения огня. Дело в том, что сегодня мой министр иностранных дел (Мевлют Чавушоглу – И.С.) проводит переговоры в Москве. Завтра он отправится на Украину. Мы поддерживаем интенсивную челночную дипломатию. Мы продолжим наши консультации и сотрудничество с Польшей в этом процессе. Как вы знаете, Чрезвычайный Саммит лидеров НАТО состоится в Брюсселе 24 марта».

Президент Эрдоган заявил, что Польша продемонстрировала образцовую позицию, открыв свои двери почти для 2 млн беженцев, спасающихся от войны.

Поздравляя президента Польши Дуду с этим огромным гостеприимством, президент Эрдоган сказал: «Как страна, принявшая самое большое количество беженцев в мире за 8 лет, Турция лучше всего понимает проблемы, с которыми столкнулась Польша. Я хотел бы еще раз поблагодарить польские власти за содействие в эвакуации и пересечении границы наших граждан в Турцию.

Их поддержка в доставке нашей гуманитарной помощи на Украину заслуживает восхищения. На нашей встрече мы также обсудили идею увенчания нашего стратегического партнерства через создание Совета стратегического сотрудничества высокого уровня. Это было первое заседание Совета. Мы активизируем наши усилия по его реализации в Варшаве во второй половине года. Несмотря на условия эпидемии, объем нашей торговли увеличился на 28% процентов и достигли 8,3 млрд долл. Мы очень близки к нашей цели в 10 млрд долл. Мы также довольны развитием наших отношений в оборонной отрасли».

Выразив, что они тесно сотрудничают с Польшей по региональным вопросам и на многосторонних платформах, президент Эрдоган подчеркнул, что, по его мнению, конструктивная позиция и поддержка его польских друзей будут продолжаться в развитии отношений Турция-ЕС. Президент Эрдоган выразил мнение, что встреча была плодотворной».

52.82MB | MySQL:103 | 0,450sec