О роспуске парламента премьер-министром Пакистана Имраном Ханом

Политический и конституционный кризис в Пакистане усугубился 3 апреля, когда заместитель спикера Национальной ассамблеи отклонил вотум недоверия оппозиционных партий премьер-министру Имрану Хану на том основании, что он неконституционен и финансировался из-за рубежа. Вскоре после того, как резолюция была отклонена, Хан распустил Национальную ассамблею и призвал к проведению новых парламентских  выборов. Оппозиция пришла в ярость и объявила, что будет оспаривать действия премьер-министра в Верховном суде. Ход Хана был неожиданным, поскольку, по конституции, вотум недоверия не может быть отклонен. Согласно Конституции Пакистана, парламент обязан провести голосование по внесенному предложению, и пока этот процесс не завершен, премьер-министр не может распустить Национальную ассамблею. Комментируя этот вопрос, Комитет национальной безопасности (КНБ) Пакистана заявил на прошлой неделе, что имела место «официальная беседа» между неким представителем иностранного государства и пакистанским дипломатом, в котором для передачи сообщения использовался «недипломатический» язык. КНБ решил, что это «равносильно вопиющему вмешательству во внутренние дела Пакистана». Хан, в свою очередь, назвал произошедшее заговором, заявив, что в подобных случаях никакие цифры и парламентские разбирательства не имеют значения. Премьер обвинил оппозицию в сговоре с Соединенными Штатами с целью его свержения, заявив, что Вашингтон хочет, чтобы он отказался от своих внешнеполитических решений, которые часто играют на руку России и Китаю. На данный момент в Пакистане нет правительства, а политическое руководство страны по-прежнему глубоко разделено. Решение Верховного суда по этому вопросу приобретает огромное значение, поскольку оно определит будущее конституционной политики Пакистана. Ситуация в обществе накалилась до такой степени, что способна спровоцировать массовые волнения вне зависимости от того, какое решение примет Верховный суд. Если он отменит решение премьер-министра и вице-спикера, правящая партия Пакистан «Техрик-е-Инсаф» (PTI) и ее опорная база вряд ли примут это. Сторонники партии очень заряжены, поскольку они видят в Хане победителя, разгромившего международный заговор. С другой стороны, оппозиция может не согласиться с решением Верховного суда, если ранее принятые решения не будут отменены. Кроме того, решение Верховного суда будет иметь важное значение, поскольку оно определит, могут ли оставаться в силе любые будущие вотумы недоверия, выдвинутые в Национальной ассамблее или же они будут  по аналогии отклонены по обвинению в иностранном вмешательстве. В данный момент все внимание внутриполитических игроков обращено на пакистанскую армию. Ожидается, что вмешательство военных поможет расчистить политический беспорядок, созданный премьер-министром, при том что до сих пор им удавалось держаться в стороне от этого вопроса. Политический и конституционный кризис в Пакистане только начался, и ожидается, что в ближайшие недели существующие беспорядки еще больше усугубятся. Основные оппозиционные партии Пакистана, от левых до радикально религиозных, ратуют за отставку Хана почти с момента его избрания в 2018 году. Его победа на выборах неоднократно оспаривалась, и оппозиция продолжает выдвигать обвинения в том, что PTI пришла к власти благодаря поддержке военных. Стоит отметить, что Вооруженные силы Пакистана действительно имеют опыт свержения сменявших друг друга демократически избранных правительств и косвенного манипулирования извне. Оппозиция также обвиняет Хана в высокой инфляции, которая ударила по  пакистанским домохозяйствам. Но, вместе с тем, его правительству приписывают наличие резервных счетов в иностранной валюте, благодаря которым в прошлом году страна привлекла в бюджет рекордные 29 млрд долларов от пакистанцев, проживающих за рубежом. Антикоррупционная репутация Хана сыграла ему на руку и в том, что он побуждает пакистанцев-экспатриантов отправлять деньги домой. Его правительство также получило международное одобрение за то, как оно справилось с пандемией COVID-19 и внедрило так называемые «умные локдауны», в результате чего некоторые из ключевых отраслей Пакистана, такие как строительство, выжили. Уверенность Хана в том, что США причастны к попыткам его свержения, основано на глубоко укоренившемся недоверии многих пакистанцев к намерениям США, особенно после терактов 11 сентября 2001 года. Вашингтон часто критиковал Исламабад за то, что он слишком мало делает для борьбы с исламскими боевиками, даже несмотря на то, что от их рук погибли тысячи пакистанцев, а армия потеряла более 5000 военнослужащих.

В настоящий момент у Хана нет никаких доказательств заговора, кроме информации о встрече между пакистанским дипломатом и высокопоставленным иностранным чиновником, а это означает, что предполагаемый заговор не доказан. Вопрос в том, будет ли Верховный суд требовать расследования этого инцидента. Любой такой шаг потребует времени и может остаться безрезультатным, поскольку военные, скорее всего, не захотят, чтобы этот вопрос был передан в суд, так как он может иметь последствия для внешней политики страны. Эксперты в области конституционного права считают, что предложение вице-спикера об отклонении вотума недоверия должно быть отменено Верховным судом. Но в данный момент неясно, дойдет ли суд до того, чтобы отменить решение Хана о роспуске Национальной  ассамблеи и порядке завершения голосования в парламенте.

52.18MB | MySQL:103 | 0,518sec