О влиянии обстановки в Афганистане на радикализацию Юго-Восточной Азии. Часть 1

Превращение радикального исламистского движения «Талибан» (запрещено в РФ) из террористической организации в руководящую политическую фракцию породило новые комплексные вызовы в сфере безопасности Афганистана, региона и за его пределами. В данный момент самым агрессивным соперником талибов в Афганистане является региональное ответвление террористической организации «Исламское государство» (ИГ) под названием «ИГ-Хорасан» (запрещены в РФ), которая регулярно инициирует нападения на представителей этнических и религиозных меньшинств и извлекает выгоду из растущих общественных волнений, особенно в восточных и северных провинциях Афганистана. В недавнем отчете ООН, подчеркивающем натянутые отношения между связанными с «Аль-Каидой» (запрещена в РФ) талибами и «ИГ-Хорасан», указывается, что в Афганистане находится от 8 000 до 10 000 иностранных боевиков, большинство из которых – выходцы из Центральной и Юго-Восточной Азии, а также с Кавказа, из Пакистана и Синьцзян-Уйгурского автономного района Китая. Группировки враждуют с момента основания «ИГ-Хорасан» в 2015 году, когда ИГ стремилось расширить свое территориальное присутствие за пределы Ирака и Сирии. Иностранные боевики были завербованы «ИГ-Хорасан» для участия в нападениях, направленных против афганских гражданских лиц и объектов инфраструктуры. После захвата власти талибами тысячи задержанных боевиков «ИГ-Хорасан» были освобождены из-под стражи в Афганистане, чему предшествовала казнь режимом «Талибана» бывшего командира группировки Абу Омара Хорасани в августе 2021 года. В сочетании со стремительным уходом США из Афганистана месяц спустя, а также отсутствием последовательности в контртеррористической стратегии Вашингтона, это означает, что решение вопросов внутренней безопасности страны целиком легло на плечи талибов. В свою очередь, это дало возможность «ИГ-Хорасан» расширить охват подрывной деятельности. Согласно различным источникам, среди ее командиров числится несколько малазийцев, которые фигурировали в составе группы боевиков, проложившей путь из Ирака и Сирии в Афганистан, чтобы присоединиться к «ИГ-Хорасан» после разгрома ИГ в Сирии в 2019 году. Преодолев сложный маршрут через Кабул и Герат, большинство боевиков перегруппировалось в Нангархаре, известном как оплот «Аль-Каиды» в Афганистане. В кругах джихадистов растет недовольство талибами из-за так называемого «либерального» подхода, принятого нынешним правительством. «ИГ-Хорасан», в свою очередь, продолжает пропагандировать объединение провинции Хорасан для привлечения граждан стран Юго-Восточной Азии и других боевиков на афганский театр военных действий. Согласно концепции «ИГ-Хорасан», объединение армии исламских воинов на исторических землях провинции (современный Афганистан) возродит утраченную славу ислама. Но по факту террористическая группировка стремится укрепить свои позиции в Афганистане и использовать страну в качестве базы для ведения террористических операций по всему миру, что может существенно повлиять на обстановку в области безопасности в Юго-Восточной Азии по нескольким причинам.

Во-первых, несмотря на обещание талибов создать открытое и инклюзивное правительство после установления контроля над Афганистаном, прямые и косвенные признаки указывают на возвращение репрессивного теократического режима правления. Талибы также четко заявляют о цели окончательного восстановления «Исламского Эмирата» со строгой версией законов шариата, которые, по мнению некоторых экспертов, могут заложить основы универсального халифата, являющегося убежищем для экстремистов и агрессивно настроенных исламистов со всего мира, стремящихся пройти подготовку для  последующего ведения подрывной деятельности на родине. Возвращение талибов также повысило боевой дух экстремистов в Юго-Восточной Азии, что побудило службы безопасности государств региона предупредить о потенциальном увеличении числа вербовщиков, связанных с террористическими группировками. В связи с этим некоторые экстремистски настроенные элементы могут осмелиться отправиться из Малайзии, Индонезии и Филиппин на афганский театр военных действий. Подобные опасения далеко не беспочвенны: за годы, предшествовавшие вторжению США в Афганистан в 2001 г., лагеря боевиков «Аль-Каиды», созданные в рамках организации «Мактаб аль-Хидамат», превратились в идеологические и учебные центры для таких экстремистских группировок Юго-Восточной Азии как «Джемаа Исламия» (ДИ) и «Кумпулан Милитан Малайзия» (КММ). На сегодняшний день существуют опасения, что «Аль-Каида» вновь захочет извлечь выгоду из связей с талибами, а Афганистан снова станет плацдармом для подготовки боевиков и планирования терактов. В Юго-Восточной Азии также существует потенциал для усиления присутствия «Аль-Каиды»: ранее связанные с ней группировки «Абу Сайяф», ДИ и KMM имели стратегические центры в Индонезии, Малайзии и на Филиппинах. В данный момент имеются признаки того, что элементы ДИ возобновляют косвенные связи с «Аль-Каидой» в виртуальном пространстве. Более молодые и технологически подкованные боевики стремятся популяризировать свой образ, распространяя его в соцсетях для привлечения в ряды большего числа сверстников. По словам индонезийского эксперта по терроризму доктора Нура Худы Исмаила, такое позерство положительно воспринимается в некоторых кругах, о чем свидетельствуют публикации в Facebook и одобрительные сообщения в группах в WhatsApp, поддерживающих ДИ и «Аль-Каиду».

Во-вторых, на обстановку в области антитеррористической безопасности в регионе способно повлиять то, что властям Юго-Восточной Азии приходится бороться с угрозой, исходящей не только от региональной сети ДИ, но и от ячеек ИГ в составе «Абу Сайяф» на Филиппинах, а также «Джамаа Аншарут Таухид» (ДЖАТ), «Джамаа Аншарут Даула» (ДЖАД) и «Муджахидин Индонезия Тимур» (МИТ) в Индонезии, учитывая, что не связанные напрямую с ИГ «Абу Сайяф» и ДИ в последнее время получают все более выраженную идеологическую и политическую поддержку. Укрепив свои позиции в Афганистане, «ИГИЛ-Хорасан» может попытаться закрепиться в Юго-Восточной Азии при поддержке местных террористических групп, причем такие опасения подкрепляются предыдущим успехом «Аль-Каиды» и сохраняющейся уязвимостью региона в вопросе финансирования международного терроризма.

52.54MB | MySQL:103 | 0,516sec