Американские эксперты о проблемах нового правительства Пакистана

Национальная ассамблея Пакистана 11 апреля назначила Шахбаза Шарифа новым премьер-министром страны после того, как бывший премьер-министр Имран Хан получил вотум недоверия 10 апреля. Это произошло после того, как Верховный суд Пакистана 7 апреля отменил решение спикера Национального собрания отменить голосование против Хана и распустить парламент. Шахбаз Шариф, брат бывшего премьер-министра Наваза Шарифа, трижды был главным министром провинции Пенджаб. В 2018 году он был избран в Национальное собрание, где был лидером оппозиции. Как полагают американские эксперты,  новое правительство Пакистана в краткосрочной и среднесрочной перспективе столкнется с растущими экономическими проблемами и политической нестабильность, поскольку оно пытается улучшить отношения с Соединенными Штатами и традиционными союзниками.  Новая администрация однозначно столкнется со значительными экономическими и политическими проблемами, поскольку унаследовало хрупкую экономику и внутриполитическую нестабильность. Пакистанская экономика сталкивается с высоким дефицитом бюджета и счета текущих операций и высокими темпами инфляции, отчасти из-за зависимости страны от иностранной нефти, природного газа и других основных видов импорта. Валютные резервы Пакистана упали до 11,3 млрд к 1 апреля с 16,2 млрд долларов в предыдущем месяце. Прогнозируемый дефицит текущего счета Пакистана составляет 4% от ВВП. Ожидается, что новое правительство срочно проведет переговоры с Международным валютным фондом о выделении следующего транша пакета финансовой помощи в размере 6 млрд долларов. Как ожидается,  МВФ, вероятно, потребует строгих и непопулярных экономических реформ, которые правительству будет трудно осуществить, не вызвав серьезных социальных волнений. Кроме того, Имран Хан продолжит мобилизовывать поддержку своей партии в преддверии всеобщих выборов в середине 2023 года и, вероятно, в центре этих усилий будет высказанный им тезис о причастности США к своей отставке. Если проще, то он будет использовать националистическую повестку дня. Непопулярные экономические реформы могут дать партии Хана окно возможностей для мобилизации сторонников и вывода их на улицы. Шарифу будет трудно получить общественную поддержку своего правительства, потому что он был обвинен (хотя позже оправдан) в коррупции и принадлежит к семье, которая регулярно  сталкивается с подобными обвинениями. Сохранение альянса его сторонников также может оказаться трудной задачей, поскольку его коалиционное правительство будет включать в себя различные партии, такие как Пакистанская мусульманская лига-Наваз (PML-N), Пакистанская народная партия (PPP) и другие, которые конкурировали раньше, и чьи политические предпочтения и идеологии далеко не всегда совпадают. Досрочные выборы также вполне вероятны, если различные партии, формирующие правительство, разойдутся в точках зрения по глобальным вопросам внешней политики. Однако при огромном гражданско-военном структурном дисбалансе считать только политиков исключительно ответственными за беды страны было бы полуправдой. До правления Хана общий долг и обязательства Пакистана составляли около 30 трлн пакистанских рупий (160 млрд долларов). Теперь эта цифра выросла примерно 52 трлн, а инфляция растет. Сокращение военных расходов — один из вариантов выхода из кризиса, но поскольку влияние вооруженных сил и их агентств социального обеспечения проникло почти во все сферы жизни, ни одно правительство не смогло успешно решить эту проблему. При этом американские эксперты утверждают, что одним из стимулов ухода Хана связаны с нарушением им основных прав человека. Хан пообещал избирателям «новый» Пакистан. Для достижения этой цели, он дискредитировал своих политических соперников, а некоторых арестовал. Несогласных журналистов заставили замолчать, а СМИ придушили.  По оценке местных экспертов, эра Хана была отмечена  растущим вмешательством спецслужб в гражданскую жизнь. Увеличение случаев нарушения прав человека являются примером этого. К тому же пакистанское государство уже давно обвиняют в использовании влияния местных группировок талибов для контроля над соседним Афганистаном.  В этой связи выразим сильное сомнение в том, что именно это, как и якобы некое вмешательство США стало главной причиной отставки Хана. Основная причина традиционна – это конфликт с  пакистанскими военными и судебной властью.  Судебная система критиковала Хана за неспособность устранить нарушения прав человека. Но последний удар по его правлению был нанесен после того, как премьер-министр публично поссорился с пакистанскими военными. Этот процесс начался пять месяцев назад, когда Хан отложил утверждение рекомендованного армией кандидата на должность главы Межведомственной разведки. При этом Хан утверждал, что его правительство и военные были солидарны, хотя спор между ними был очевиден для всех, а в последнее время он был усугублен афганским досье и вопросами сепаратизма в Белуджистане. Тогда было ясно, что дни Хана сочтены. Потеря доверия военных не является хорошим предзнаменованием для любого политического правителя Пакистана. За 75-летнюю историю страны гражданские лидеры неоднократно были отстранены от власти, а один политический лидер, Зульфикар Али Бхутто, был повешен во время военной диктатуры Зия Уль Хака. И собственно по этой причине Хан счел «политически оправданным»  обвинить именно США в своем падении по двум основным причинам.

Во-первых, националистическая повестка дня и популизм Хана требует от него такой риторики: падение лидера исламской страны не может произойти без глобального заговора.

Во-вторых. Имея в виду  свое возможное возвращение во власть, Хан не хочет окончательно ссориться с пакистанскими военными.

Это означает, что Хан, как гражданское лицо пакистанского военно-гражданского правления, должен заплатить свою цену в одиночку за социальное напряжение, накопленное за время его четырехлетнего правления. Это чревато дальнейшей дискредитацией политических институтов страны. Ни один избранный премьер-министр не закончил свой пятилетний срок полномочий согласно легальным срокам с тех пор, как Пакистан получил независимость  в 1947 году, и поэтому отставка Хана не является неожиданностью. Но ирония заключается в том, что каждый неудачный политический опыт укреплял власть недемократических сил страны, особенно военных.  Американские эксперты полагают, что правительство, вероятно, будет работать с военными по вопросам национальной безопасности и внешней политики, а также укреплять отношения с традиционными союзниками, включая стремление улучшить отношения с Соединенными Штатами, хотя и скромно. В отличие от своего предшественника, Шахбаз Шариф, как ожидается, будет более активно работать с военным истеблишментом, который в значительной степени руководит обороной и внешней политикой страны и остается влиятельным во внутренней политике. Отношения Пакистана с Китаем могут, тем не менее,  укрепиться, поскольку региональное правительство Шахбаза Шарифа и бывшее национальное правительство Наваза Шарифа сыграли важную роль в проектах инициативы Китая «Пояс и путь» в стране. Провинциальное правительство Шахбаза Шарифа подписало множество проектов развития инициативы «Пояс и путь», когда он был региональным лидером в Пенджабе, а Пакистан вступил в стратегическую сделку по Китайско-пакистанскому экономическому коридору во время правительства Наваза Шарифа.  Пекин, вероятно, будет заинтересован в сохранении стратегических отношений с Исламабадом, хотя вопросы безопасности (включая террористическую угрозу китайским проектам и рабочим) могут повлиять на экономические аспекты партнерства. Отношения Пакистана с Саудовской Аравией также, вероятно, останутся сильными, поскольку семья Шариф имеет тесные отношения со этим государством Персидского залива и своим стратегическим союзником, который остается важным партнером в области экономического и военного развития для Пакистана. Братья Шариф пользовались защитой в Саудовской Аравии, куда они были сосланы после военного переворота 1999 года в Пакистане, и до сих пор поддерживают тесные отношения с саудовской королевской семьей. Уровень этих отношений сейчас достаточно высок, и саудовцы финансируют ряд  оборонных программ Пакистана, в том числе и ядерные. В обмен саудовские студенты проходят обучение и стажировку в ядерном центре в Пакистане Идет обмен и развединформацией, особенно по афганскому досье и Ирану. При этом именно при Хане эти отношения с Эр-Риядом сначала были максимально осложнены, и Эр-Рияд даже потребовал досрочно погасить ранее выданный кредит. Но после переговоров на уровне военных и органов безопасности двусторонние отношения восстановились. Отметим в этой связи, что многое на этом треке будет зависеть от позиции Исламабада по иранскому вопросу, а именно от мер военных по недопущению выезда пакистанских шиитов на войну в Йемен, что очень настойчиво требуют в КСА

Наконец, правительство Шарифа, скорее всего, будет стремиться улучшить отношения с США, которые в последнее время ухудшились из-за утверждений Хана о том, что Вашингтон хочет отстранить его от должности. Снова поправим американских экспертов – отношения с Пакистаном осложнились у США уже давно и было это связано с кардинальной разницей их точек зрения на афганское досье. И началось это не при Байдене и Хане, а фактически с самого начала пребывания американских войск в Афганистане. В данном случае соответствующая риторика Хана – это лишь учет общего настроения на эту тему пакистанского общества, и общий характер разногласий между Исламабадом и Вашингтоном по афганскому досье носит принципиальный характер и не зависит от личности премьера.   Американские эксперты отмечают, что   поскольку следующие всеобщие выборы в Пакистане состоятся в августе 2023 года, у нового правительства, вероятно, не будет достаточно времени, чтобы справиться как с внутренними экономическими, так и с политическими приоритетами, что может ограничить его переориентацию на Соединенные Штаты. Некоторая форма сближения с Индией также возможна при Шахбазе Шарифе, о чем свидетельствуют недавние заявления пакистанских военных о диалоге с Индией для решения проблемы Кашмира. 2 апреля начальник штаба армии Пакистана заявил, что все споры с Индией должны решаться дипломатическим путем. Турция, Китай и Индия были одними из первых стран, которые поздравили нового премьер-министра Пакистана. Однако спор о Кашмире будет продолжать порождать перманентную двустороннюю напряженность, как и растущая дискриминация и насилие в отношении мусульман в Индии. ​​

52.39MB | MySQL:103 | 0,491sec