Что стоит за инициативой президента и высшего армейского руководства по объединению алжирцев

Столкнувшись с беспрецедентным ухудшением жизненного уровня собственного населения, алжирское руководство пытается работать на «опережение» и не допустить его масштабных волнений.

Так, в мае президент АНДР Абдельмаджид Теббун выступил с идеей «национального объединения протянутая рука», которая должна гарантировать социальную стабильность в стране и не допустить ее потрясений и свержения правящего здесь режима.

Важно, что с дальнейшими разъяснениями на эту тему выступил сам глава «военной партии», начальник штаба Национальной народной армии (ННА) генерал-лейтенант Саид Шангриха, призвавший граждан страны последовать этой инициативе в условиях запущенного, по его словам, за рубежом нового передела мира.

С подобным заявлением он выступил 22 мая в Оране на встрече с руководителями и личным составом 2-го военного округа во время своей рабочей поездки в этот регион. Показательно, что его речь осознанно транслировалась Министерством обороны АНДР.

При этом он подчеркнул, что «полностью убежден в жизнеспособности президентской инициативы», призвав «дорогих детей Отечества укрепить национальное единство и внутренний фронт», «решительно присоединившись к этой благородной инициативе, основанной на ценностях нашей нации. Укрепление нового Алжира — коллективная ответственность, создание которого должно осуществляться при участии всех его детей, лояльных и преданных непоколебимой нации и нашей славной революции, полностью соответствующей устремлениям нашей молодежи к светлому будущему».

«Единство и сплоченность народа являются секретом силы Алжира и его успеха в противодействии его врагам, работающим день и ночь, чтобы подорвать наше единство, используя всевозможные способы распространять раздор и ненависть в народе с помощью пропаганды, дезинформации и слухов. Конечная цель этого – смута и дестабилизация нашей страны», -завил генерал.

В этой связи Шангриха подчеркнул: «эти раскрытые во всеуслышание уловки с враждебными заговорами и действиями призывают всех нас видеть истинные цели наших врагов и решительно противодействовать им, чему противодействует эта инициатива, «бесспорно доказывающая искреннюю политическую волю высших властей страны к объединению национальных сил в международном контексте.

Важно – чтобы начавшийся новый передел мира не происходил без нас и в ущерб нашим жизненно важным интересам, чтобы мы не удовлетворялись пассивным присоединением к новой карте мира с ее экономическими и культурными моделями».

Соответственно, новые национальные, региональные и международные условия требуют дополнительного укрепления национального единства и внутреннего фронта.

Особо укажем, что, по сути, это выступление от имени всей алжирской армии, высшие представители которой во многом определяют процесс принятия решений в АНДР.

Далее источники, близкие к Шангрихе, разъяснили, что заявления его и Теббуна фактически служат «Протянутой рукой оставшимся на берегу», то есть неопределившимся или «вменяемой» оппозиции, за исключением тех, «кто пересек красные линии». И резонный вопрос – насколько это относится к протестному движению «Хирак», выступающему против действующего политического режима в стране.

Что касается попытки официального воплощения поддержанной Шангрихой президентской инициативы в жизнь, то отчасти это будет зависит от ее наполнения, которое до сих пор остается неизвестным, а значит, и степени поддержки гражданами. Как ожидается, его обнародуют после проведения встречи лидеров политических партий с главой государства в ближайшие недели в преддверии 60-летия Дня независимости Алжира.

Между тем, уже сейчас алжирские политологи спорят относительно этого – одни уверяют, что приведет это к «закрытию или ограничению свобод», тогда как, напротив, сторонники правящего режима полагают, что Теббун объявит их максимальное расширение, что позволит укрепить конституционную основу защиты основных прав.

Отметим, что особенно важна сделанная Шангрихой привязка к национальному, региональному и международному контексту, особенно к последнему. И заметим, что с такими обращениями в мире вообще и в Алжире в частности в момент стабильности явно не выступают. Напротив, это обычно бывает при самых сложных периодах истории.

Действительно, сейчас страна сталкивается с рядом проблем – политических и социально-экономических, связанных с безопасностью.

По сути, практически по всему периметру границ этой страны уже заложены «бомбы». От Туниса, ставшего с конца 2011 года нестабильной страной, до Марокко, с которым Алжир сам целенаправленно вступил в конфронтацию, «разморозив» в ноябре 2020 года западно-сахарский конфликт, и до раздираемой гражданской войной Ливии, и Мали с Нигером. Причем последние демонстрируют хроническую нестабильность: там усиливаются джихадисты, в том числе из филиала запрещенного в России «Исламского государства в Великой Сахаре» (IS-GS).

Заметим, что генерал-лейтенант Шангриха основывает свои аргументы на необходимости «укрепления основ нового Алжира», наглядно показывая, что данная миссия не является прерогативой только президента АНДР, а делая это «коллективной алжирской ответственностью».

Заметим, что для Алжира сигналы из высшего армейского руководства являются своего рода «маяком». Причем заявления о «силах ненависти, ожидающих лишь сигнала извне начать его дестабилизацию», ранее регулярно делал предшественник Шангрихи Ахмед Гаид Салах, и теперь делает то же самое его преемник.

Однако это не «дежурное» заявление. И международный контекст в речи Шангрихи также не просто очередное проявление попытки информационной мобилизации алжирцев, и стремление выставить несогласных «предателями» и агентами иностранных спецслужб, работающих на развал АНДР, но и проявление реальной обеспокоенности относительно международных событий. Особенно последствий конфликта на Украине, в первую очередь значительно обострившего проблему продовольственной безопасности и потрясшего мировые рынки зерна, поскольку Москва и Киев являются крупнейшими мировыми экспортерами этих продуктов питания.

Причем, по мнению видного алжирского агроэкономиста Али Дауди, нынешний геополитический контекст показывает, что «продовольственное оружие представляет собой угрозу со стороны ведущих мировых держав, прекрасно понимающих, что суверенитет сельского хозяйства становится атрибутом, который необходимо контролировать».

Однако напомним, что до недавнего времени новый начальник штаба алжирских вооруженных сил предпочитал находиться «в президентской тени», соблюдая международные правила политической игры в демократию, и не выпячивая реальное влияние военных на процесс принятия решений.

Но теперь Шангриха, открыто призывающий алжирцев «объединиться», то есть поддержать власть и не выступать против нее, откровенно демонстрирует ту роль, которую в АНДР играет армия.

Причем это также своего рода ответ тем зарубежным эмиссарам, в последние месяцы и недели пытавшихся изменить лояльное отношение Алжира к Китаю и особенно России, намекавших на ожидающие его последствия в случае несогласия с коллективным Западом.

В любом случае, в переводе на русский язык инициативы Теббуна и поддержавшего его Шангрихи готовят алжирскую нацию в преддверии ожидающих ее сложных испытаний в поединке с врагами – внешних и их внутренних поборников. И «отцовский» тон, продемонстрированный Шангрихой в данном обращении («дорогие дети Родины») – демонстрирует, что армия без каких-либо колебаний будет бороться против них.

Соответственно, возникает вопрос относительно судьбы не желающих присоединиться к этой инициативе в Алжире. Откровенный намек военных относительно перейденных ими «красных линий» не оставляет сомнений – их будут воспринимать как боевого противника со всеми вытекающими из этого последствиями.

Заметим, что подобная информационная активность Теббуна и Шангрихи наблюдается не в последнюю очередь в связи на фоне попыток алжирских профсоюзов подготовить массовые акции протеста в связи с заметным ухудшением жизненного уровня населения страны.

В связи с этим возникает вопрос относительно того, насколько инициатива Теббуна – Шангрихи будет воспринята алжирским обществом, в недрах которого уже фактически вызрел конфликт с властью из-за ухудшения условий его жизни.

Между тем, сейчас, когда после Рамадана цены в Алжире традиционно «отскакивают», это не лучшее время для активных оппозиционных выступлений. Впрочем, как известно, к концу лета они всякий раз начинают расти, и ждать этого недолго. Тем более, что в условиях продолжения украинского кризиса сама международная конъюнктура будет работать на дальнейшее повышение стоимости продовольствия во всем мире.

Кроме того, это совпадет по времени с усилением водного кризиса, когда население будет заметно недополучать необходимые ему объемы «голубого золота», как называют в этой стране воду.

Во всяком случае, как представляется, предполагаемые в связи с этим консультации с лидерами политических партий, абсолютное большинство лидеров которых получают содержание в офисе президента, а то и из «кармана» спецслужб, неспособны серьезно повлиять на возможность массовых акций протеста в Алжире.

Как всегда, в этой стране абсолютное число протестующих не принадлежит официально ни к каким политическим объединениям и не имеет «кумиров». Объединяет же их растущее несогласие с ухудшением своего жизненного уровня. И единственной возможностью исключить в будущем их выход на улицы, как они заявляют в соцсетях и на форумах, это приближение по своему уровню жизни власть имущих к своему народу, то есть к ним, простым гражданам. По мнению рядовых алжирцев, для этого правящие ими должны реально отказаться от сотен объектов элитной недвижимости во Франции, Швейцарии, ОАЭ и Катаре, и жить на свои официально декларируемые доходы. А пока этого нет, появление подобных инициатив воспринимается массой алжирцев как уловка «сохранить обманом власть».

Таким образом, недвусмысленные угрожающие намеки Шангрихи могут отпугнуть от выхода на улицу небольшую их часть, но вряд ли это способно остановить всю массу. Для этого алжирским властям следует на практике, а не на словах увеличить их благосостояние, чего пока явно не предвидится.

И это не просто стремление продемонстрировать единство в столь непростое время военного и гражданского управления и независимость его представителей в принятии политических решений.

Заметим, что обычно за подобными информационными «выходами» армейского руководства в АНДР следовали весьма громкие события, в том числе связанные с серьезными изменениями в самом правящем режиме страны. И вполне возможно, что так будет и на этот раз, хотя нельзя исключать, что алжирские генералы могут пойти дальше – на очень «громкие» действия по периметру своих границ. И ожидать этого недолго – судя по всему, если не произойдет ничего экстренного, речь идет о ближайших месяцах, если не неделях.

62.35MB | MySQL:103 | 0,751sec